Бочка преткновения

Таможенное братство Беларуси, Казахстана и России сразу споткнулось о нефтяной вопрос. Еще 27 января Беларусь и Россия подписали дополнения к заключенному еще в 2007 году Соглашению о расширении торгово-экономического сотрудничества в области экспорта нефти и нефтепродуктов. Подробности соглашения обнародованы так и не были, но известно, что российский вице-премьер Игорь Сечин таки принудил своего белорусского коллегу Владимира Семашко к выгодному Москве миру.

Беларусь лишалась нефти, которую раньше ввозила по льготной ставке пошлины, перерабатывала и продавала за рубеж. Россия согласилась на медленное – в течение нескольких лет – повышение ставок за транзит российской нефти. Но мир, который, казалось, разблокировал движение к введению единых норм и правил Таможенного союза на территории трех стран 1 июля 2010 года, продлился недолго.

Вскоре белорусы отправили в Москву на согласование новые проекты межправительственных соглашений, где предложили вернуться к старым схемам расчета пошлин, которые до 2001 года взимались на белорусской границе и пополам зачислялись в бюджеты обоих государств. Альтернативный вариант: российские нефтяные компании открывают «дочки» в Беларуси, те беспошлинно ввозят нефть из России, перерабатывают ее на белорусских предприятиях и уплачивают экспортную пошлину в российский бюджет. Остальные налоги они платят в Беларуси. Источник, близкий к администрации президента, поясняет, что у двух стран идеологические разногласия. В Москве считают, что нефтяные пошлины – это разновидность рентных платежей, а в Минске говорят, что энергоресурсы – обычный товар.

Российские федеральные министерства и ведомства выступили единым фронтом. Как следует из попавшей к Newsweek записки Минэнерго, отправленной в начале июня на имя Сечина, и Минфин, и Минэкономразвития, и само Минэнерго категорически против этих белорусских предложений. «Нефть, экспортируемая из Российской Федерации, поставляется в Республику Беларусь в объемах, существенно превышающих внутреннюю потребность», – считают в Минэнерго, и поэтому вывозные пошлины на большую часть поставляемой в Белоруссию нефти надо сохранить.

6,3 млн тонн нефти в год, которые нужны Беларуси, она может получать беспошлинно, остальное – как при экспорте в любую другую страну. Как регулярно заявляет Игорь Сечин, отмена пошлин на нефть для Беларуси возможна «только в рамках формирования Единого экономического пространства», а это следующий после Таможенного союза этап интеграции.

Еще в начале апреля, говорит сотрудник Минэнерго, Сечин получил приглашение посетить Минск и урегулировать имеющиеся разногласия. Но российский вице-премьер ехать отказался. Как утверждает чиновник, нежелание Сечина связано не только с упрямством белорусской стороны, но и с актами «технического варварства», которые с весны совершает Беларусь.

В январе белорусы начали внеплановый ремонт на линии электропередачи 750 кВ Смоленская АЭС – подстанция «Белорусская», через которую запитаны часть Беларуси, прибалтийские потребители российской электроэнергии и частично российский Калининград. Внеплановый ремонт продлится до 23 июля 2010 года. В марте и апреле белорусы несколько раз отключали другие линии электропередачи, идущие в западном направлении.

До тех пор пока Беларусь не нормализует схему подачи электроэнергии, никакие конструктивные переговоры не начнутся, уверен собеседник Newsweek. «Еще раз обращаю Ваше внимание на отсутствие решения проблемы, связанной с отключением линии электропередачи напряжением 750 кВ Смоленская АЭС – подстанция «Белорусская». Ожидаю от Вас конкретных шагов в указанном направлении», – пишет Игорь Сечин в одном из своих последних писем белорусскому вице-премьеру Семашко.
07:12 16/06/2010




Loading...


загружаются комментарии