Эксперт: Нам предстоит пережить две девальвации

Люди уже понимают, что не бывает такого, чтобы напечатали и раздали тебе бумажки, и ты из-за этого стал богаче... Три-четыре месяца — это тот временной лаг, через который повышение тарифной ставки съест инфляция.

Эксперт: Нам предстоит пережить две девальвации
Независимый аналитик Сергей Чалый рассказал "Еврорадио" о том, чем Беларусь заплатит за среднюю зарплату в 500 долларов, почему в следующем году неизбежна девальвация, но без скачка курса, и какие еще проблемы придется решать новому президенту в первые же недели после избрания.
 
-  Последнее время, когда Беларусь как-то балансировала доходы и расходы, — первый квартал 2006 года. С тех времен наши доходы растут медленнее бюджета. Теперь посмотрим на 2010 год. Ни производство, ни доход предприятий, из которого выплачивается зарплата, не выросли. В бюджете дыра. Но тарифная ставка повышается на 15% +31% — почти на 50%. Откуда взять деньги?
 
- Возьмем китайский кредит — 15 миллиардов долларов. Хватит всем.
 
- Китайцы не дураки. Они дают кредиты только под связанные проекты. Это не деньги на поддержание штанов. Россия нам, разумеется, ничего не одолжит. Мы, видимо, вновь обратимся к МВФ, но на протяжении года мы делали все против их рекомендаций. А евробонды для нас — все же очень дорогие деньги.
 
- Ну и какие тогда у нас варианты?
 
- А их по пальцам одной руки можно пересчитать. Поднять налоги? Но у нас и так в налоговой сфере все очень жестко, достаточно посмотреть на рейтинг Doing Business. Уменьшать расходы? Полностью противоречит насущной политической необходимости. Мы пытались это делать в первой половине 2009 года. А под конец года остановились и отказались от этой цели. Увеличивать внешнюю задолженность? Частично используется, но см. выше. Приватизация? Почти стоит. Получается, что другого источника, кроме эмиссионного финансирования, нет.
 
- Так, может, чтобы закрыть дыру в бюджете, после выборов тарифную ставку попросту понизить до прежнего уровня?
 
- Снижение тарифной ставки первого разряда — вещь весьма маловероятная. Есть в экономике такое определение — "липкие" зарплаты. Политически их очень тяжело снижать именно в номинальном выражении — по количеству денег, которые получают люди. Намного проще ограничивать темпы роста. Отменять надбавки. И, естественно, в реальном выражении (например, в пересчете на молоко и хлеб) зарплаты уменьшаются сами собой под влиянием инфляции.
 
- Значит, снова будем печатать деньги?
 
- Да. Но и здесь уже не все так просто. Люди начинают понимать, что это не заработанные деньги. Что их неоткуда взять, что это нарисованные деньги, которые им выдадут на руки. Люди наши уже искушенные, они пережили несколько кризисов и, наконец, понимают, что такое инфляция и откуда она берется. Понимают, что не бывает такого, чтобы напечатали и раздали тебе бумажки, и ты из-за этого стал богаче... Три-четыре месяца — это тот временной лаг, через который повышение тарифной ставки съест инфляция.
 
Мы повторяем то, что привело нас к январю 2009. Только быстрее
 
- В нашей экономике много мифов. Например, почему-то все называют ее экспортно ориентированной. А она никакая не экспортно ориентированная! Так как в такой экономике внутренний спросы жертвуется в пользу внешнего. Курс национальной валюты искусственно занижается, чтобы экспорт в иностранной валюте был более дешевым. И это фактически означало бы сознательное снижение внутреннего спроса из-за ослабления покупательской способности нашего рубля. Это то, что все время делает Китай. На него со всех сторон давят, чтобы он повышал курс юаня. А он ни в какую...
 
