Раздумья о другом инвесторе

"Последние" переговоры с Россией по строительству АЭС поручил провести Александр Лукашенко правительству.

Раздумья о другом инвесторе
"Следует подумать о другом инвесторе, мы никогда не сбрасывали эту тему со счетов", - заявил президент в ходе рабочей поездки в Минскую область 13 августа, признав, что по поводу строительства АЭС в белорусско-российских отношениях "существуют проблемы".
 
Эти проблемы, по мнению А. Лукашенко, возникли "в одном ключе" с тем, что "происходит по другим направлениям", и "вы знаете эти факторы". В связи с этим, по словам президента, он поручил правительству "провести последние переговоры с Россией и спросить прямо: вы будете строить или нет?".
 
Инвесторы и застройщики.
 
Обращает на себя внимание тот факт, что президент, излагая далее собственное видение истории выбора партнера по строительству АЭС, постоянно говорил о России как о застройщике, а вот других называл исключительно инвесторами.
 
По его словам, "мы работали с россиянами, мы исходили из того, как они пообещали", а те "настоятельно требовали от нас, чтобы они строили эту станцию". При этом "мы со многими инвесторами были в контакте, но решили в пользу России".
 
"Если Россия не будет строить АЭС у нас, а сейчас идут эти переговоры, то мы будем договариваться с другим инвестором. В мире они есть, предложения на сей счет у нас есть", - далее сказал он.
 
В истории с "другими" инвесторами необходимы некоторые пояснения. Россия действительно еще в конце 2006 года открыто заявила о своем желании поучаствовать в строительстве. Так как в ту пору Россия практически всегда вместе с контрактом на зарубежное строительство предлагала многим странам и кредиты, ее участие в качестве не только генподрядчика строительства, но и инвестора предполагалось само собой. К тому же в те годы Россия еще кредитовала белорусское правительство без особых проблем.
 
Напористость российского атомпрома, демонстрирующего очевидное желание построить у нас АЭС, вероятно, дала белорусским властям надежду, что они в очередной раз могут поторговаться, причем не только по экономическим, но и политическим вопросам, а для любого торга нужна видимость конкурентной борьбы. В 2008 году мы также официально запросили Францию и США о возможности их участия в строительстве.
 
При этом изначально подчеркивалось: белорусская сторона просила не только ответить на вопрос о том, смогут ли американцы или французы построить станцию нужной нам мощности (два блока по 1.000 МВт) в оговоренные сроки (первый блок - 2016 год, второй - 2018-й), но и предложить схему финансирования. В результате этого непонятного "тендера" методом опроса белорусское правительство заявило, что только "Росатом" согласился построить АЭС в Беларуси в нужные сроки и при этом выразил готовность профинансировать строительство. То есть, со слов правительственных чиновников, Франция и Америка инвесторами выступать вообще не собирались.
 
Неожиданно для всех в конце этой эпопеи с опросом "нарисовался" Китай. Что именно содержалось в ответе китайцев, неизвестно, но, учитывая всем известную китайскую "щедрость" в предоставлении связанных кредитов, не исключено, что Китай готов и строить, и платить.
 
Итак, несмотря на то, что, говоря об инвесторах, Александр Лукашенко употребляет слово "многие", реальными претендентами могут быть лишь Россия или Китай. Возможно, их было бы больше, если бы Беларусь, во-первых, проводила открытый тендер, во-вторых, разделила бы в этом тендере вопросы строительства и финансирования.
 
Но такая прозрачность в осуществлении проекта по строительству АЭС, вероятно, белорусским властям была не нужна. Поэтому все переговоры на протяжении последних лет носят характер подковерного торга с неясными для непосвященных в суть переговоров ставками.
 
Хотим внутрироссийские цены.
 
А ставки эти, приоткрыл завесу А. Лукашенко, в процессе переговоров с Россией удвоились. "Первый раз они нам предложили двойную цену. Мы говорим, что за такую цену станцию строить не будем", - пояснил он, и получалось, что это мы, а не россияне в данный момент отказываемся строить станцию.
 
Между тем удвоение цены произошло не без участия белорусской стороны. Во-первых, потому, что с самого начала белорусские инициаторы строительства закладывали заниженную стоимость. Сначала 2-2,5 млрд. USD, потом 3-3,5 млрд., хотя россияне всегда заявляли, что это обойдется в сумму не менее 4 млрд. EUR.
 
Но в середине прошлого года вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин сообщил, что Беларусь подала заявку на получение кредита на строительство АЭС в размере 9 млрд. USD. Возможно, конечно, что предварительную калькуляцию на такую сумму предложили белорусской стороне российские атомщики, но официальный процесс обоснования инвестиций в тот момент еще даже не был начат, этого обоснования нет до сих пор.
 
Так что ответственность за сумму 9 млрд. USD лежит на белорусской стороне - сами столько попросили. К тому же белорусские чиновники затем поясняли, что стоимость самого строительства в этом кредите составляет порядка 6 млрд. USD, а 3 млрд. USD - это строительство инфраструктуры. Это дало повод россиянам упрекнуть Беларусь в том, что она за счет России хочет построить то, что не относится к производственной инфраструктуре самой станции (дороги, город атомщиков, линии электропередачи и т. д.).
 
