Трубная альтернатива для Беларуси

Беларусь слишком поздно оценила риски привязки к одному поставщику энергосырья и занялась поиском альтернативы.

Трубная альтернатива для  Беларуси
Перспектива повышения Россией цен на энергоресурсы до мировых, а также  вероятность столкнуться с дефицитом  российской нефти вследствие реализации Москвой собственных проектов развития нефтяной отрасли и альтернативных коридоров транспортировки сырья в обход Беларуси подталкивают Минск к поиску реальных схем по диверсификации энергоресурсов.
 
Терминал СПГ  пока в проекте
 
Беларусь, может  быть, и нашла дешевые пути поставок энергоресурсов, но даже в этих поисках ей "чинят препятствия", заявил А. Лукашенко на съезде Федерации профсоюзов Беларуси 16 сентября. "Допустим, мы нашли пути дешевых поставок нефти и газа на территорию Беларуси, допустим, через Прибалтику. И здесь же включается известный внешний рычаг: "Не пущать". Тем более что существующие газовые и нефтяные артерии Советского Союза знаете у кого в руках. Порожняком стоят трубы, они просто не работают, блокируются по поставкам углеводородного сырья в Беларусь", – сказал А. Лукашенко.
 
Далее белорусский президент прямо заявил, что "надеяться на то, что существует, не стоит". "Поэтому поставлена задача: мы должны построить свои артерии, но уйти от зависимости, если мы хотим быть государством", – подчеркнул он.
 
Говорить о том, что Беларусь уже нашла альтернативу российским поставкам нефти и газа и уже готова строить свои "артерии", конечно же, нельзя.
 
Альтернативной  возможностью поставок природного газа Беларусь всерьез озаботилась лишь недавно – со следующего года "Газпром" должен поставлять газ по ценам, приближенным к европейским (минус стоимость транспортировки и 30-процентная пошлина), а это – около 250 USD/тыс. куб. м.
 
Пока Беларусь лишь обсуждает возможность строительства терминала сжиженного природного газа (СПГ) в Литве. Решение по проекту пока не принято. К 1 ноября 2010 года литовско-белорусская рабочая группа по сотрудничеству в вопросах топливно-энергетического комплекса должна представить предложения по строительству терминала.
 
Терминал мощностью  около 8 млрд. куб. м в год, который подумывает построить Беларусь в Литве, может стоить около 1 млрд. USD. Помимо терминала, Беларуси придется построить 285-метровую трубопроводную систему для транспортировки газа в страну, на что потребуется более 300 млн. USD.
 
Где взять эти деньги? Ранее белорусский премьер Сергей Сидорский заявлял о возможности "объединить финансовые ресурсы" с Литвой для строительства терминала СПГ. Но пока договоренностей по финансированию нет. Между тем, недавно китайская корпорация CAMCЕ предложила белорусскому правительству построить белорусский терминал СПГ в Литве.
 
Но все это  пока – лишь варианты. Вопросы финансирования проекта потребуют тщательной проработки уже после того, как будет принято окончательное решение по строительству в Литве терминала СПГ для Беларуси.
 
Непрозрачная  альтернатива
 
Технологические схемы белорусских НПЗ рассчитаны преимущественно на использование нефти качества Urals. Что касается других видов нефти, они тоже могут быть переработаны – в смеси с Urals либо с использованием раздельной переработки. Возможность такой переработки белорусские НПЗ впервые апробировали в этом году, организовав поставки нефти из Венесуэлы.
 
При этом нужно  сразу подчеркнуть: венесуэльскую  нефть нельзя считать альтернативой российской нефти. Сегодняшнее благополучие отечественных НПЗ держится исключительно на 6,3 млн. т беспошлинной нефти – такой объем Россия в этом году поставляет в Беларусь на льготных условиях по существующим с советского времени трубопроводам.
 
Об эффективности  переработки венесуэльской нефти судить сложно, поскольку неизвестна ни ее цена, ни другие условия контракта. Но с мая текущего года налажена регулярная поставка танкерами нефти из Венесуэлы в Беларусь.
 
Сейчас венесуэльская  нефть поставляется в Беларусь через 3 порта (украинский Одесса, эстонский Мууга и литовский Клайпеда), а затем транспортируется по железной дороге. Поставляется по 4-5 танкера в месяц (каждый примерно по 80 тыс. т).
 