А у нас все наоборот! Вся экономическая политика с 2001 года, когда впервые была поставлена цель на повышение средней зарплаты, работает на рост внутреннего спроса. И в определенное время нашего экспорта перестало хватать на то, чтобы оплачивать внутренний спрос. Так что мы не экспортно ориентированная страна, а импортозависимая.
 
- Это снова про внешнеторговое сальдо? То, что сейчас происходит в нашей экономике, — явление для нас не новое?
 
- Мы повторяем то, что привело нас к январю 2009 года, только быстрее. "Разгоняем" внутренний спрос, зафиксировали курс рубля и имеем высокую внутреннюю инфляцию. Внутренние цены в рублях растут, и это означает, что экспортные цены в иностранной валюте тоже растут. Разница между внутренней и внешней инфляцией, на которую не реагирует курс рубля, создает потенциал его переоценки. Переоценки реального курса, а не номинального! Фактически это означает накопление девальвационного потенциала.
 
Если бы у нас был рыночный курс, не фиксированный, он бы естественным образом корректировался на разницу инфляций. У нас она 10%, а снаружи почти нулевая. Значит, в течение года курс должен был бы упасть на 10%.
 
- В январе 2009 года мы компенсировали это девальвацией.
 
- Но девальвация была недостаточной. За 2009 год отрицательно сальдо внешнеторгового баланса не изменилось. Оно сохранилось таким же, как было... Зато у девальвации было много отрицательных последствий. Первое — валютная паника. В долларовом эквиваленте величина депозитов населения упала почти на половину. Это бешеный отток вкладов и, соответственно, давление на наличную валюту. Чтобы сбить панику, пришлось, с одной стороны, высоко вздернуть процентные ставки, чтобы депозиты в национальной валюте стали более привлекательными. И, во-вторых, зафиксировать курс рубля. Трехвалютная корзина — это фактически то же самое, что и просто удержание. Только выглядит по-другому.
 
- Почему?
 
- Потому что Нацбанк все равно привязывает рубль к доллару. В этом несложно убедиться: заходим на сайт Нацбанка и видим, что курс доллара установлен с точностью до рубля. А вот курсы остальных валют — с несколькими цифрами после запятой. Они высчитываются, а курс доллара устанавливается.
 
Мы сделали это, чтобы успокоить людей. Это должны были быть разовые вещи. Как конская доза аспирина, которую дают больному, чтобы сбить температуру. Но все сохранилось до сих пор! Да еще начался аукцион щедрости под названием "Зарплата в 500 долларов".
 
Надо было дать курсу двигаться в темпе инфляции
 
- Так что, у нас преддевальвационная ситуация?
 
- Да, все напоминает конец 2008 года. С той разницей, что на внешних рынках сейчас немного легче, так как кризис закончился. Нет падения нашего экспорта, есть, напротив, небольшой рост.
 
- Как Беларусь могла избежать этой ситуации?
 
- У нас было небольшое окно возможностей. В середине 2009 года у людей закончилась паника. И тогда надо было дать курсу двигаться в темпе инфляции, а еще лучше — опережающими темпами. Фактически проводить ту же девальвацию, но очень предсказуемую и размазанную по времени. Такую, которая не вызвала бы валютной паники.
 
- То есть перейти на рыночный обменный курс?
 
- И тогда, возможно, уже сейчас люди бы к нему привыкли и более спокойно смотрели бы на инфляцию. У нас был шанс перейти с таргетирования курса на таргетирование инфляции. Но мы все сделали наоборот: сохраняем курс и стимулируем внутренний спрос. И сейчас ситуация уже иная: люди в декабре получат свои +31% к тарифной ставке и побегут в обменники, чтобы застраховаться от девальвации.
 
- Разве они уже не там?
 
- С лета 2010 года белорусы покупают валюты больше, чем сдают. Причем в июне еще и рекорд на год по количеству купленной валюты поставили. В июле — новый рекорд. И это последний месяц, по которому есть сведения.
 
