В России скептически относятся к «нефтяным вотчинам» Беларуси

11-12 марта Венесуэлу посетит первый вице-премьер Владимир Семашко, который возглавляет совместную комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству. Обсуждаться, по всей видимости, будут не только вопросы реализации проектов по созданию сборочных производств белорусской техники, но и нефтяные дела.

По мнению генерального директора аналитического агентства «ИнфоТЭК-Терминал» (Москва) Рустама Танкаева, вариант с поставками нефти танкерами из Венесуэлы вряд ли будет реализован из-за своей убыточности. «В этом случае нефть, которая поступит на белорусские нефтеперерабатывающие заводы, будет стоить примерно в два раза дороже российской», — рассказал эксперт «Белорусским новостям». При этом он считает, что для белорусских НПЗ венесуэльская нефть была бы пригодной, поскольку она по качеству примерно соответствует российской нефти марки Urals.

«Но стоимость фрахта на несколько тысяч километров будет просто космической. Большой танкер, который обеспечит более-менее приемлемые финансовые показатели, разгрузить будет негде», — отметил Танкаев. По его словам, ближайшим портом, куда можно было бы поставлять нефть, является литовский Бутинге. «Но этот порт может принять танкеры на 60-70 тысяч, максимум до 100 тысяч тонн. Но все равно нужны будут 300-тысячные и супертанкеры, и где-то разливать поступившую нефть, а это, опять же, все очень дорого. Каждая операция в отдельности стоит больших денег, а в сумме получается экономически невыгодно», — резюмировал аналитик.

К слову, ранее представители концерна «Белнефтехим» заявляли, что все технические возможности для поставок нефти на новополоцкий «Нафтан» через литовский порт Бутинге у Беларуси имеются. Правда, такой вариант альтернативной поставки энергоресурсов может рассматриваться только при условии экономической целесообразности.

Напомним, Беларусь занимается нефтедобычей в Венесуэле с декабря 2007 года, когда было создано белорусско-венесуэльское совместное предприятие «Петролера БелоВенесолана». Предполагалось, что оно ежегодно будет добывать 1 млн. тонн нефти и продавать ее на мировом рынке, а на полученные от продажи средства закупать для Беларуси российскую нефть.

Однако на заявленные объемы СП пока не вышло. В сутки оно добывает 14 тыс. баррелей нефти (около 1800 тонн), что в год составляет лишь около 700 тысяч тонн. Однако уже в ближайшее время, по словам венесуэльского посла, совместное предприятие сможет увеличить добычу нефти в два раза — до 26 тыс. баррелей в сутки. Для этого Венесуэла уже утвердила выделение белоруско-венесуэльскому СП пяти новых месторождений. А через несколько лет, по прогнозам дипломата, объем добычи может быть увеличен и вовсе в 10 раз, то есть от 7,3 до 9,8 млн. тонн в год. Правда, для такого значительного увеличения объемов добычи нефти потребуется выделение новых месторождений и увеличение количества технологий, оборудования, то есть вложения со стороны Беларуси дополнительных средств.

К слову, во сколько правительству обходится проект по добыче нефти в Венесуэле и начал ли он приносить отдачу, не афишируется. Например, за право участвовать в качестве партнера в совместном предприятии Беларуси необходимо платить взносы. Их суммы также не называются. Неизвестен и доход, который Беларусь получает от продажи добытой в Венесуэле нефти на мировом рынке.

По мнению Рустама Танкаева, сама по себе добыча нефти в Венесуэле с ее последующей продажей на мировом рынке — дело выгодное: «Там активно работают и все крупные российские нефтяные компании («Роснефть», «Лукойл», ТНК-ВР), только в куда больших масштабах. Однако себестоимость добычи нефти там достаточно высокая, в том числе из-за высоких налогов и зарплат рабочих, занятых на нефтедобыче». Эксперт отметил, что условия работы для иностранных компаний в Венесуэле для всех разные, «но думаю, что у Беларуси режим один из самых благоприятных».

Куда меньшими темпами развивается проект по добыче нефти в Иране. Контракт, согласно которому Беларусь может добывать нефть на иранском месторождении Джофеир, две страны подписали в 2008 году, но пока там идет только опытная добыча нефти. В перспективе предполагается, что ежедневная добыча составит около 50 тыс. баррелей нефти, то есть около 2,5 млн. тонн в год.

Как заявил в конце января Владимир Семашко на встрече с главой Администрации президента Ирана, для Беларуси чрезвычайно актуальна тема добычи нефти и ее реализации на мировых рынках. По его словам, этот проект начнет давать отдачу через 1,5-2 года.

Что касается шансов получить беспошлинную российскую нефть сверх установленных объемов (6,3 млн. тонн), то их, судя по всему, у Беларуси немного. В минувшую пятницу на заседании Комиссии Таможенного союза российская сторона в очередной раз дала понять белорусской делегации во главе с вице-премьером Андреем Кобяковым, что не намерена отменять экспортную пошлину на нефть и нефтепродукты и после 1 июля, когда полноценно заработает Таможенный союз трех стран.

При этом Россия намерена жестко контролировать поставки в Беларусь беспошлинной нефти. В конце февраля таможенные ведомства двух стран подписали соглашение, согласно которому белорусская сторона обязуется ежемесячно информировать Федеральную таможенную службу России об объемах экспорта нефти с территории Беларуси в третьи страны. Насколько известно, на этом настояла российская сторона, опасаясь того, что Беларусь начнет перепродавать беспошлинную нефть, предназначенную для внутренних нужд либо для давальческой переработки, на экспорт, как это было ранее.
15:29 05/03/2010




Loading...


загружаются комментарии