Нужны "свои" трубы
 
Но если Беларусь действительно собирается импортировать  из Венесуэлы 8-10 млн. т нефти в год, как объявлено белорусским президентом, то, безусловно, для этого нужна "труба".
 
И дело не только в том, что поставка по железной дороге на такие большие расстояния по железной дороге – очень дорогое удовольствие. Но и потому, что каждый белорусский НПЗ сегодня технически не в состоянии принять больше 2-3 танкеров в месяц. Следовательно, максимальный альтернативный объем, который способны принять белорусские НПЗ за год – около 3 млн. т каждый.
 
Поставки нефти  можно было бы удешевить за счет подключения к трубопроводным системам. Теоретически такая возможность существует как северном, так и в южном для Беларуси направлениях.
 
Тем более, что северная ветка нефтепровода "Дружба" простаивает без работы в направлении Литвы с конца июля 2006 года, а в направлении Латвии – с начала 2003 года.
 
Рассмотрим ситуацию с литовской "трубой". Сейчас этот нефтепровод принадлежит не литовскому правительству, а нефтеперерабатывающему комплексу Orlen Lietuva (раньше – Mazeikiu nafta), собственником которого является польский концерн PKN Orlen. Белорусская сторона во время визита белорусского премьера Сергея Сидорского в Литву в 2010 году обсуждала вопрос загрузки этой "трубы" с представителями PKN Orlen, но о результатах этих переговоров ничего неизвестно. Впрочем, до конца неясны и перспективы бизнеса PKN Orlen в Литве, поскольку еще недавно заявлялось, что компания может продать мажейкяйский завод Orlen Lietuva. В числе претендентов на его покупку называется НК "Роснефть". Не исключено, что в случае покупки этого нефтеперерабатывающего актива, российская компания может возобновить поставку нефти на литовский НПЗ по "трубе", которая стоит без работы больше 4 лет из-за якобы аварийного, как считает Москва, состояния.
 
Что касается безработной латвийской "трубы" (Полоцк-Вентспилс), ее также можно использовать в реверсном (обратном) режиме для прокачки венесуэльской нефти в Беларусь. Правда, через Вентспилс пока не поставлено даже пробной партии. Перевалку нефти и нефтепродуктов в Вентспилсе осуществляет холдинг Ventspils nafta со своим дочерним предприятием Ventspils nafta terminвls. Совладельцем этого холдинга является международный концерн по торговле нефтью и газом Vitol.
 
Между тем, как  недавно сообщал латвийский портал Delfi со ссылкой на мэра Вентспилса Айварса Лембергса, первое судно с венесуэльской нефтью должно было ошвартоваться в Вентспилском порту еще 10 июля. Как отметил А. Лембергс, Вентспилский порт на 100% готов к приему любого танкера из Венесуэлы, и сейчас решение вопроса в руках Vitol. Хотя сам Вентспилский свободный порт и самоуправление города выступают за то, чтобы принимать грузы из Венесуэлы, концерн занимает осторожную позицию. По словам А. Лембергса, у Vitol главные клиенты – в России, и компания не хочет испортить отношения с ними. "Поэтому если им придется делать выбор между поставками нефти Беларуси и отношениями с Россией, допускаю, что, скорее всего, они выберут последнее", – отметил он.
 
По словам мэра, из Вентпилса, конечно же, выгодно  поставлять нефть в Беларусь не по железной дороге, а по нефтепроводу (можно прокачивать более 10 млн. т). "Но компания LatRosTrans, которой принадлежит нефтепровод и которую контролирует российская "Tрaнснефть", очень не хочет, чтобы Беларусь разрешила свои проблемы с поставками нефти в обход России", – отметил А. Лембергс.
 
Но это только одна сторона вопроса. Для того, чтобы  можно было поставлять нефть по трубе из Вентспилса в направлении Новополоцка, в районе терминала в порту нужно построить насосную станцию, необходимо также модернизировать коммуникации и т. д. Все это потребует больших инвестиций. По крайней мере, в 2007 году, когда рассматривался аналогичный проект, организация реверсивного движения по "Дружбе" оценивалась в 15-30 млн. USD, а по срокам вся реконструкция заняла бы около 2,5 лет.
 
