KPMG будет искать для Беларуси инвестиции

Государственный комитет по имуществу и аудиторская компания KPMG, входящая в сеть KPMG International, заключили договор о представлении интересов Беларуси по вопросам привлечения инвестиций. О перспективах его реализации и путях развития белорусской приватизации в интервью «ЭГ» рассказал управляющий партнер KPMG в Беларуси Александр ШКОДИН.

— Александр Николаевич, в чем будет заключаться роль вашей компании в новом статусе?
— Эта роль определена как привлечение инвесторов для реализации инвестиционных проектов в интересах Беларуси, а также сопровождение таких проектов при их подготовке и реализации, включая оказание инвесторам консалтинговых, юридических и маркетинговых услуг, услуг по разработке документов, необходимых для реализации этих проектов. С другой стороны, в нашу задачу входит помощь правительству в проведении процесса приватизации предприятий, включенных в список, их дальнейшем развитии.
Опыт KPMG в мире позволяет привести инвесторов, помочь им оценить планы и стратегии приватизируемых предприятий, организовать их предпродажную подготовку. Важно суметь заинтересовать потенциальных покупателей, помочь сторонам найти взаимовыгодные условия сделки. В конечном итоге выиграют не только продавец и покупатель, но и само предприятие — у него должны появиться новые перспективы и стимулы развития.
Формально роль инвестиционного агента ограничена рамками договора. Это нестандартный для мировой практики механизм, и нюансы его работы пока недостаточно ясны. Мы видим роль консультанта «на стороне» государства в подготовке объекта приватизации, выработке стратегии его развития, формировании пакета документов, необходимых для представления потенциальным инвесторам, маркетинг, а также консультационное сопровождение сделки «на стороне» государства. Сложность в том, что установленный законодательством формат инвестагента подразумевает работу вроде бы от имени правительства, но при этом «на стороне» и за счет инвесторов. Такой формат несет в себе скрытый конфликт интересов. Но мы намерены работать в этом направлении, тщательно соблюдая при этом стандарты независимости.
— Может ли такой формат отразиться на результатах работы?
— Да, определенные сложности возможны. В мировой практике не известны случаи, когда консультант, выступающий на стороне продавца, выполняет свои функции за счет покупателя. Обычно оказание помощи последнему подразумевает и соблюдение, в первую очередь, его интересов.
Но пока белорусское «ноу-хау» не прошло проверку практикой, нам остается строго придерживаться стандартов аудита, предписывающих в любом случае соблюдать принцип независимости при принятии любых решений. Возможно, институт инвестагента оправдан, если речь идет об участии в продаже объектов, пользующихся активным спросом у инвесторов. Конкуренция между ними позволила бы формировать более выгодные цены. К сожалению, в отношении отобранных пяти предприятий подобного ажиотажа ждать не приходится. Будем надеяться, что на примере данных объектов выработается практика взаимодействия инвестагентов, государства и потенциальных покупателей.
— Какие ресурсы готова задействовать ваша компания для реализации договора?
— Все — как белорусского офиса, так и международной сети KPMG. Опыт специалистов ее зарубежных офисов, их помощь и консультации здесь очень ценны. Впрочем, в каждой из стран был свой путь приватизации, свои достижения и промахи. У Беларуси сегодня есть уникальная возможность выбирать из всего этого наиболее приемлемые варианты, учиться на чужих ошибках. Правда, одно из основных отличий в том, что мы пытаемся решить задачу не массовой, а точечной приватизации. Эта стратегия уже определена и неоднократно подтверждалось намерение государства ее придерживаться. Поэтому работа по каждому конкретному предприятию будет достаточно индивидуальна. Но мы надеемся, что по мере реализации отдельных проектов появится «вкус» к приватизации у нас, а интерес инвесторов будет расти.
— Что же их так заинтересует?
— Ну, хотя бы тот факт, что в республике есть успешные проекты, существует сама возможность покупки предприятий. Квалифицированная рабочая сила и отработанные производственные цепочки позволяют достичь высокой эффективности компаний. Вообще, интерес вызывает любой развивающийся рынок — как новый горизонт деятельности, как перспективный рынок.
— Устроят ли инвесторов предлагаемые в нашей стране условия: заплатить побольше, обеспечить приватизированному предприятию финансирование, помощь в снабжении и сбыте?
— В той или иной мере такие требования существуют во многих странах. Но в каждом конкретном случае окончательные условия вырабатываются в процессе переговоров. Важно понимать однако, что любое дополнительное условие повлияет на цену, которую покупатель будет готов заплатить, обеспечивая требуемую отдачу от инвестиций. И если из-за дополнительных условий сумма окажется ниже установленной государством минимальной цены продажи, интерес инвесторов к объекту резко падает.
Важно, что в Беларуси открываются двери для инвесторов. Но, конечно, им есть о чем подумать. Так или иначе условия будут согласованы. Но есть и другие факторы, сдерживающие приватизацию. Так, зачастую чиновники не готовы принимать окончательные решения самостоятельно, стремясь передать их «наверх». Это затягивает процесс и отпугивает зарубежный капитал.
— Но взамен мы предлагаем ему налоговые, таможенные и иные льготы — в индивидуальном порядке...
