Битва железных трубопроводов

Оставят ли "Северный" и "Южный" потоки Беларусь без газа?

Битва железных трубопроводов
Последнее время Россия прилагает гигантские усилия, чтобы сократить зависимость от транзита энергоресурсов через "братские" республики – Беларусь и Украину. Если говорить о газе, то нашу страну в большей степени должен затронуть "Северный поток" – трубопровод, идущий от российского побережья прямо в Германию по дну Балтийского моря.
 
Пропускная способность "Северного потока", ввод которого в строй запланирован на следующий год, составляет 55 млрд кубометров, то есть он может переключить на себя практически весь объем газа, проходящего сейчас через Беларусь. Но в таком случае исключается возможность сокращения транзита через Украину – 120 млрд кубометров. Чтобы хотя бы частично решить данную проблему, российское руководство три года назад выдвинуло идею строительства газопровода "Южный поток" для непосредственного снабжения потребителей в Центральной и Южной Европе.
 
Этот газопровод должен пройти из пункта вблизи Новороссийска в Болгарию, а там разделиться надвое: одна ветка пойдет через Румынию и Венгрию в Австрию и Словению, другая – через Грецию на юг Италии. Первоначально мощность его была определена в 30 млрд кубометров в год, но в мае прошлого года ее увеличили до 63 млрд. Правда, одновременно и срок его ввода в эксплуатацию отодвинулся до 2015 года.
 
Поскольку маршрут "Южного потока" точно еще не определен, то его общая протяженность неизвестна. Ясно лишь, что примерно 900 км пройдет по дну Черного моря на глубине до 2000 м. Что касается стоимости, то первоначально она была определена в 10 млрд долларов, через год министр энергетики Сергей Шматко назвал 20 млрд долл. Согласно оценкам экспертов, в конечном счете цена может достигнуть 24 млрд евро.
 
Однако у "Южного потока" изначально имелся конкурент – газопровод Nabucco, который начал разрабатываться еще в феврале 2002 года. В первом варианте предполагалась поставка газа в Европу с месторождений Ирана в Персидском заливе, но в 2006 году в связи с конфликтом вокруг иранской ядерной программы было принято решение изменить проект таким образом, чтобы иметь возможность поставлять газ из Туркмении и Азербайджана.
 
Длина Nabucco составляет 3300 километров, мощность – 31 млрд кубометров в год. Согласно первоначальным планам, его строительство должно было начаться еще в 2007 году. Однако теперь его планируется начать в следующем году и завершить в 2014-м. Нынешняя стоимость – 7,9 млрд евро.
 
Дополнительным препятствием на пути реализации "Южного потока" стала политическая ситуация. Запад давно уже был обеспокоен чрезмерной энергозависимостью от России, а после кавказской войны 2008 года он значительно активизировал поиск альтернативных источников энергоресурсов и путей их транспортировки. На саммите ЕС, состоявшемся 1 сентября 2008 года, лидеры европейских стран приняли итоговую резолюцию, осуждающую российскую военную операцию против Грузии, в которую было включено требование как можно скорее приступить к решению этой задачи. При этом в первую очередь было решено приложить все усилия для реализации Nabucco.
 
Конечно, он не способен полностью заменить поставки газа из России, откуда ЕС импортирует до четверти всего потребляемого им газа. Его пропускная способность составляет лишь около 5% всего газового потребления европейскими странами. Речь идет лишь о том, чтобы в Европе российский газ был помещен в конкурентную среду.
 
Тем не менее, между проектами завязалась нешуточная борьба, продолжающаяся до настоящего времени. Поскольку с потреблением газа проблем не ожидалось, то каждый из них должен был решить задачу, имеющую принципиальный характер: обеспечить стабильное долговременное наполнение трубы газом.
 
Прочие проблемы, разумеется, тоже отнюдь нельзя отнести к простым, но все же они преимущественно сводятся к решению технических вопросов. Скажем, значительная часть "Южного потока" пойдет по дну моря, причем на большом протяжении по самым сложным глубоководным участкам, тогда как Nabucco – преимущественно по суше. То есть экономическая эффективность у последнего, по-видимому, в любом случае будет выше, особенно если учесть, что "Газпром" не располагает технологиями, необходимыми для прокладки подобного маршрута.
 
Зато по понятным причинам в плане наполнения трубы Россия находится в несравненно лучшем положении. Это позволяло Владимиру Путину делать пренебрежительные заявления, вроде «совершенно очевидно, что предлагаемый нами проект абсолютно реализуем и, главное, обеспечен ресурсами. Если же кто-то хочет ковырять землю и зарывать туда железо в виде труб – пожалуйста, мы не возражаем».
 
Ситуация такова, что на данный момент для Nabucco определяющим фактором является доступ к газу Туркменистана, так как по поводу других источников имеются серьезные сомнения. Например, политическая ситуация вокруг Тегерана вряд ли прояснится в ближайшие годы. Кроме того, добыча природного газа в Иране ограничена, и его не хватает для внутреннего рынка, особенно в зимний период. Для разработки же новых газовых месторождений требуются значительные капитальные вложения, прежде всего иностранные инвестиции и технологии, а в условиях международных санкций ведущие западные компании в страну явно не спешат.
 
В мае прошлого года некоторые акционеры Nabucco обнародовали планы по разработке газовых месторождений иракского Курдистана – относительно спокойного региона Ирака, ресурсы которого могли бы существенно помочь заполнению газопровода. Однако центральное правительство в Багдаде пока скептически относится к поставкам для Nabucco.
 
В итоге более или менее твердым поставщиком для Nabucco остается Азербайджан, но он пока не может обеспечить достаточного объема газа из-за ограниченности ресурсной базы. Международный консорциум лишь только осваивает у азербайджанских берегов вторую очередь крупного месторождения Шах-Дениз, причем вполне вероятно, что и она не сможет удовлетворить потребности многочисленных импортеров.
 