В итоге мы оказались в ситуации, когда мы имеем двойной дефицит: и в бюджете, и во внешнеторговом балансе.
 
Нам придется пережить две девальвации
 
 
- Уже можно начинать бояться девальвации?
 
- Резкая девальвация произойдет навряд ли. Так как затем доверие к национальной валюте придется возвращать под влиянием инфляции — тоже девальвация, хотя ее так и не называют. И если не ожидать резкого скачка, нет и необходимости срочно переводить рубли в доллары. На этом не получится выиграть, поскольку курс будет меняться медленно. А кушать надо каждый день, поэтому доллары придется менять назад на рубли.
 
- Здесь, скорее, можно будет проиграть на разнице курсов покупки и продажи.
 
- Пусть и постепенная, девальвация через курс сделает экспорт более привлекательным, а импорт более дорогим. Это для нас не так уж и хорошо, так как у нас импортоемкое производство. Есть и другая девальвация — внутренняя. Ограничение бюджетных расходов и реальных доходов населения. То, через что без девальвации прошла Прибалтика. Непопулярные меры — но с точки зрения макроэкономики эти девальвации дают одно и то же.
 
По большому счету, нам придется проводить обе девальвации. Короче, у нового президента экономических проблем будет выше крыши. Причем решать их придется почти сразу.
 
Кто бы ни выиграл выборы, все будут вынуждены делать одно и то же
 
- Делается ли что-нибудь в этом направлении уже сейчас?
 
- Наоборот! К президенту приходит Петр Прокопович и говорит, что Нацбанк может даже сузить валютный коридор. Но надо не заявления делать из серии "Мы никогда ничего не допустим", поскольку таким обещаниям люди не верят. И срыв в панику возникает как раз тогда, когда люди не верят обещаниям прочности. Нацбанк может? Так давайте проверим, действительно ли он может, — думают люди.
 
Наоборот, надо было бы объявить, что рубль будет падать. Но падать не случайно и непонятно когда, а предсказуемо. И в ситуации, когда курс планируется снизить, параллельно должны стать более привлекательными депозиты в рублях.
 
- Мол, власти объявляют, что рубль подешевеет. Но я знаю, что если я отнесу его в банк, я его не потеряю.
 
- А паника возникает, когда не знаешь, чего ожидать и когда бухнет по голове. Вот когда люди не верят обещаниям центрального банка — они превращаются в валютных спекулянтов. А валютные спекулянты, когда сомневаются в том, что центробанк ответит за свои слова, занимают позицию против. Бегут туда, где можно поймать правительство на невыполнении обязательства, например, удержать курс, который удержать невозможно. В нашем случае это уже происходит — население "переводится" в доллары.
 
- В воздухе висит еще и вопрос по российскому газу, который, очевидно, тяжелым грузом ляжет на бюджет в следующем году.
 
- Я не думаю, что газ существенно поднимется в цене. 250 долларов — это блеф. Неоткуда взяться такой цифре. Насколько я знаю формулу, которую рисовал "Газпром", там исчезает скидка в 10%. Цены на газ стабильные, поэтому к 195 долларам, которые мы платим за 1000 кубометров газа в третьем квартале 2010 года, можно добавлять 10% — и вот, это будет новая цена.
 
- Хотя бы кто-нибудь из предполагаемых кандидатов понимает все эти проблемы?
 
- Ни у кого в программах я этого не видел. Ни у кандидата №1, ни у кандидатов №№2-17. Там все больше про новые рабочие места. Но анекдот в том, что кто бы ни выиграл выборы, все будут вынуждены делать одно и то же! И меры эти будут довольно болезненными. Такой будет цена года с октября-ноября прошлого по октябрь-ноябрь этого года, которую мы попросту про###ли. Решили, что уже здоровы, остановили все реформы и зашагали вперед бодрой походкой.
17:30 05/10/2010




Loading...


загружаются комментарии