Eще один спонсор

Лукашенко нечем платить за венесуэльскую нефть.

Eще один спонсор
В конце минувшей недели, проездом из Москвы в Киев, в Минске оказался президент Венесуэлы У. Чавес. Нельзя сказать, что его приезду были как-то особо рады в белорусском истэблишменте. Ни для кого не было секретом, что главная проблема между Беларусью и Венесуэлой - быстро нарастающий долг Минска за поставленную Каракасом нефть. Платить, понятно дело, нечем. Да, впрочем, что скрывать, Минск и не планировал платить… А. Лукашенко необходимо выполнять предвыборное обещание - повышать среднюю заработную плату до 500 долларов.
 
Нет, совсем без денег Уго не оставили. Согласно полученной информации очень крупную сумму в наличной форме (!) все-таки погрузили в самолет президента Венесуэлы. Именно эти деньги ночью за три-четыре дня до визита Чавеса в Беларусь пересчитывали в одном из первых полугосударственных банков республики. Между прочим, домой никого не отпустили. Как говорят свидетели, доллары были какие-то залежалые, лет десять, видимо, еще с времен расцвета белорусской контрабанды в рамках российско-белорусского таможенной зоны, прятались по каким-то сейфам …
 
В общем, «свою» долю президент Венесуэлы получил. Сама тропическая республика может не торопиться, ожидая, как красочно описывал 16 октября А. Лукашенко, когда заработают строящиеся в Венесуэле заводы по производству белорусских грузовиков и тракторов. Тогда и пойдут расчеты за поставленную нефть. Правда страшно подумать, сколько потребуется этих грузовиков и тракторов, чтобы оплатить, согласно подписанного 16 октября контакта до 2014 г., запланированные 10 млн. тонн нефти в год.
 
Чтобы все это не выглядело уж совсем фантазийно, Минск выразил готовность возвести дополнительные заводы по производству продукции легкой промышленности и мебели. Естественно, пока все это будет строиться на уровне технологий 80-х годов прошлого века, нефть должна идти в Беларусь непрерывным потоком. Затем будут модернизировать… и дальше морочить голову потомкам индейцев и конкистадоров. Стоит отметить, что все это напоминает формулу сотрудничество РБ с РФ в 90-е годы. Если это так, то Минск нашел очередного спонсора…
 
В ходе переговоров Уго радостно кивал головой (все равно свои деньги он уже получил) и на все вроде бы соглашался (а что ему оставалось делать), но дипломатично отметил, что основной (официальный) долг как-то не красит дружеских отношений, твердо установившихся между Минском и Каракасом.  Сюжет был бы неполной, если бы А. Лукашенко не применил свой традиционный прием, которым он пользуется уже второе десятилетие: Венесуэле было предложено поучаствовать в приватизации белорусских производственных активов…
 
Можно сбиться со счета, пытаясь определить кому и сколько раз эти несчастные «лакомые куски» белорусской экономики предлагал белорусский президент. Это давно стало политическим анекдотом.  А. Лукашенко повторяет этот трюк каждому высокопоставленному зарубежному гостю и во время своего очередного, в общем редкого, визита за рубеж. На днях, во время встречи с   членом Палаты представителей Конгресса США Уильямом Делахантом американскому капиталу также было предложено поприватизировать белорусские производственные активы…  С невероятной настойчивостью А, Лукашенко забрасывает в окружающий политический и экономический мир   приватизационную  «куклу» или приманку для легковерных политиков и инвесторов.
 
Учитывая, что вся экономика республики давно уже «расписана» по чиновным собственникам, т.е. фактически приватизирована и единственная проблема состоит в узаконивании результатов номенклатурной приватизации, то А. Лукашенко предлагает У. Чавесу поверить в приватизационный миф.
 