Тем самым потенциальным спасителем проекта становится Туркменистан. Понятно, что для попадания туркменского (как, впрочем, казахского или узбекского) газа в Европу без помощи России требуется прокладка по дну моря Транскаспийского трубопровода между Туркменистаном и Азербайджаном. Однако между этими странами существуют не лучшие отношения, не решена проблема делимитации дна южной части Каспия, да и поведение туркменской стороны отличается непредсказуемостью.
 
Вдобавок имеются неясности в отношении газовых запасов Туркменистана. Президент Бердымухамедов не скрывает, что готов участвовать во всех проектах в регионе. Но о якобы имеющихся в стране огромных резервах известно только с его слов, поскольку правительство так и не допустило международных аудиторов к проверке месторождений.
 
Правда, после прошлогоднего российско-украинского газового конфликта немецкая RWE первой из западных компаний подписала соглашение с Туркменией о разработке туркменских шельфовых залежей газа, причем не скрывается, что добываемый газ может стать источником поставок для Nabucco.
 
Со своей стороны, Москва пытается использовать все средства, чтобы не допустить конкурентов к газу бывших советских республик. Для этого в том же 2007 году она предложила проект Прикаспийского трубопровода с целью расширения существующего и строительства нового газопроводов вдоль побережья Каспийского моря из Туркменистана через Казахстан в Россию. Позже к этим странам присоединился Узбекистан, через территорию которого также должна пройти труба.
 
Суть идеи заключалась в том, чтобы убедить партнеров, что любой газопровод через Каспий неизбежно сопряжен с большими политическими рисками, поскольку статус моря до сих пор не определен. Поэтому предлагалось весь центральноазиатский газ перекачивать по упомянутому маршруту на территорию России, а затем доставлять в Азербайджан по уже существующему газопроводу из Северной Осетии.
 
При этом все вроде бы остаются в выигрыше: Туркменистан и Казахстан получают желанный альтернативный маршрут на европейские рынки, Азербайджан зарабатывает на газовом транзите, а Россия сохраняет фактически полный контроль над газовыми потоками, идущими из Центральной Азии, и в любой момент может перекрыть их.
 
С аналогичной целью – перехватить как можно больше центральноазиатского газа – осенью все того же 2007 года "Газпром", несмотря на наличие трехлетнего контракта с фиксированными условиями, согласился на существенное увеличение закупочной цены у Туркмении.
 
Наконец, летом прошлого года появилось сообщение, что «Газпром» договорился о закупке азербайджанского газа по 350 долларов за тысячу кубометров при ожидаемой среднегодовой стоимости российского топлива для Европы около 220 долларов. Правда, речь там шла всего о 500 млн кубометров в год, но смысл сделки заключался в том, чтобы баснословными условиями завлечь Баку в российские объятия в преддверии поставок газа с упомянутой второй очереди месторождения Шах-Дениз.
 
Итак, очевидно, что российская газовая монополия ведет борьбу за достижение двух стратегических целей. Первая – посредством прокладки "Южного потока" и "Северного потока" построить цепочку непрерывного бизнеса от скважины до конечного потребителя в Европе и таким образом резко повысить уровень доходов. Вторая – добиться повышения цен на энергоносители, чтобы оправдать разработку новых месторождений.
 
Что же касается России в целом, то ее энергетическая политика нацелена на решение двух генеральных задач: создать исключительную сферу влияния, как минимум, в границах 1991 года и занять максимально высокую долю европейского рынка, а в идеале вообще стать монополистом по поставкам газа в Европу.
 
И все же, несмотря на все усилия и жертвы, добиться желаемого Москве пока не удается. В связи с резким падением цен «Газпрому» пришлось резко снизить закупки туркменского газа, предложив партнерам пересмотреть условия контракта и уменьшить свои поставки пропорционально сокращению экспорта российского газа в Европу, а также изменить формулу цены. Это вызвало естественное недовольство Ашгабата
 
Заморожено строительство Прикаспийского газопровода. Возникли проблемы и с транзитом через Болгарию и Сербию. А Анкара хоть и позволила Москве начать изыскания в своих территориальных водах, однако пока не дала ключевого для судьбы "Южного потока" разрешения на прокладку трубы.
 
Короче говоря, окончательной ясности нет пока ни по одному из проектов. Более того, все громче звучат голоса скептиков, утверждающих, что при сохранении существующих тенденций могут оказаться ненужными обе трубы.
 
По причине застоя европейцы стали употреблять меньше газа, что ведет к уменьшению потребности в альтернативных маршрутах. Ситуация изменилась также вследствие добычи в США газа с небольших глубин и возможности использования труднодоступного "голубого топлива". Еще более снижает необходимость в дополнительных трубопроводах импорт сжиженного природного газа.
 
Кроме того, не хватает инвестиций в российские газовые месторождения. По оценкам Международного энергетического агентства, для удовлетворения спроса к 2020 году "Газпрому" потребуются новые источники, обеспечивающие добычу на уровне примерно 300 млрд. кубометров в год, что составляет половину нынешнего объема добычи компании. Между тем, ее ежегодные капитальные вложения составляют менее 60 процентов от 22 млрд. долларов, необходимых для своевременного введения в эксплуатацию новых месторождений.
 
Данные обстоятельства позволяют Беларуси и особенно Украине надеяться, что невостребованными окажутся либо оба проекта, либо хотя бы один "Южный поток". В противном случае их роли основных транзитеров будет нанесен тяжелый удар, и при возникновении каких-либо противоречий Москве будет проще диктовать им свои условия.
15:10 20/08/2010




Loading...


загружаются комментарии