Малый бизнес: Освободите нас от чиновничьего рэкета!

Вопрос коррупции как серьезной проблемы для бизнеса и экономики среди прочих был озвучен на пресс-конференции в Минском столичном союзе предпринимателей и работодателей (МССПиР). По данным прокуратуры, в прошлом году установленный ущерб по коррупционным преступлениям составил 53 млрд. рублей, а размер реального урона экономике в разы выше.

«То, что мы назвали проблему, не означает, что мы ее решили. Множество проблем касается непосредственно правоприменительной практики, – считает Владимир Карягин, председатель ОО «МССПиР», председатель президиума СЮЛ «РКП». – В соответствии с исследованиями Всемирного банка на первое место среди проблем предпринимателей вышли жалобы на необъективность судов, отодвинув другие насущные проблемы».

Проблемы возникают везде, где бизнес зависит от чиновника, и таких точек контакта пока еще слишком много, пишет «Обозреватель». В стране нет антимонопольного органа, который исследовал бы поведение участников рынка. Его отсутствие – питательная среда для коррупции.

Нарушена здоровая расстановка сил в бизнес-среде, нет равной удаленности предпринимателей от власти. Поэтому вопросы решаются в бане… Взятки увеличивают кредитные риски, отпугивают потенциальных инвесторов, лишают предпринимателей стремления к легальной экономической деятельности. «Примером может служить ситуация с автобизнесом, который составляет сегодня 26 процентов услуг частного сектора экономики, – рассказывает Владимир Карягин. – Мелкий бизнес громко говорит: «Освободите нас от чиновничьего рэкета».

Проблема законодательства снова всплывает в разрезе нечетких формулировок и размытых тезисов. Для чиновников «вектор политики» – вещь далеко не очевидная. Поэтому и появляются такие абсурдные ситуации, как та, которая сложилась с электронным декларированием налогов.

Изначально программа была разработана как раз с целью максимально сократить контакт чиновника с предпринимателем, а вылилось все в настоящую проблему. Дело в том, что предприниматель не может просто отправить декларацию по электронной почте. Он обязан использовать специальный программный продукт, ежемесячная оплата за который составляет около 300 тыс. рублей. Причем конкретная сумма зависит от региона. Например, в Могилевской области сотрудники налоговой даже дошли до требований дополнительной покупки бумаги – «чтобы распечатывать отчеты».

Особенно активен в Беларуси такой вид коррупционной деятельности, как «откаты». Заместитель начальника отдела по надзору за оперативно-розыскной деятельностью и расследованием дел о коррупции Управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Генпрокуратуры Александр Козлов сообщил, что размер «отката» колеблется в зависимости от степени риска чиновника. От определенного процента от сделки до фиксированной суммы – и может достигать нескольких сотен тысяч долларов. Такая система действует почти во всех сферах: при проведении тендеров, заключении договоров, получении кредита.

Также, по данным КГБ, МВД, прокуратуры, весьма распространены взятки для открытия бизнеса. Причем в итоге эти затраты ложатся на потребителей. «По законодательству включать взятки в бизнес-план нельзя, но практически так оно и происходит, – поясняет Александр Козлов. – Для предпринимателя это всего лишь дополнительные затраты, которые он включит в конечную стоимость, а таких проектов десятки. В итоге происходит порабощение национальной экономики».

«К сожалению, представители бизнеса обращаются в прокуратуру только тогда, когда не могут договориться между собой. Это единичные случаи, – обращает внимание Александр Козлов. – Сегодня правоохранительные органы способны обеспечить тайну и принять необходимые меры защиты. Тем не менее, подобные факты не носят массового характера. Хотя именно таким способом были выявлены не только отдельные факты коррупции, но и целые каналы. Во всех случаях были заведены уголовные дела и вынесены решения суда».

«Люди боятся, что правоохранительные органы все «спустят на тормозах», что-нибудь не докажется и сам предприниматель окажется крайним, – говорит начальник юридического отдела МССПиР Вадим Бородуля. – Единственное, что могут сделать союзы, – обратиться в прокуратуру, но здесь уже сам человек отказывается от этого из страха потерять бизнес».
08:51 08/07/2010




Loading...


загружаются комментарии