Транзитный пессимизм

Стратегия развития транзитного потенциала республики на 2011–2015 гг., утвержденная постановлением Совмина, предполагает, что в ближайшие 5 лет доходы от транзита газа существенно расти не будут. А это значит, они не смогут компенсировать расходы, которые понесет белорусская экономика в связи с повышением цен на российский газ до уровня мировых. Издержки всецело лягут на себестоимость отечественных товаров.

Транзитный пессимизм
Ожидается, что в физическом выражении поставки голубого топлива через Беларусь сократятся на четверть — Россия перебросит часть объемов на газопровод «Северный поток» мощностью 55 млрд. м3 в год. Его первую нитку по дну Балтийского моря планируют запустить в следующем году, вторую — в 2012 г. Другой масштабный проект — «Южный поток» через Черное море с ежегодным объемом поставок 63 млрд. м3 должен заработать в 2015 г. Таким образом, по оценкам авторов стратегии, в 2015 г. выручка от транспортировки газа через нашу страну к уровню 2010 г. сможет увеличиться не более чем на 0,5%, до 447,4 млн. USD. Разумеется, при условии, что удастся повысить тарифы на прокачку.
 
 
Впрочем, прибылью от транзита еще нужно будет поделиться с Газпромом, обладающим 50% акциями ОАО «Белтрансгаз». Чтобы не было соблазна увеличить белорусскую долю пирога, наши партнеры добились подписания Протокола от 2.07.2010 «Об отчислениях совместной белорусско-российской газотранспортной организацией ОАО «Белтрансгаз» в инновационный фонд Министерства энергетики», по которому эти отчисления не должны превышать минимального в республике норматива. Кроме того, мы обязались не устанавливать индивидуальные налоги, сборы и отчисления для ОАО «Белтрансгаз».
 
 
На этом фоне Россия демонстрирует решимость выполнить прежние обещания и довести цены на газ для республики до уровня европейских. Если в I квартале этого года поставки осуществлялись по цене 169 USD за тыс. м3, во II — по 185 USD, то в июле–сентябре, по данным пресс-службы Газпрома, следует готовиться к росту до 193–194 USD/тыс. м3, а в следующем — более 200 USD. Некоторые российские СМИ, ссылаясь на материалы годового собрания акционеров ОАО «Газпром», обещают Беларуси голубое топливо по 250 USD/тыс. м3. Впрочем, страны Балтии давно вышли на «европейский уровень». Для них в I квартале 2010 г. средневзвешенная цена составила 318,2 USD/тыс. м3.
 
 
Таким образом, в среднесрочной перспективе республике вряд ли удастся за счет транзитных доходов покрыть растущие расходы на российский газ. Если учесть ограниченные возможности бюджета по компенсации этого роста, издержки, скорее всего, будут переложены на плечи конечных потребителей — населения и субъектов хозяйствования. Они это ощутили уже дважды с начала года: в феврале для субъектов хозяйствования удорожание составило 25% (постановление Минэкономики от 18.02.2010 № 39), в августе — еще 13,2% (постановление Минэкономики от 5.08.2010 № 122). Сейчас для юрлиц и ИП природный газ обходится в 716 тыс. Br (примерно 246,5 USD) за тыс. м3 без НДС. А те, кто не справляется с заданиями по его замещению мазутом и местными видами топлива, рассчитываются по 973,76 тыс. Br (335,2 USD) за тыс. м3, т.е. уже по европейским ценам.
 
 
В сравнении с 2006 г. газ подорожал для республики почти в 4 раза, а с учетом девальвации белорусского рубля к доллару США, к которому привязаны цены поставок, — в 5,4 раза. Впрочем, вряд ли стоит драматизировать ситуацию. Определенную устойчивость экономике придало двукратное уменьшение энергоемкости за последние 10 лет, в т.ч. примерно на 30% к 2005 г. И хоть по энергоэффективности мы все еще в 1,5–2 раза уступаем развитым государствам, в большинстве отраслей промышленности энергозатраты в себестоимости продукции не превышают 10%. По данным Белстата, на 1.07.2010 г. просроченная задолженность организаций за топливно-энергетические ресурсы (не только газ) составила 340,7 млрд. Br, или 113,5 млн. USD, сократившись по сравнению с аналогичной датой 2009 г. на 77,8%. Так что не реальный сектор был причиной образовавшегося перед Газпромом долга, вызвавшего очередной виток газового противостояния.
 
