За 7 лет из Беларуси уехали 52 тысячи предпринимателей

А каждый пятый из оставшихся бизнесменов работает “в тени”. Что изменилось в отношении государства к предпринимателям, когда в Беларуси будет миллион бизнесменов и как это отразится на экономике. Об этом рассказывает лидер объединения "За свободное развитие предпринимательства" Виктор Горбачев.

За 7 лет из Беларуси уехали 52 тысячи предпринимателей
- Изменилось ли за последний год отношение государства к предпринимателям? Стало ли оно более либеральным?
 
- По телевизору отношение изменилось. Если раньше, два-три года назад, в государственных СМИ к предпринимателям относились критически, мы часто слышали негатив, унижения – мол, предприниматели-хапуги и т.д… Скрывать не буду, последние полтора-два года средства массовой информации поменяли тактику в отношении предпринимателей, стали вести хвалебные речи, что это одна из категорий населения в нашей стране, которая реально может побороть экономический кризис, разгрузить склады…
 
И поэтому к нам стали больше обращаться с такими проблемами, как разгрузка складов, оказание поддержки – начиная от благотворительности и заканчивая расширением своего бизнеса за пределы страны.
 
- То есть в принципе, разговоры стали намного приятнее уху, а в реальности, на практике что-нибудь изменилось?
 
- На практике по большому счету осталось то же самое, за исключением единственного положительного момента – это введение 510-го указа "О контрольной деятельности", который способствовал более спокойному отношению контролирующих органов в период проверок, их стало меньше, но они стали более целенаправленными, с огромными штрафными санкциями.
 
То есть, сама контрольная деятельность уменьшилась, а её качество увеличилось, поступления в бюджет увеличились. На бизнес как давили, так и давят, но более завуалировано, закрыто... Судебная система какая была два года назад, такая и осталась. Сегодня все хозяйственные суды, где задействованы предприниматели, на 98% проигрышные.
 
Бизнес как выводил свои обороты за границу, так и выводит, есть даже определенное увеличение. В первую очередь наши предприниматели выводят бизнес в Россию (80%), Украину, Литву. Закрываются здесь, либо частично оставляют свой бизнес и выводят его в Россию. Это было и продолжается сегодня.
 
- Удалось ли белорусским предпринимателям приспособиться к указу, который разрешает нанимать только родственников? И каким способом?
 
- После того, как предпринимателей лишили наемных лиц, частично они ушли в подполье и работают в тени. Около 15-20% из всех зарегистрированных по стране предпринимателей – это теневой бизнес, он полностью спрятан и работает, не давая поступлений в бюджет. А мог бы открыто сегодня работать, приносить какую-то пользу, если бы были другие условия...
 
- То есть люди бизнес не потеряли, продолжают работать?
 
- Частично, кто не побоялся, организовал ЧУПы, вошел в крупный бизнес. Здесь смысл в том, что те, у кого было задействовано много наемных лиц, просто оформили их в качестве мелких предпринимателей, поручив им определенную часть ведения своего бизнеса.
 
Власть сегодня говорит – вот, мы за год регистрируем 3-5 тысяч предпринимателей. А это как раз те лица, которые раньше были наемными, которых мы же выгнали, оформили ЧУП, за полгода вернули себе назад 80% тех, кого выгнали. Они их оформили в качестве индивидуальных предпринимателей, и продолжают ту же самую деятельность… Только для власти это кажется очень хорошей радостной цифрой – мол, идут, пачками лезут в предпринимательство. Так вот лезут потому, что находят лазейку из этого 760-го указа.
 
- Совсем недавно вы проводили конференцию "Предприниматель и государство. Реалии и перспективы", приглашали туда и предпринимателей и представителей властей. Удалось ли о чем-то договориться? Изменилось ли что-то после конференции?
 
- В первую очередь после этой конференции реально начал сотрудничать ряд предпринимательских объединений, ассоциаций, которые раньше не могли между собой контактировать – официально зарегистрированные с незарегистрированными. Вместе мы вырабатываем правовые акты, документы, предложения властям, и не боимся садиться за стол переговоров.
 
