В Гомеле по ошибке продали госпредприятие

О труднообъяснимом казусе — ошибочной продаже с аукциона практически всего гомельского предприятия ОАО "КТЭИ "Машиностроитель" — наша газета написала после свершившейся сделки. Спустя полгода в этой странной истории наметился новый поворот.

В Гомеле по ошибке продали госпредприятие
Совсем недавно хозяйственный суд области признал договор залога недействительным, поставив под сомнение законность торгов.
 
Скандал закрутился в ноябре прошлого года. Тогда Гомельский хозяйственный суд, исполняя настойчивые требования банков–кредиторов, реализовал с аукциона экспериментально–производственный инженерно–бытовой корпус завода. По документам залога, который предоставило предприятие, его остаточная стоимость достигала порядка 865 миллионов рублей. На торгах продали за 1,3 миллиарда. Казалось, большая удача. Однако когда покупатель, перечислив деньги, заявил свои законные права и попросил освободить площади, руководство предприятия вдруг обнаружило: а ведь завод по ошибке продали практически полностью. В распоряжении "Машиностроителя" остался лишь бездействующий корпус № 2 да более 400 миллионов рублей долгов. Хоть вешай амбарный замок. Предприятие забило в колокола и обратилось в прокуратуру Советского района Гомеля.
 
— Начали разбираться, — возвращает к началам заместитель прокурора Наталия Миранчукова. — И вот что оказалось. Для обеспечения кредита, который несколько лет назад «Машиностроитель» брал на зарплату, бывшее руководство предприятия намеревалось передать банку в залог свое административное здание стоимостью 865 миллионов рублей. Однако во время сделки по каким–то причинам техпаспорт на этот объект оформлен не был. Зато он имелся на весь корпус, который насчитывает более десятка сооружений и оценивается в 2,4 миллиарда рублей. Его–то предприятие и указало в залоговой описи имущества, в конечном итоге реализовав с аукциона за долги.
 
В спешке это случилось, по недосмотру или по неверию, что докатятся до молотка, — в причинах еще разбираются. Сейчас подразделение по борьбе с экономическими преступлениями проводит здесь ревизию... Тем временем в хозяйственном суде посчитали убедительными доводы районной прокуратуры о признании такого договора залога недействительным. Ведь ошибка налицо. При качественной проверке документов ее нетрудно было обнаружить еще задолго до торгов. И специалистам предприятия, и членам наблюдательного совета, представляющего интересы государства.
 
Но, по всей видимости, на завод, тихо скатывающийся в долговую яму, просто привыкли смотреть сквозь пальцы. После передачи его из подчинения Министерства промышленности — уже в плачевном состоянии — в областную коммунальную собственность революционных превращений не случилось. Разве что предприятие потеряло доходное здание в центре города, за счет аренды которого долгое время держалось на плаву. Когда эта финансовая подпитка исчезла, завод рухнул. Ни бизнес–планов, ни планов вообще в портфеле у него не оказалось. Только долги.
 
Что же сегодня? Долги, разумеется, никуда не делись. И будущее пока туманно. Признание договора залога недействительным — это лишь первая ступень к возврату потерянной собственности. Дальше последуют судебные заседания по отмене торгов. А после — выработка схемы возврата денег покупателю, которые после аукциона были перечислены кредиторам. Ее, к слову, пока нет, потому что ничего подобного в стране не случалось. То есть впереди весьма тернистый путь. Но на предприятии, как ни странно, рук не опускают. По весне сменилось руководство — и хронически убыточный "Машиностроитель", где трудятся около 40 человек, вдруг в мае и июне вышел на... прибыль. Приезжаю убедиться в его жизнеспособности. В цехе, проданном с аукциона, работают люди и станки.
 
— Мы заключили договоры с льнопредприятиями страны, — о текущих делах рассказывает нынешний директор Владимир Громов. — Изготавливаем запчасти. Заказы у нас есть на два месяца вперед.
 
— Всего на два месяца? — не разделяю оптимизма.
 
— А какие мы могли строить планы до прошлой недели, не зная, каким будет решение хозяйственного суда? — парирует руководитель. — То, что договор залога признан недействительным, для нас это — надежда на работу. Будем набирать людей, потому что заказы есть, а специалистов не хватает. И уже направили документы в областную комиссию по предупреждению экономической несостоятельности. Возможно, процедура банкротства и последующая санация, если она будет применена, дадут предприятию шанс встать на ноги.
 
Очевидно, что вырваться из прежнего круга с устаревшим оборудованием и кадровым дефицитом для "Машиностроителя" на грани фантастики. Тем более свою судьбу предприятие выстраивает самостоятельно, без поддержки извне. Другое дело — есть сильная воля оставшегося коллектива. И стремление к долгожданным переменам на заводе тоже есть.
07:57 10/08/2010




Loading...


загружаются комментарии