Чтобы президент Венесуэлы все-таки «не соскочил с крючка», в ходе встречи был использован все арсенал политической риторики: А. Лукашенко непрерывно благодарил и благодарил  Уго Чавеса. Стоит вслушаться в слова белорусского президента: «Приветствую тебя на уже твоей белорусской земле (!). Ты вложил много своей энергии, своего доброго сердца в строительство независимой Беларуси, и об этом знают все белорусы… В эту трудную минуту ты подставил свое плечо Беларуси, протянул руку помощи, и это мы будем помнить всегда… Я не хочу быть твоим должником, в хорошем смысле слова (!), не только в материальном(?). Мы сделаем для Венесуэлы столько, что ты никогда не пожалеешь, что начал с нами сотрудничество… Мы особенно признательны руководству и работникам Венесуэльской нефтяной компании, которая выполняет все договоренности… Рассчитывайте на нас(!) - все, что мы можем, все, на что мы способны, а мы можем немало, мы готовы сделать для венесуэльского народа в счет благодарности за то, что сделали вы для нас…». Автор приносит извинения за столь обширную цитату, но трудно отказать себе в удовольствии понаблюдать за процессом глобального взаимного одурачивания в духе бессмертного «Приключение Буратино». Причем необходимо помнить, что рассыпающиеся в похвалах друг другу президенты считают себя, по меньшей мере, гораздо  хитрее партнера, что придает особую пикантность их диалогу. Жаль, что А. Лукашенко не провозгласил белорусов индейцами карибу со знаком качества. Но всему свое время…
 
Итак, все повторяется. Белорусское руководство буквально ходит по кругу, используя одни и те же методы по вытягиванию из окружающего мира денег, ресурсов, дотаций , преференций. На идеологической волне (в данном случае, антиимпериалистической, а до этого с Россией на интеграционной), ставится задача получить в республику по сниженным ценам или с отсрочкой платежа поставки нужного сырья и энергоносителей. На втором этапе вместо оплаты за поставку нетрудно провозгласить широкое экономическое сотрудничество (можно и об интеграции поговорить), включая перенос финишной сборки белорусских «МАЗов» и тракторов «Беларусь» (больше собирать нечего). На следующей стадии можно пообещать допустить к приватизации и водить за нос пару десятилетий, откладывая расчеты из года в год.
 
Важнейшая  стадия – криминальная.  Это когда, к примеру, российский губернатор организовывает поставку в свою область белорусской сельхозтехники и получает за данный контракт, оплаченный бюджетом области иди края,  от Минска свою «долю». В том же формате идет работа с белорусским лобби в Москве – от выбитых преференций и дотаций из федерального бюджета ручеек возвращается в Москву.
 
В отношениях Венесуэлы все стадии были пройдены буквально за несколько лет. Не было провозглашено только белорусско-венесуэльской интеграции, так как трудно представить ее реальное воплощение в жизнь через Европу и Атлантику. Но в целом, А. Лукашенко хорошо поработал – нефть еще определенное время (минимум год) будет идти через океан и пока У. Чавес у власти, еще не раз хрустящие и нигде не регистрируемые доллары и евро пересекут половину земного шара, чтобы пополнить личную казну лидера Боливарианской революции.
 
Проблему с Венесуэлой, вернее с долгом за нефть, А. Лукашенко на время решил, что очень ценно для белорусского президента в преддверии выборов 19 декабря. Это обеспечит частичную поддержку его власти уже в 2011 году.
 
