Битва за лён разворачивается по всей стране

В Беларуси разворачивается  очередная сельскохозяйственная кампания. На этот раз аграриев мобилизуют на борьбу за лён. Агроном и «политик от жизни» Георгий Руцкий опасается: «Будет как всегда:  много трескотни. И все утонет в общем колхозе».

Брестская областная газета «Заря» за 13 марта статьей «Вернуть былую славу» откликнулась на оршанское «озарение» белорусского главы государства:  надо развивать лён!

На областном совещании по этому поводу брестские «вертикальщики» хором поддержали президента: конечно же, быть льну на Беларуси! Согласны были все – от председателя облисполкома  Константина Сумара и его заместителя Якова Буховецкого до председателей райисполкомов.

В частности, «Яков  Адамович Буховецкий абсолютно не согласился… с участниками совещания, что его производство очень трудоемкое и малоприбыльное». Мол, одни предприятия и вправду вырастили лен по 4 центнера с гектара и не лучшего качества, зато кто-то показал и качество, и количество – в два, два с половиной раза больше.

«На республиканском совещании [в Орше] к Брестской области не было серьезных претензий», - заметил с облегчением Константин Андреевич Сумар. Даже при том, что «из пяти льнозаводов осталось только три – в Пружанах, Ляховичах и Ивацевичах». И только Пружанский обеспечивает своим работникам зарплату в миллион белорусских рублей. Видимо, в других областях дела обстоят хуже.

Агроном по образованию Георгий Руцкий, бывший руководитель семенной службы Брестского района, социал-демократ, уволенный за отказ заниматься политической деятельностью, важность возрождения белорусской культуры возделывания льна не отрицает. Если только кампания не превратится в привычную «кампанейщину».
– А почему бы и  нет? Ледовых дворцов уже настроили, есть куда приткнуться желающим поездить на коньках и с клюшкой. Настала очередь льна.

Эту идею оппозиция  и раньше озвучивала: стоит заниматься своим. Но лён – это трудоёмкая, хлопотная культура. Вот в Польше похожие нашими климатические условия, но я не слышал, чтобы они льном увлекались. И стоит задуматься, почему. Ведь там хозяйства – частные. А частник сто раз наперед посчитает, прежде чем начнет делать. Посчитает и риски, и выгоды, и потенциал, и перспективу, и негативный форс-мажор. Значит, не уверены в целесообразности – раз не увлеклись.

Плюсы льна очевидные. Волокно, как и хлопковое, натуральное, недорогое. Да еще льняное масло с очень хорошими потребительскими и даже лечебными свойствами. Но сорта… Чуть не то семя взял – и прогорел. Нужны новые сорта, нужна целая система селекции. И работы со льном много: трепать, сушить… Дажынки ранние не получаются. Недаром по-белорусски «кастрычнік» – это еще только кастра, кастрица со льна убирается после первичной просушки. Освобождают волокна внутри стебля. А задождит – мигом погниет, с кастрой или без.

Но главный вопрос сейчас не в этом. Проблема – не с того начинают. Будет, как всегда, много трескотни. В итоге все утонет во всеобщем «колхозе». Нужна частная собственность и частная ответственность, она работает принципиально по-другому, она эффективна. А роль государства в том, чтобы через финансовые рычаги заинтересовать человека в работе на своей земле.

Вот был я в Польше в последнее лето. У фермера, который меня принимал, – яблоневый сад. Лето было… ну, никак не засушливым. А а он тем не менее яблони поливает. Я спрашиваю: 
– Зачем?
– Так ты, отвечает, бялорусин? – как будто сам не знает.
– Агроном?  Знаю, говорит, у вас не поливают сады ваши колхозники. Потому что отстали вы от нас на 25 лет. Потом помолчал, отхлебнул пивка и добавил: «Нет, не на двадцать пять лет, навсегда».
10:26 20/03/2010




Loading...


загружаются комментарии