В результате опять-таки непубличных переговоров вроде бы решили, что за базовую будет взята стоимость строительства в самой России, а не стоимость зарубежного строительства. При этом Беларусь посчитала, что в Союзном государстве это означает, что нам за эту стоимость станцию и построят, а россияне заговорили о необходимости умножить базовую стоимость на какой-то коэффициент. На сегодняшний день, если судить по отрывочным заявлениям белорусской стороны, как раз и идут споры о размере этого коэффициента.
 
Но А. Лукашенко против каких-либо действий умножения в принципе, так как подтвердил 13 августа белорусскую позицию о внутрироссийской цене на станцию. Причем, по его словам, белорусским переговорщикам с трудом удалось узнать стоимость последней АЭС, которая была построена в России, подразумевая под таковой Ленинградскую АЭС (ЛАЭС-2). И именно по цене ЛАЭС-2, по мнению А. Лукашенко, должна строиться наша станция.
 
ЛАЭС-2 - полный аналог того проекта, который опять-таки белорусская сторона якобы сама выбрала, а ведь могла бы выбрать что-нибудь попроще, потому что этот выбор увеличивает и стоимость (за счет дополнительных систем безопасности), и общую мощность станции почти на 500 МВт. ЛАЭС-2 находится в стадии строительства, а вовсе не построена, так что окончательную стоимость можно будет узнать лишь по окончании строительства, которое запланировано на 2013 год.
 
А вот контрактную стоимость ЛАЭС-2 узнать можно без труда: сумма 136,7 млрд. RUB в ценах 2008 года (около 5,5 млрд. USD) за два блока появляется уже на протяжении двух лет практически в каждом пресс-релизе генподрядчика по строительству - ОАО "СПбАЭП".
 
Однако так как сроки строительства у белорусской станции смещены по отношению к ЛАЭС-2, то, возможно, придется ориентироваться на другую цену внутрироссийского строительства - Балтийской АЭС, которая сегодня оценивается в 5 млрд. EUR.
 
Никаких СП.
 
Собственно, появление на карте Калининградской области действующей стройплощадки новой АЭС, возможно, и стало главным источником возникших проблем на переговорах по строительству АЭС в Беларуси, если отбросить всем известные другие "факторы".
 
Еще один полный аналог белорусской АЭС по мощности, проекту, срокам ввода, которые для Беларуси уже нереальны, совершенно меняет энергетическую картину региона, превращая его из энергодефицитного в энергоизбыточный в случае строительства еще Белорусской и Висагинской АЭС в Литве. В связи с этим возникает вопрос о возможностях Беларуси по окупаемости собственной станции и возврату вложенных инвестиций. Очевидно, это будет зависеть от уровня внутриреспубликанских тарифов и от объемов экспорта электроэнергии.
 
И вот тут россияне решили подстраховаться, выставив условие, о котором в 2006-2008 годах белорусская сторона, вероятно, даже не предполагала. Россия требует при подписании соглашения о кредите на строительство уже сейчас создать СП по сбыту будущей электроэнергии.
 
О таком требовании стало известно в марте текущего года, неделю назад это подтвердил и первый вице-премьер Владимир Семашко, подчеркнув, что Беларусь не собирается создавать СП. Данную позицию 13 августа озвучил и А. Лукашенко. "Позвольте! Мы берем у вас кредит, и недешевый, мы его будем возвращать. Какое вы имеет отношение к нашему товару?" - возмутился он.
 
Имеющий экономическое образование, о котором он сам часто упоминает, президент должен был знать, что инвестор (кредитор), как правило, все же имеет какое-то отношение к товару, который производится за его деньги. И в случае невозврата инвестиций очень часто может забрать этот "товар" себе.
 
И если бы Беларусь объявила тендер на поиск инвестора для строительства АЭС, то неизбежно столкнулась бы уже на начальном этапе с необходимостью озвучить свои планы по тарифам, внутренним и экспортным, и предложить в будущем разделить вырабатываемую энергию между инвесторами.
 
Но такое предложение от России, по мнению А. Лукашенко, звучит сегодня "несолидно", поэтому "мы не сбрасываем со счетов других инвесторов, и в ближайшее время мы определимся, кто будет строить у нас атомную электростанцию", - сказал президент.
 
Не горит.
 
Тем более что, по его словам, оказывается, теперь у нас строительство станции "не горит", хотя еще год назад очень даже горели глаза у всех белорусских чиновников при упоминании о возможном выделении денег на строительство АЭС.
 
Впрочем, затянувшаяся экологическая экспертиза, отсутствие до сих пор указа о площадке и так уже давно доказали и российской стороне, и "другим", что для Беларуси этот вопрос "не горит". Кстати, в случае выбора китайцев не только инвесторами, но и генподрядчиками придется всю экологическую экспертизу начинать заново. Так что "не гореть" можно будет долго и дотянуть с предварительным этапом подготовки инфраструктуры до следующих выборов.
 
Главное, чтобы кто-нибудь дал на строительство инфраструктуры деньги.
 
Поэтому правительство, задавая свой последний вопрос России, должно спрашивать не о том, будет ли Россия строить у нас АЭС, а о том, даст ли она на это строительство деньги. В сегодняшней ситуации это не одно и то же. Ответ на первый вопрос: "да", на второй - "нет".
16:02 16/08/2010




Loading...


загружаются комментарии