Чтобы инвестировать  такие деньги в проект, любая компания потребует от Минска гарантий поставок нефти на несколько лет вперед. Сможет ли дать такие гарантии белорусская сторона?
 
Между тем, в  Стратегии развития энергетического потенциала, которая недавно принята в Беларуси, приоритетным направлением в сфере альтернативных поставок нефти назван не только трубопровод Полоцк-Вентспилс, но и аверсное использование трубопровода Одесса-Броды.
 
Сейчас венесуэльская  нефть поставляется на Мозырский НПЗ через порт Одесса. Технические возможности этого порта позволяют переваливать с морского транспорта в железнодорожные цистерны до 240 тыс. т в месяц (2 танкера по 80 тыс. т). Чтобы увеличить объемы венесуэльской нефти в Беларусь с украинского направления, нужно подключиться к трубопроводу Одесса-Броды.
 
Но такая возможность  в ближайшее время не просматривается. Конечной точкой нефтепровода Одесса-Броды является украинский морской порт Южный, а этот порт сейчас работает в реверсном режиме, прокачивая российскую нефть.
 
Аверс нефти  по нефтепроводу Одесса-Броды возможен, но не ранее конца 2011- начала 2012 года. После того, как Россия построит "Балтийскую трубопроводную систему-2" –  альтернативу нефтепроводу "Дружба", проходящему по территории Беларуси, Украины , Польши и других стран.
 
Многие эксперты считают, что БТС-2 по сути заменит  существовавший с 60-х годов трубопровод "Дружба", в результате чего страны Центральной Европы, Венгрия, Словакия, Чехия окажутся под угрозой сокращения и прекращения поставок нефти. В этом случае у Украины и стран Европы появится только одна возможность получения нефти с Черного моря – через трубопровод Одесса-Броды.
 
В капкане
 
Тем более, что  у России может не хватить нефти, чтобы заполнить нефтепроводы, которые она планирует строить. Президент компании "Транснефть" Николай Токарев уже жаловался вице-премьеру РФ Игорю Сечину на нехватку сырья для заполнения нефтепровода Бургас - Александрополис. В 2009 году Россия также решила присоединиться к трубопроводному проекту Самсун - Джейхан. Российские эксперты отмечают, что на обе трубы нефти не хватит. Не следует забывать, что одновременно "Транснефть" строит БТС-2 и ВСТО-2 (в направлении Китая).
 
Но если даже предположить, что БТС-2 будет заполнен нефтью с других направлений (порт "Южный" и одна из веток "Дружбы"), то оставшиеся проекты все равно потребуют 130-150 млн. т новой нефти, то есть до 30% роста. Такой прирост добычи нефти в РФ труднореализуем.
 
В этой ситуации Беларусь может потерять не только объем транзита российской нефти в направлении Европы. Возникает риск, связанный с загрузкой белорусских НПЗ российским сырьем. Очевидно, что новая ситуация создаст для России дополнительный политический рычаг влияния на Беларусь.
 
Кроме того, поиски Минском нефтяной альтернативы могут спровоцировать Москву на ужесточение условий поставки российского энергосырья в Беларусь.
 
Об этом президент  РФ Дмитрий Медведев уже предупредил  Александра Лукашенко во время их переписки в январе 2010 года. "Ожидаем, что белорусская сторона не будет предпринимать действий, направленных на конкуренцию с российскими поставками нефти (таких, например, как поставки белорусской нефти на Кременчугский НПЗ, изъятый у российского собственника в результате рейдерского захвата, а также возможное участие Беларуси в проекте "Сарматия", – говорится в письме президента Д. Медведева на имя А. Лукашенко.
 
Когда прижало
 
Беларусь с  большим опозданием оценила риски  привязки к одному поставщику энергосырья и занялась поиском альтернативы. Хотя в этой связи стоит напомнить, что в начале 1990-х Беларусь, Украина и Литва обсуждали вопрос об альтернативной схеме поставок нефти – речь шла о создании Балтийско-Черноморского коллектора.
 
Однако после  прихода к власти А. Лукашенко  этот проект был на долгие годы предан забвению. В то время для власти приоритетом была дешевое российское сырье, а о рисках и последствиях полной привязки к одному поставщику никто не думал.
13:44 22/09/2010




Loading...


загружаются комментарии