Мы будем организовывать обращение к властям и сбор подписей по вопросу экономической амнистии тех предпринимателей, которые сегодня сидят в тюрьмах – это от 11 до 14 тысяч в нашей стране. Люди, которые могли бы реально принести сегодня пользу, сидят, у некоторых даже срок больше, чем за убийство.
 
У нас есть предложение по организации сбора подписей к президенту, чтобы он не подписывал закон "О малом и среднем бизнесе", который парламент утвердил в мае. Мы везде в своих посылах говорим, что он недоработан. Он практически только декларативно заявляет об уважении к предпринимателю, а каких-то конкретных вещей там нет.
 
- Но ведь сам по себе такой закон нам нужен?
 
- Однозначно. Закон этот обязательно нужен. Но не в таком виде. 15 лет его не было. Лучше ещё годик потерпеть, но привлечь реальных практических специалистов из предпринимателей.
 
- Стало ли больше предпринимателей за этот год? В прошлом году было официально зарегистрировано 220 тысяч. А сейчас?
 
- Сегодня 226 тысяч. За последние два года количество увеличилось на 6 тысяч. Эти 6 тысяч, как я говорил, в основном за счет того, что вернулись наемные. Правда, частично в предпринимательство входит молодежь, которая заканчивает ВУЗы, не находит себе применения, не идет куда-то по разнарядке, а пытается открыть свой бизнес, в первую очередь этот бизнес связан с услугами – парикмахерские, туристические фирмы, компьютерные клубы и т.д.
 
Молодежь пытается найти себя в более простых сферах, которые возможно будут востребованы на западе, чтобы потом уехать. У меня есть знакомый парень, закончил ВУЗ, поработал здесь год в туристической частной фирме, открыл свою небольшую фирму, где-то полгода он поработал, посмотрел, что работать можно… И сегодня уехал в Чехию, и работает там в одной из лучших чешских турфирм. А через 2-3 года планирует открыть свою турфирму в Чехии.
 
Люди набивают руку… У нас здесь очень легко набить руку, потому что у нас настолько сильно обложено предпринимательство, что мы как муравьи, змея или уж, выкручиваемся из любой ситуации. И когда он приезжает в Россию или в Польшу, или в Чехию – там все открыто, свободно – понятное и ясное законодательство. Работать там настолько легко, что наши предприниматели выходят в лидеры.
 
- Много у нас людей так выезжает за границу и организовывает там свой бизнес?
 
- За период с 2003 года выехало 52 тысячи предпринимателей, у которых раньше здесь был бизнес. 52 тысячи предпринимателей уехали из страны вообще – не просто вывели бизнес за границу, а уехали на постоянное место жительства в те страны, где они открыли свой бизнес. И этот поток продолжается, люди уезжают, кто куда может.
 
Заявления, что в отношении предпринимателя происходит либерализация, остаются только заявлениями, хотя нельзя скрывать, что чиновники на местах, в регионах начинают более часто общаться с предпринимателями, ассоциациями. Власти стали более открыто идти на контакт.
 
- Какая сегодня цифра потенциально возможных предпринимателей в Беларуси? Сколько их могло бы быть, если бы было благоприятное законодательство и отношение?
 
- Сегодня у нас официально 226 тысяч предпринимателей. Прибавим ещё нелегальный бизнес, который работает, и мог бы зарегистрироваться в случае хорошего законодательства и более благоприятного климата. От 50 до 80 тысяч действуют нелегально… Прибавим их – получается 300 тысяч. Это сейчас столько задействовано.
 
Около 800 тысяч сегодня у нас являются "гастарбайтерами", в первую очередь в сфере строительства – и в Украину уезжают, и в Россию. Кто-то задействован в сфере транспортных услуг – это перевозки. Очень большое количество наших людей зафиксировано в Литве, в Польше. По идее, при хорошем отношении, можно и этих людей вернуть.
 
- При благоприятном бизнес-климате в Беларуси был бы миллион предпринимателей?
 
- При создании хороших условий для бизнес-климата в течение года, можно было бы добиться, что бы предпринимательство открыло ещё столько же – 300 тысяч. То есть через год мы бы имели 600 тысяч. А в течение 2 лет, до 2012 года, если бы власть реально все исполняла, что говорит, я думаю, целый миллион населения был бы полностью поглощен в сфере предпринимательства. И это был бы сумасшедший удар и экономический подъем в нашей стране, такой, что любая страна позавидовала бы.
 