— Такой индивидуальный подход имеет свои достоинства и недостатки. Однако для некоторых вариант получения эксклюзивных преимуществ выглядит весьма привлекательно. Но для крупных корпораций, привыкших к предсказуемым и прозрачным условиям ведения бизнеса, нормы нашего налогового законодательства, допускающие индивидуальные преференции, скорее, минус.
Но определенные льготы должны быть. Ведь требования кредитования инвестируемого предприятия, сохранения рабочих мест, поддержания социальной сферы увеличивают расходы инвестора. И если сумма таких затрат окажется неприемлемой, сделка не состоится. С другой стороны, льготы могут компенсировать дополнительные затраты и сделать проект в целом окупаемым.
— В 2008 г. много говорилось о привлечении инвестиций в новых формах, IPO. Всему этому помешал кризис. Теперь обстановка в мире, кажется, стабилизируется. Повлияет ли это на ситуацию в РБ?
— Ситуация в мировой экономике еще достаточно сложная. К тому же мировой рынок сегодня — это рынок инвесторов. Их аппетиты в период рецессии существенно поубавились, а отношение к объектам инвестиций стало еще более придирчивым. В настоящее время наблюдается заметная диверсификация вложения капитала как по отраслям и инструментам, так и по географическому признаку. Не исключено, что страны с неизвестными пока инвестиционными возможностями имеют хорошие шансы на интерес. Кроме того, время, когда инвесторы скупали все подряд, прошло. Кризис стимулировал избавление от убыточных и непрофильных активов, консолидацию отраслей. Большинство слияний и поглощений сейчас направлено именно на это. Пока Беларусь практически не участвует в этих процессах, и это серьезно сказывается на инвестиционном климате страны. Но не ограничивает наши возможности — надо только приложить определенные усилия.
— ... И тут одну из главных ролей играют оценка приватизируемого объекта и предоставление информации о нем. Судя по исследованиям международных организаций, здесь у нас тоже не обходится без проблем. Тем временем в мире ужесточаются требования к стандартам финансовой отчетности, оценки и аудита. Готова ли Беларусь ответить на этот вызов?
— Как показывает опыт, любой крупный проект приватизации в стране проходит с участием авторитетных мировых консультационных компаний. Именно они проводят независимую оценку объектов, признаваемую международными игроками.
К сожалению, оценка, проведенная белорусскими специалистами в соответствии с отечественным законодательством, для зарубежных инвесторов не авторитетна.
С другой стороны, государство, как продавец, хочет знать реальную стоимость объекта и получить за него максимальную сумму. И те, и другие оценки — лишь предварительные ориентиры, обозначающие стартовые позиции сторон. Окончательная сумма сделки — результат компромисса, торга. Оценщики исходят из наиболее вероятных предположений о будущем компании, перспективах ее развития и доходности. Здесь возможны различные сценарии, разное видение будущего. Поэтому оценки одного и того же объекта могут различаться в несколько раз. Не слишком прозрачная и плохо отработанная система планирования негативно влияет на результат оценки. К тому же на перспективы развития компаний влияет множество факторов. Любые нынешние преимущества могут исчезнуть, изменив положение компании. А иногда существенно ее обесценив.
— Пока инвесторам чаще предлагаются предприятия в довольно сложном финансовом положении. Но, перейдя в частные руки, они зачастую лучше не становятся. Выгодна ли нам такая приватизация?
— Любой собственник не захочет продавать предприятие, которое хорошо работает. Но если оно не приносит дохода, а ресурсов для его поддержки нет или их нецелесообразно тратить, то от такого объекта хочется избавиться. Однако государству приходится учитывать целый комплекс вопросов — занятости, развития регионов, сбора налогов. Все это существенно усложняет принятие решения.
— Можно добавить, что некогда в такие предприятия были вложены значительные госсредства. Но в некоторых случаях их продают инвесторам по номинальной стоимости. Не теряем ли мы народное достояние за бесценок?
— Придется примириться с тем, что такие вложения в ряде случаев были напрасными. Это еще раз подтверждает, что государство не может гарантировать эффективность управления собственностью. И если кто-то берется вывести подобные компании из прорыва, да еще что-то при этом заплатит, было бы нелепо держаться за такие объекты. С другой стороны, и частный инвестор должен реально оценить свои силы, просчитать окупаемость вложений. Если он способен восстановить и развивать производство, сохранить рабочие места и создать новые, то вправе рассчитывать на помощь государства. А доходность инвестиций может определяться не только дивидендами, но и ростом стоимости акций, выгодой от включения предприятия в производственные цепочки покупателя.
При этом важно оценить перспективы конкретного рынка. Если у компании и ее продукции есть там шанс, то и предприятие может быть привлекательным объектом инвестиций. Тогда стоит поработать над его предпродажной подготовкой. Именно здесь важна роль инвестиционного консультанта, который может помочь в подготовке бизнес-плана, провести прединвестиционное исследование объекта на стороне продавца (т.н. sell side due diligence), представить предприятие инвестору, организовать изучение объекта потенциальными инвесторами — тоже due diligence, но проводимый потенциальными инвесторами, и т.п.
В странах, где приватизация прошла, консультанты сыграли немаловажную роль. Думаю, что и в Беларуси их необходимость подтвердит время.
07:37 24/05/2010




Loading...


загружаются комментарии