Поставили на место…

Лишь временной бывает безнаказанность.

Поставили на место…
Окончательное вступление Беларуси в Таможенный Союз ЕврАзЭс почти совпало с еще одним знаменательным фактом: первая нитка газопровода NordStream вышла на сушу в районе немецкого города Лубмин. Сомнительно, что данное событие в российско-европейских энергетических отношений как-то воодушевило белорусскую правящую элиту. Судя по публикациям в белорусской печати и сообщениям белорусских электронных СМИ, свое газовое будущее официальный Минск связывает со сланцевым газом из Польши. Видимо этим частично объясняется особая неприязнь, что питает белорусское руководство к российскому газовому концерну.
 
Учитывая, что в июне Минск не мог найти 200 млн. долларов для погашения задолжности за уже поставленный газ, что косвенно свидетельствует о том, что в республике нет никакого золотовалютного запаса, то переход на польский сланцевый газ (себестоимость добычи сланцевого газа в США составляет 210 долларов /тыс. куб.м) сейчас в самый раз.
 
5 июля, уже в ходе работы саммита в Астане, всегда отличающийся прямолинейностью И. Сечин, пообещал белорусам поставки газа по цене, включающей экспортную пошлину, что объективно верно, так как если Республика Беларусь является суверенной и независимой державой, как, к примеру, Польша или Литва, то и платить за импорт энергоносителей она должна, как Варшава и Вильнюс. В ином варианте все Декларации о независимости, о которых вспоминал на прошлой неделе академик А. Рубинов, не стоят бумаги, на которой они напечатаны. Так что без польского сланцевого газа Минску точно не обойтись…
 
Но до поставок с запада еще далеко и озвученная И. Сечиным перспектива упрочить белорусский суверенитет мировыми ценами на газ, возможно, оказалась последним толчком для вступления Беларуси в Таможенный Союз.
 
Была и другая причина послушного поведения А. Лукашенко в Астане. Создание Таможенного Союза подвело черту под процессом российско-белорусской экономической интеграцией. Вполне возможно, что официальный Минск все-таки учел, что экономическая основа Союзного государства – недостроенная российско-белорусская таможенная зона, должна раствориться в Таможенном Союзе. Никакой системы из двух таможенных зон создано не будет. В случае, если бы А. Лукашенко так и остался на озвученной В. Семашко «железобетонной» позиции: «РБ в ТС в обмен на беспошлинную нефть и нефтепродукты», то появление на российско-белорусской границе полноценной таможни было бы только вопросом времени.
 
Стоит отметить, что и в стадии ТС контроль на российско-белорусской границе сохранится, по меньшей мере, до 1 июля будущего 2011 г., так как во вновь созданном ТС имеются «изъятия». В данном случае – белорусские пошлина на импортные автомобили и российские экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты.
 
Между прочим, белорусские власти, скажем так, лукавили, заявляя о том, что в ТС не может быть «изъятий». В мире существует 15 таможенных зон и в большинстве из них «изъятия» имеют место. В частности, практически все таможенные зоны в Латинской Америке (Андское сообщество наций – 1969 г. , Центральноамериканский общий рынок – 1960 г., и т.д.) имеют обширные изъятия и даже отдельные таможенные режимы для своих членов.
 
До 5 июля у А. Лукашенко был реальный выбор: остаться вне интеграции на постсоветском пространстве с мировыми ценами на потребляемые энергоносителями и «затаможенным» для белорусских товаров российским рынком или войти в ТС на российских условиях и уже в рамках ТС пытаться прорваться к дешевым энергоносителям.
 
На самом деле у белорусского президента не было выбора. Стоит помнить, что за последнее десятилетие А. Лукашенко фактически сменил свою электоральную базу. Если раньше он опирался на аграрный сектор, пенсионеров, мало и среднеквалифицированный рабочий класс, то сейчас опора белорусского президента – выращенная им белорусская нефтегазовая олигархия, банкиры, силовики, высшая номенклатура, снова, как в конце 90-х и начале 2000 – х гг., тянущаяся к транзиту и таможне. Им нужны дешевая нефть и газ, российский рынок, транзит. Все это может дать только Россия и деваться А. Лукашенко от России некуда. Иначе его ждет судьба Гончара и Захаренко. Ведь непосредственные участники этих преступлений на свободе. Вдруг понадобятся?
 