Учитывая то, что мы настолько приспособлены к жесткому ведению бизнеса, то при создании хороших условий мы бы выплыли наверх таким огромным скачком, был бы обычный предпринимательский бум.
 
Вот этот миллион людей, которые через 2-3 года были бы задействованы в сфере предпринимательства, дал бы огромный толчок, сюда бы пошли инвестиции. Потому что сегодня у наших предпринимателей есть масса контактов с бизнесменами за пределами страны, но они не вкладывают сюда деньги, потому что знают, как у нас чиновники относятся к предпринимателям и какое у нас не развитое законодательство.
 
На сегодняшний момент я знаю людей, которые готовы вкладывать деньги в сельский туризм. Это прекрасный бизнес, на котором можно зарабатывать огромные деньги. Туристы бы сюда ехали – природа у нас прекрасная, озера прекрасные… Только не надо вокруг озер атомные станции строить.
 
Можно и без них обойтись. Можно эти деньги, которые мы вкладываем в АЭС, вложить в сельский туризм и он даст больше прибыли, чем вся атомная станция. И потом мы сможем смело, не торгуясь покупать электроэнергию у той же России за заработанные на туризме деньги.
 
- Предприниматели все время жалуются, что их ущемляют… Но, тем не менее, если брать их заработную плату, то это не маленькие деньги – больше, чем в среднем сегодня зарабатывают белорусы.
 
- Однозначно, скрывать этого не стоит. Тот, кто почувствовал вкус хорошей жизни, кто умеет зарабатывать деньги, знает, куда их вкладывать, считает каждый рубль, для них возврат в категорию рабочих уже нреален. Дорога предпринимательства более сытна в денежном плане, но мы и работаем по 24 часа в сутки, каждую минуту думаем – чтобы с нами что-нибудь не случилось и как бы нам не прогореть.
 
На предприятиях спускают план – пятилетний, годовой или квартальный – сделать столько деталей. И ты должен сделать.
 
У меня есть рабочая, она говорит – слушай, я такие обалденные рациональные предложения вношу в производство, что можно все производство перевернуть. Я спрашиваю: так, а в чем дело? Она говорит – по три-четыре года регистрируют это рациональное предложение, пока оно пройдет все круги через чиновников. У предпринимателя не надо нигде регистрировать. Если он надумал что-то сделать, то его рациональное предложение вводится уже назавтра.
 
Рано или поздно чиновник должен понять, что без предпринимателей экономически ни одно государство никогда не поднимется в своем развитии. По идее, должно быть минимум 40-60% предпринимательства в стране. У нас сегодня в этом секторе задействовано 10-15%.
 
- А за этот год предприниматели стали больше зарабатывать или нет?
 
- Нет, начиная с момента кризиса, в предпринимательстве произошел определенный сбой в сторону уменьшения заработка. И не просто на 2-3% – заработки упали в разы. Сегодня предприниматели подстраиваются к тем экономическим условиям, которые есть во всем мире, и соответственно к тому спросу и требованиям потребителя, который имеет в кошельке то, что он имеет.
 
И если у рабочего сегодня меньше денег, то я не предложу ему рубашку от Гуччи за 100 долларов, я ему привезу китайскую продукцию за 3-5 долларов, и его это устраивает.
 
Выросли коммунальные услуги, услуги на связь, транспорт, бензин. Все это экономически бьет по нам и соответственно наши заработки упали в разы. Но на сегодня предприниматели уже приспособились к тому, что требует покупатель, вошли в свою струю, но не с теми, конечно, заработками, как 2-3 года назад.
 
Но пока мы живем, и свои 500 долларов, которые нам обещал президент, имеем. Я думаю, каждый предприниматель 500 долларов на сегодня имеет, скрывать тут нечего. Но не от государства, а от себя. В то время, когда президент обещает, что скоро каждый будет получать 500 долларов, мы уже их зарабатываем, поэтому надо меньше говорить, а просто их зарабатывать.
08:55 24/08/2010




Loading...


загружаются комментарии