Реакция Москвы
 
Между тем, видимо, находясь на той же «венесуэльской волне» (напоминаем, что до поездки в Минск, У. Чавес посетил Москву), глава Администрации президента России С. Нарышкин на встрече с белорусскими журналистами тепло высказался в отношении перспектив дальнейшего белорусско-венесуэльского нефтяного сотрудничества, отмечая, чтоБелоруссия - суверенное государство, которое само может решать, у кого ему выгодно покупать нефть, а у кого - нет, и по каким ценам. При этом С. Нарышкин добавил, что если Белоруссии выгодно покупать именно венесуэльскую нефть и наращивать объем ее закупок, то Россия будет такое сотрудничество только приветствовать, так  появление венесуэльской нефти на белорусских НПЗ позволит России высвободить те объемы, которые продаются Минску на беспошлинной основе. Освободившаяся нефть уйдет на более дорогие рынки, что выгодно российским нефтяным компаниям.  Естественно, на это заявление С. Нарышкина было обращено особое внимание в Минске, так как фактически Глава Администрации Д. Медведева отверг постоянные заявления А. Лукашенко, уверяющего, что Москва препятствует столь экономически «выгодному» для Минска сотрудничеству с Каракасом (последний раз публично – 1 октября на пресс-конференции для российских провинциальных журналистов). Во-вторых, поставки венесуэльской нефти действительно создают благоприятную для Москвы возможность по отправке немалого объема нефти (освобождается минимум 10 млн. тонн) на европейский или китайский рынки. В-третьих, венесуэльская нефть снимает с Москвы подозрения в ее желании то ли овладеть белорусской нефтехимией по бросовой цене, то вообще погубить белорусские НПЗ. Пожалуйста, есть мировой нефтяной рынок и никто не мешает брать нефть откуда угодно. Правда, было бы странно требовать от Москвы еще и помогать Минску доводить заокеанскую нефть до Беларуси... И в-четвертых, венесуэльская нефть вполне заменяет квоту российской беспошлинной нефти. Странно, что белорусская сторона не поняла иронию С. Нарышкина. В самом деле, если нравится У. Чавесу дотировать А. Лукашенко, то Москва с радостью перепоручит Каракасу поддержку белорусской нефтепереработки, а по сути самого режима А. Лукашенко.
 
Реликты иждивенчества
 
Между прочим, чем ближе к выборам, тем странностей все больше. К ним необходимо отнести и появившееся за сутки до Союзного Совмина заявление зам. министра экономики РБ А. Филонова, который потребовал от России увязывать внутренние цены на газ с ценой поставки газа в РБ в 2011 -2015 гг. Это означает, что Россия должна применить принцип «равнодоходности» во время переговоров по газовому контракту на ближайшую пятилетку. Естественно, это подразумевает, что газовые переговоры должны идти в союзном формате ключе.
 
Это интересное заявление… Дело в том, что обычно, когда от Беларуси требуются внешнеполитические решения в союзном формате (признание, к примеру, Абхазии и Южной Осетии), в Минске начинают очень эмоционально  говорить и даже кричать об ущемлении белорусского суверенитета. Но вот когда возникает вопрос о поставке энергоносителей в РБ, Минск не беспокоит это «ущемление» собственного суверенитета и он уже добивается «равенства», «равного доступа» или «равнодоходности» с Россией во всем. К примеру с российскими  производителями на их же российском рынке («равный доступ»). Или с внутрироссийскими ценами на газ… и т.д. Стоит отметить, что это  очень странная «равнодоходность» и «равный доступ» на чужом рынке и на чужих минеральных запасах. С тем же успехом гость может потребовать от хозяина «равный доступ» к жене хозяина. Это ведь так «по-братски»…
 
В общем, мы в очередной раз сталкиваемся с интересным феноменом политической психологии белорусского политического класса, который до сих пор уверен, что Россия – белорусская колония, доставшаяся Минску в наследство от распавшегося Советского Союза. Автор этих строк очень хорошо запомнил, как после зимнего газо-нефтяного кризиса 2006-2007 года, после цунами грязи, вылитой на Россию с белорусского телеэкрана (все записано!), после откачки транзитной российской нефти с нефтепровода «Дружба» на Мозырский НПЗ (потом пришлось вернуть с позором на всю Европу), в марте 2007 г. в Москве появились представители белорусского правительства с мягким увещеванием: «Ну да ладно вам, ну поругались и будя… Давайте-ка нам…».
 
