Энергетический блеф

Утвержденная правительством Стратегия развития энергетического потенциала Республики Беларусь до конца 2020 года предусматривает диверсификацию поставок энергоносителей. Эксперты по-разному оценивают планы правительства, но одно очевидно — реализация перечисленных мер потребует серьезного финансирования.

Энергетический блеф
Как следует из документа, Беларусь намерена добывать нефть в Иране и Венесуэле.
 
В Иране, где действует СП по разработке месторождения Джофейр, в ближайшие 10 лет планируется добыть более 9 млн. тонн нефти.
 
В двух вариантах разработан бизнес-план добычи нефти на блоке Хунин-1 в бассейне реки Ориноко (Венесуэла).
 
Согласно оптимистическому варианту, добычу нефти там планируется начать в 2013 году, добывая ежегодно до 2,9 млн. тонн. Затем среднегодовая добыча должна увеличиться до 5,8 млн. тонн, а после строительства сооружений инфраструктуры — до 11,6 млн. тонн.
 
По пессимистическому варианту к 2020 году объем добычи нефти на блоке Хунин-1 составит 7,5 млн. тонн в год.
 
Тем временем, как отмечается в документе, совместное белорусско-венесуэльское предприятие «Петролера БелоВенесолана» за период с 2008 по июнь 2010 года уже добыло в этой латиноамериканской стране более 1,7 млн. тонн нефти. В 2009 году к предприятию присоединены нефтяные активы месторождений Остра, Оритупано Норте и Лагунилас блок-2.
 
Кроме того, в 2010 году в состав СП включены шесть газовых месторождений, на которых планируется попутная добыча нефти.
 
В 2015 году, в соответствии со стратегией, плановая добыча нефти этим СП составит около 0,95 млн. тонн, а среднесуточную добычу газа планируется нарастить с 1,26 млн. куб. метров в 2009 году до 6,26 млн. куб. метров в 2016 году.
 
Наиболее перспективным вариантом транспортировки нефти из Венесуэлы в стратегии назван маршрут до Одессы (Украина) и далее по трубопроводу Одесса — Броды в аверсном режиме (ныне он работает в реверсном режиме).
 
Экономически целесообразными признаны также варианты перевалки нефти через порты Литвы, Латвии и Эстонии.
 
Отмечается, что при поставке через Вентспилс (Латвия) "есть потенциальная возможность дальнейшей транспортировки нефти в Беларусь железнодорожным и трубопроводным транспортом". Однако для этого требуется "оборудовать наливные эстакады терминала системой рекуперации паров".
 
"Для осуществления доставки нефти через порт Вентспилса трубопроводным транспортом стратегически важно обеспечить реверсное использование нефтепровода Полоцк — Вентспилс. В этих целях предстоит осуществить строительство насосной станции в районе терминала, а также дополнительную модернизацию коммуникаций", — говорится в документе.
 
Модернизации терминала потребует и организация регулярных поставок через порт Клайпеды (Литва).
 
В документе также упомянуто о возможности поставки через балтийские и черноморские порты нефти из Азербайджана и стран Персидского региона.
 
При выработке вариантов диверсификации поставок природного газа, говорится в стратегии, "необходимо учитывать такие факторы, как обеспеченность запасами потенциальных поставщиков, наличие или необходимость создания транспортной инфраструктуры его доставки, экономичность и цены на газ, и другие".
 
Отмечается, что в среднеазиатском регионе экспортерами природного газа являются Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. Среднеазиатский газ экспортируется (в основном в Россию и Украину) по системе магистральных газопроводов Средняя Азия — Центр.
 
Но в среднесрочной перспективе "с учетом наличия долгосрочных контрактов ОАО "Газпром" на закупку практически всех экспортных объемов среднеазиатского газа, а также отсутствия независимой транспортной инфраструктуры не представляется возможной его прямая поставка в Беларусь", подчеркивается в стратегии.
 
Диверсификация поставок газа "будет продолжена посредством участия белорусских организаций в разведке и добыче газа за рубежом, поставки сжиженного природного газа (реализация проектов строительства на территории Литвы или Польши терминалов по приему и регазификации сжиженного природного газа), в том числе через Украину".
 
В случае реализации проекта поставки сжиженного природного газа "его объем может составить до 10 млрд. куб. м в год, что значительно снизит зависимость от поставок природного газа из России", отмечается в документе.
 
Некоторые аналитики восприняли энергетическую стратегию как "документ напоказ", цель которого — напрячь Кремль.
 
И действительно, вскоре после опубликования документа последовала реакция из Москвы. В частности, замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин расценил стратегию как "пиар-проект" и в комментарии газете "Ведомости" заявил: "Испугать Россию не получится!".
 
По мнению белорусского экономического обозревателя Стася Ивашкевича, "впечатление пиара усиливается при более пристальном изучении упомянутых в стратегии маршрутов".
 
"Ведь на поверку фактически все они оказываются плохо скрываемым блефом", — считает аналитик.
 