 
Более уязвимы отдельные предприятия металлургии и промышленности стройматериалов. Впрочем, и здесь не все безнадежно. К примеру, сегодня в республике используются две технологии получения цемента: влажным и сухим способами. В первом случае доля энергозатрат в себестоимости продукции составляет 45–50%, во втором — 15–18%. Развитие «сухого» направления, на которое направлено в т.ч. привлечение китайских инвестиций и оборудования, способно нивелировать негативный эффект от удорожания природного газа. Иное дело — по законам рынка от старых технологий следовало бы отказаться уже сегодня. Конечно, это повлечет на какое-то время сокращение объемов производства в цементной и других высокозатратных отраслях. Но, похоже, такой сценарий даже не обсуждается. Валовой рост остается «священной коровой», ради которой иные показатели экономической эффективности могут быть принесены в жертву.
 
Длительная возможность пользоваться дешевым российским газом изрядно «подсадила» нашу экономику на этот вид энергетических ресурсов. Политика активной газификации привела к тому, что даже на фоне стремительного удорожания страна продолжала наращивать объемы закупки природного газа с 19,8 млрд. м3 в 2005 г. до 21,1 млрд. м3 в 2008 г. В 2009-м впервые за долгие годы импорт российского газа сократился до 17,62 млрд. м3, однако в сравнении с нашими соседями такие объемы потребления все ровно впечатляют. Так, Литва, Латвия и Эстония, чье суммарное ВВП сопоставимо с белорусским, купили у россиян в 3,8 раза газа меньше, чем мы. Беларусь остается в числе основных покупателей Газпрома в Европе. Больше нас в 2009 г. импортировали только Украина (37,83 млрд. м3), Германия (31,36 млрд.), Турция (19,97 млрд.) и Италия (19 млрд.). Меньше закупила Франция (10,07 млрд. м3), Польша (9,02 млрд.), Великобритания (7,28 млрд.), Чехия (6,44 млрд.), Австрия (5,44 млрд.), Финляндия (4,36 млрд.) и др.
 
 
Правда, страны ЕС в свое время позаботились о диверсификации поставок, подстраховав себя от растущего аппетита российского монополиста. Для нас идти таким путем сейчас достаточно дорогое удовольствие. Так, переход на использование сжиженного природного газа, который частично может заменить российские поставки, потребует строительства специального терминала на Балтике и газопровода длиной не менее 300 км, что обойдется в несколько миллиардов USD. Сократить потребление газа на 5 млрд. м3 может своя АЭС, но самостоятельно потянуть этот проект, стоимость которого, по разным оценкам, колеблется от 5 до 10 млрд. USD, Беларусь не в силах. А переговоры с российскими инвесторами, как известно, зашли в тупик.
 
 
В правительстве также делают ставку на угольные электростанции, перевод на этот вид топлива ряда энергоемких производств, развертывание сети ветряков. Однако данные проекты также требуют миллиардных инвестиций. К тому же некоторые из них, к примеру использование запасов бурых углей, экономисты оценивают неоднозначно.
 
 
Многие сомневаются, что в ближайшие 10 лет удастся добиться запланированного двукратного сокращения закупок российского газа. Видимо, придется мириться с ценовой политикой подконтрольного Кремлю Газпрома, а заодно и с ухудшающимися конкурентными условиями для белорусских предприятий на рынке Таможенного союза. Ведь сегодня российским субъектам хозяйствования газ обходится в 3–4 раза дешевле, чем нашим. Решение проблемы по-прежнему лежит в политико-экономическом диалоге Москвы и Минска, где вес газа традиционно велик.
 
 
 
 
17:55 22/08/2010




Loading...


загружаются комментарии