Торг, которого не было…
 
Надежды белорусского истэблишмента, что все-таки удастся продавить позицию России и получать энергетические дотации, были безосновательны. Эпоха дотаций и преференций уходит буквально на глазах. Тем не менее, в Минске, во всех секторах экспертного сообществ и политического рынка постоянно, уже второе десятилетие по любому поводу твердят о каком – то «торге» между российским и белорусским руководством, что звучит, по меньшей мере, странно.
 
Минск в данном случае не одинок. Практически во всех странах постсоветского пространства местные СМИ периодически сообщают о том, что их руководство «вступило с Москвой в торг». Видимо само слово «торг» ласкает слух, так как торг все-таки подразумевает некоторое равенство сторон, обмен аргументами, уступки друг другу. Тот же А. Лукашенко в свое время пытался втянуть Россию в торг по поводу размещения в Центральной Европе элементов американской системы ПРО (до 2008 г.) и роли России в противодействии ПРО США. Планировался торг с Москвой в отношении признания независимости новых закавказских республик. Стремление продать России белорусский «входной билет» в Таможенный Союз путем обращений в Экономический Суд СНГ, создания нефтяных «мостов через Атлантику» в Венесуэлу, информационных кампаний («Россия – империя, не желающая оплачивать своих союзников», «Россия теряет Беларусь», и даже перенос баз НАТО к Смоленску) относится к разновидностям шантажа, имеющего своей целью вынудить России все-таки вступить в вожделенный торг с А. Лукашенко. Почему-то считается, что в торге белорусскому президенту нет равных…
 
Стоит напомнить, что основной участник Таможенного Союза – Россия, чей рынок составляет 90% рынка ТС. Торговаться с ней в таких условиях просто невозможно. Для сопоставления стоит напомнить, что экономика России больше экономик Молдавии, Киргизии, Таджикистана в 160 раз. Больше экономики Армении в 100 раз. Беларуси – в 40 раз. Откровенно говоря, вся Беларусь – это два средних российских дотационных региона (даже не шесть). На федеральный округ точно не тянет. В этом смысле лозунг белорусского агитпропа «Россия может потерять Беларусь» отличается неточностью, так как Россия теоретически вполне может позволить себе потерять Беларусь. В свое время Россия пережила «уход» Украины, а Киев для Москвы всегда значил на порядок больше, чем Минск. Но вот Беларусь не может себе позволить потерять Россию. Причем это правило является обязательным для любого, кто займет место главы государства в РБ.
 
Так что в Астане не было никакого торга. Были обиды, были плохо скрываемые косые взгляды, но подписать пришлось, как бы тяжело это не было…
 
А был ли мальчик?
 
Несмотря на то, что А. Лукашенко, вернувшись из Астаны, вопреки традиции не выступил с победной пресс-конференцией, власти республики постановили считать итоги саммита полным успехом белорусской стороны. В принципе, с такой трактовкой можно согласиться, так как несмотря на то, что официальный Минск так и не получил доступа к вожделенным беспошлинным нефти и газу, ситуация для Беларуси могла быть хуже на порядок. Так что, как говорится, из меньших зол… Если бы не некая загадка…
 
Дело в том, что каждый саммит порождает разночтения, сомнения и противоположные трактовки закончившихся событий. Саммит – не футбол и кто кому забил «победный гол» бывает понятно только по прошествии времени. В нашем случае роль такого «гола» должен был сыграть протокол, который был подписан в ходе завершения переговоров о создании Таможенного Союза. По версии вице-премьера белорусского правительства А. Кобякова, протокол дает возможность Беларуси получить доступ к беспошлинным российским нефти и нефтепродуктам с момента подписания и ратификации белорусской стороной всего пакета соглашений по созданию ЕЭП. Причем, данное решение вступает в силу даже в том случае, если другие партнеры еще ничего не подписали и не ратифицировали. Именно данную «уступку» в пользу Беларуси принято в Минске считать огромной исторической победой. Однако, если А. Кобяков ничего не напутал, то видимо придется переписывать определенные главы в учебнике международного права… Как-то странно, если многостороннее соглашение вступает в силу не одновременно в странах – подписантах, а частично и только в одной стране.
 