Например, по его мнению, "добыча нефти в Венесуэле или Иране к нефтепереработке в Беларуси имеет мало отношения», так как «добытые в дальнем зарубежье углероды там же за валюту и продаются — и тратятся на оплату российских поставок".
 
"В Беларусь завозится только та нефть, которую можно купить за те самые трактора, масло или пироги, за которые Россия в последнее время продавать свои энергоресурсы отказывается", — отмечает Ивашкевич.
 
Эксперт также полагает, что Минску вряд ли удастся импортировать в этом году заявленные 4 млн. тонн венесуэльской нефти, а в перспективе — увеличить поставки до 10 млн. тонн. По его подсчетам, Беларусь может завезти из Венесуэлы не более 2 млн. тонн, а в дальнейшем поставки "неизбежно начнут сокращаться — в связи с перенасыщением венесуэльского рынка белорусским экспортом".
 
Более реальную угрозу российской нефтяной монополии в Беларуси могут представлять поставки нефти из региона Каспийского моря, считает аналитик.
 
"Когда в 2001 году был достроен нефтепровод Одесса — Броды, Азербайджан добывал около 15 млн. тонн нефти в год. Но с 2005 года, с открытием новых месторождений, ежегодный прирост добычи в стране составлял в среднем по 60%. Эксперты оценивают превышение возможностей добычи нефти в Азербайджане над возможностями ее экспорта в 10-12 млн. тонн в год", — отмечает Ивашкевич.
 
Что касается Казахстана, то "ожидается, что дефицит экспортных маршрутов этой страны в сравнении с возможностью добычи нефти составит в течение десятилетия от 40 до 60 млн. тонн в год — даже после завершения строительства экспортного трубопровода в Китай".
 
"Правда, строительство российского трубопровода БТС-2 позволит увеличить экспорт казахской нефти через Россию, но ценовой диктат Москвы заставляет Назарбаева активно искать пути альтернативных поставок", — полагает эксперт.
 
Экономист Сергей Чалый, со своей стороны, напоминает: поначалу проект поставки нефти из Венесуэлы тоже был воспринят в Москве как пиар.
 
"Если честно, я уже устал убеждать, что это вполне работоспособный проект. Пускай в России думают, что это пиар. Чем дольше они будут думать, что это абсолютно декларативный документ, тем больше шансов у нас без их сопротивления пройти по пути его реализации", — считает экономист.
 
Ситуацию с альтернативными поставками нефти он оценивает как нормальную.
 
"Тем более, — отмечает Чалый, — что Беларусь хитро поступает, устраивая конкуренцию портов, принимающих венесуэльскую нефть. Самое главное в том, что в перспективе можно будет использовать трубопроводный транспорт, что очень резко удешевит доставку".
 
А вот с альтернативными поставками газа дела идут намного хуже.
 
Газовые мини-войны показывают, что Беларусь "не может выдержать достаточно длительную атаку", отмечает Чалый.
 
"У нас есть масса предприятий, которые питаются непосредственно от трубы и которые не могут сегодня быть запитаны от подземных газохранилищ. Соответственно, моментально падала выработка, а для предприятий непрерывного цикла это очень дорого", — подчеркивает экономист.
 
По его словам, проблема в том, что у Беларуси всего одна труба Ямал — Западная Европа, которая работает в одну сторону, проходя через белорусскую территорию в Польшу, и ветка, которая идет на Литву и Калининград. "В силу того, что газ — не нефть и цистернами его не довезешь, получается, что проблемы есть", — добавил Чалый.
 
Перспективной схемой замещения он назвал вариант самостоятельной добычи газа в удаленных регионах.
 
"Вероятнее всего, основным рынком добычи газа станет Венесуэла — это газоносный регион, нефть там является практически попутным продуктом. Просто будут выручаться деньги на оплату газа здесь. Но в любом случае это неплохая схема замещения", — полагает эксперт.
 
То же самое можно сказать и об иранском месторождении Джофейр, где можно добывать примерно 1,3 млрд. кубометров в год.
 
"Но это все не очень большие цифры, так как объем потребления газа в Беларуси составляет примерно 21,5 млрд. кубометров. В стратегии написано, что мы можем примерно половину этого объема заместить не российским газом. И как это сделать, очень сложно представить. Пусть собственная добыча будет составлять 3 млрд., значит, остальное еще надо будет где-то найти", — говорит экономист.
 
Выходом для Беларуси, по его словам, может стать участие в проектах строительства терминалов по транспортировке сжиженного газа.
 
Строительство таких терминалов уже началось в Польше и Эстонии. Решение о строительстве подобного объекта на черноморском побережье приняла Украина.
 
По словам эксперта, Минску, конечно, придется поломать голову над тем, где взять деньги для участия в этих проектах. "Но отношения с "Газпромом" таковы, что в любом случае все это нужно будет делать", — убежден он.
10:01 09/09/2010




Loading...


загружаются комментарии