Именно в таком иждивенческом формате и необходимо расценивать заявление господина Филонова, который, видимо, считает, что война войной (в данном случае, информационно-пропагандистская), а «обед», естественно, за счет соседа, по расписанию. Придется в очередной раз признать, что Минск до сих пор не понял и не поверил, что не Россия потеряла Беларусь (она этого и не заметила), а Беларусь потеряла Россию.
 
Завершившийся в минувшую пятницу 30-минутный Союзный Совмин прекрасно проиллюстрировал вышеназванное кардинальное изменение в российско-белорусских отношениях.
 
Совмин
 
Главным результатом Союзного Совмина оказалось то, что вопросы, связанные с поставками в республику нефти и газа, оказались для РФ давно решенными, что и подтвердилось в заявлениях российского премьера В. Путина. В частности, Минску пришлось окончательно забыть о возможности увеличить поставки беспошлинной нефти в текущем году. Об этом и речи не могло быть. Увеличение квоты на поставку беспошлинной нефти в 2011 году осталось под сомнением, как и сохранение самой квоты.
 
Цена на газ в 2011 году не подлежит корректировке. Между прочим, вопрос о газе на Союзном Совмине лишний раз подтвердила невероятную изворотливость белорусских министров, неоднократно, еще с августа заявлявших, что с Москвой уже идут газовые переговоры.  Естественно, никаких переговоров не проводилось.
 
Не остался в тени и вопрос о «равнодоходности» в цене на газ в 2011 – 2014 гг. В. Путин пообещал подойти к равнодоходности… с 2015 г. («Я дал указание начать работать сегодня по подготовке контракта на 2012-2015 годы исходя из наших стратегических задач... и с учетом выхода на равнодоходность с 2015 года» В. Путин). В общем, господин Филонов получил исчерпывающий ответ.
 
Особый интерес белорусской стороны был связан с обещанием, подтвержденным В. Путиным, снять экспортные пошлины на российскую нефть в случае подписания Минском всего пакета соглашений по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП). Однако и здесь возникли вопросы, так как вслед за заявлением российского премьера появились намеки на создание системы компенсаций, гарантирующей   защиту российского бюджета от перепродажи Минском российской нефти в Евросоюз.
 
Безусловно, Москва настойчиво, но в рамках действующих контрактов,  уходит от экономической поддержки А. Лукашенко. В политическом плане белорусский президент такой поддержки уже не имеет. А. Лукашенко ничего не остается, как изобретать все новые и новые формы политических «крючков», чтобы зацепиться за российский «корабль» и удержаться на плаву. Одним из вариантов такой постоянной борьбы за власть является попытка использовать подписание соглашений по созданию ЕЭП для легитимизации четвертого президентского срока. Но данная интрига еще впереди…
 
В целом, Союзный Совмин не привнес ничего неожиданного в процесс продолжающегося политического разъединения России и Беларуси. Обмен любезностями, а российская сторона была подчеркнута доброжелательна к белорусскому народу и белорусскому государству («Убежден, что проблемы и споры, недопонимание, как и в семье, неизбежны. Но чаяния наших братских народов важнее. Беларусь и Россия настроены на сотрудничество (об Лукашенко ни слова – А.С)» В. Путин), позволил официальному Минску заявить, что «Москва одумалась» и в Москве постепенно восторжествовал «разум».
 
На самом деле в панегириках российско-белорусским связям  белорусский президент демонстративно отделялся от Беларуси, что вполне увязывается с заявлениями С. Нарышкина, который отметил, что Россия на предстоящих выборах президента РБ будет ориентироваться не на кандидата, а на степень «соответствия процедуры выборов нормам белорусского законодательства и общепризнанным международным демократическим нормам».  Нет нужды объяснять, что значит данная фраза для политического будущего А. Лукашенко…
12:46 18/10/2010




Loading...


загружаются комментарии