Беда в том, что за прошедшую с момента саммита неделю ни одно российское должностное лицо не подтвердило наличие вышеупомянутого протокола. И. Шувалов отметил, что будет подписан протокол о разногласиях и не более. В целом, никто в Москве даже не заикнулся о неких привилегиях, дарованных белорусам в рамках перехода к ЕЭП.
 
Между тем, цена вопроса – миллиарды долларов и есть реальная угроза, что в итоге сам факт ратификации будущих соглашений по ЕЭП может привести к новому двустороннему российско-белорусскому кризису, если не трехстороннему.
 
Видимо, белорусской стороне имеет смысл опубликовать протокол в открытой печати, чтобы как то снять возникающие вопросы...
 
Впереди ЕЭП
 
Единое экономическое пространство – третий этап политической интеграции, после которого можно создавать валютный союз. Это реальный общий рынок со свободным перемещением рабочей силы, услуг, товаров и капиталов. Единый рынок с согласованной макроэкономической политикой, валютной политикой и т.д. Именно в рамках ЕЭП будет положено начало реальной энергетической интеграции. Сердце ЕЭП, ее «мотор», естественно Россия. Именно Москва, как единственный на постсоветском пространстве субъект мировой экономики и мировой политики, будет кроить экономику своих партнеров по ТС по лекалам того формата ЕЭП, что отвечает задаче быстрой модернизации экономик стран ТС, перевода их на инновационные рельсы.
 
Стоит напомнить, что инновационная экономика может реально существовать, развиваться и в целом выполнять роль буксира, втягивая экономику в новый технологический уклад, только в рамках полноценной демократии. Это аксиома, которое приходится учитывать Москве. Отсюда и новое позиционирование Д.Медведева, отсюда бешеный рост его популярности у молодежи и среднего класса России.
 
Трудно понять, как в политико-экономическом «котле» ЕЭП должна сохраниться постсоветская государственная экономика Беларуси без коренной ломки ее структуры, а также основ политического режима. Ориентируясь на получение исключительно тактических сиюминутных преференций и дотаций, белорусские власти не желают видеть, что пакет соглашений по ЕЭП практически ликвидирует белорусскую экономическую модель, обеспечивает быструю либерализацию экономического климата республики, объективно начинает структурную перестройку белорусской экономики, запускает процесс приватизации и т.д.
 
Официальный Минск явно заигрался с призрачным мифом возрождения столь желанного для бюджета республики и банковских счетов новых белорусских олигархов нефтяного оффшора. Фактически Москва, используя 15 млн. тонн нефти в качестве приманки, сажает официальный Минск на крючок ЕЭП. Вырваться из лап ЕЭП А. Лукашенко будет практически невозможно.
 
Парадокс ситуации в том, что в создавшихся условиях, когда белорусская сторона заявляет о своем приоритете в подписании соглашений о ЕЭП, официальный Минск будет вынужден всемерно подталкивать и стимулировать подготовку пакета соглашений по ЕЭП и, несмотря на то, что исполнение данных соглашений несет исчезновение белорусской экономической модели, будет стремиться к его скорейшему подписанию, то есть к своей политической гибели.
 
Однако, судя по поведению белорусских властей, они настроены обмануть Москву и Астану и вести в ТС и ЕЭП ту же псевдоинтеграционную игру, что привела сначала к стагнации, а затем и к развалу Союзного Государства России и Беларуси. Но эта интрига откроется чуть позднее… примерно через полгода
 
Свержение А. Лукашенко?
 
А пока А. Лукашенко озаботился своим политическим будущим. Встречаясь 9 июля с еврокомиссаром Ш. Фюле, белорусский президент занялся политическим кокетством, подыгрывая Брюсселю: «И даже публично могу сказать, что, в отличие от многих государственных служащих, я не имею никаких надежд. Я прекрасно знаю: вы будете выжидать, не знаю только почему, вы будете смотреть, чем закончатся президентские выборы. Я пытаюсь понять Европейский союз, американцев, а сейчас уже и россиян в связи с этим. С одной стороны, это правильно, объективно: и вы, и другие хотят знать, с кем же имеют дело в перспективе, кто будет президентом в Беларуси».
 
Но ключевая фраза не в этой цитате, а в следующей: «Понятно ваше сотрудничество с Россией. Ваша зависимость примерно та же, что и у нас. Вы, конечно, посильнее и можете с Россией разговаривать спокойно в нужном ключе. А мы зажаты с двух сторон - вами и Россией, нам очень сложно. Но еще раз хочу подчеркнуть: мы на колени не станем». Белорусский президент опасается, что Москва договорится с Западом о его судьбе, что уже было сделано в апреле текущего года в отношении К. Бакиева. А. Лукашенко заранее обещает, прикрывшись белорусским суверенитетом, не сдаваться («на колени не станем»).
 
Трудно сказать, что так напугало белорусского президента - опасность ползучего «киргизского варианта» отстранения от власти, слухи о заговоре против него, что плетет коварная Москва, экономические проблемы, не имеющие решений, ответ Москвы на информационную войну, развязанную белорусскими СМИ?
 
Естественно, демонстрация по российским телеканалам разоблачительных фильмов о белорусском президенте предоставила обширное поле для комментариев и политических провокаций. Судя по косвенным данным, некоторые коллеги, профессионально владеющие пером, явно зомбируют А. Лукашенко кремлевско - лубянскими страшилками...
 
Интересно то, что и власть и оппозиция восприняли демонстрацию фильмов в качестве свидетельства того, что Москва приступила к процедуре снятия А. Лукашенко с должности. Данную версию активно пропагандируют те эксперты и политические лидеры, которые совсем недавно говорили о том, что Москва не имеет каких-либо рычагов влияния на политическую ситуацию в республике. Сейчас оказалось, что имеет и даже очень…
 
Во всех этих рассуждениях есть доля правды, но и только. Москва действительно перешла к формату более жестких отношений с официальным Минском. Фильм на НТВ, статьи в российских газетах должны были объяснить российскому политическому классу и российскому народу, воспитанному в почтении к интеграции с Беларусью, новую политику российского руководства в отношении Минска. Публикации и телевизионные выпуски были рассчитаны, прежде всего, на Россию и только во вторую очередь, на Беларусь в качестве ответа на крайне грязную антироссийскую кампанию, развязанную официальным Минском в белорусских СМИ в июне текущего года.
 
Но есть и другая сторона медали: жесткая и прагматичная политика Москвы по отношению к президенту Беларуси пока трудно увязать с возможным желанием Кремля прервать бесконечную череду президентских сроков А. Лукашенко. Однако именно это решение Кремля уже почудилось кое-кому в столице Беларуси. Между тем отстранить А. Лукашенко от власти может только белорусский политический класс… если не проворонит момент.
 
На самом деле Москва показала бессменному белорусскому президенту, что она о нем думает и кем его видит. Оказалось, что думает плохо и, видимо, разговаривать с ним больше не намерена. Не более… Хотя в условиях столь сильной зависимости экономики республики от России, это звучит настоящим приговором.
 
Кто-то в очередной раз напомнит, что «Москва финансировала и продолжает финансировать» режим А.Лукашенко. Действительно, Беларусь немало получает, получала и будет еще некоторое время до момента начала работы обходных трубопроводов получать определенные дотации и преференции. Но республика получала данную поддержку и до А. Лукашенко – при С. Шушкевиче, В. Кебиче. Эти ресурсы и деньги принадлежат Беларуси и ее народу. Другое дело, что А. Лукашенко эти ресурсы монополизировал и распоряжается ими как своими... Ну, так надо забрать эти деньги у него, перераспределить. Но это не вопрос Москвы. Белорусы должны сами навести порядок у себя в доме. Иначе привычка бесконечно пенять на соседей рано или поздно развалит национальное государство белорусского народа.
 
Беда в том, что пока белорусы сподобятся сами что-то предпринять, ресурсы, что получала республика в силу своего географического положения, окончательно исчезнут. Политика белорусского президента этому очень способствует.
 
В Астане, уже после демонстрации фильмов, А. Лукашенко просто поставили на место, которое он заслуживает… Место, прямо скажем, незавидное. Во всяком случае, белорусскому президенту очень не нравится… Но что поделать, если белорусский политический класс до сих пор так и не нашел замены человеку, которого Москва, вслед за Западом, публично на весь мир объявляет ответственным за политические убийства. За белорусов никто эту проблему не решит…
 
 
politoboz.com 
14:37 13/07/2010




Loading...


загружаются комментарии