Пессимистическая статистика

В 1985 году такое состояние экономики было официально названо застоем, который первоначально пробовали преодолеть с помощью ускорения, а спустя некоторое время пришли к выводу о необходимости коренной перестройки всей системы хозяйствования.

Пессимистическая статистика

Синоптики утешают людей, напуганных очередными предсказаниями о леденящих холодах или же о глобальном потеплении, утверждая, что наука еще не научилась составлять достаточно надежные прогнозы погоды на срок более 10 дней. То есть обо всем, что выходит за рамки этого срока, можно сказать: то ли будет, то ли нет.


Вероятно, синоптикам можно верить, поскольку им постоянно приходится убеждать заинтересованных в хорошей погоде и наделенных властью лиц в том, что на самом деле их провидческие возможности ограничены. Иначе к постоянным упрекам за неточность прогнозов могут добавиться оргвыводы. Скажут: обещал, но не сделал.


В общем, для выживания синоптикам требуется сохранять хладнокровие Понтия Пилата: делайте что хотите, а я умываю руки.


Остальные захвачены потоком лихорадочной созидательной деятельности. Всяк норовит сделать больше и лучше, чем это возможно и нужно.


Например, аграрии. Их не смущает, что производственные успехи в отрасли самым непосредственным образом определяются непредсказуемыми погодными условиями. В 2009 году в хозяйствах всех категорий производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах составило 26,5 трлн. BYR и увеличилось по сравнению с 2008 годом в сопоставимых ценах на 1,3%. Прогноз по темпам роста продукции сельского хозяйства не выполнен всеми областями. А в "самой аграрной" из областей валовой показатель упал до 99,3%.


Однако, по данным Белстата, в 2008 году в текущих ценах валовое производство сельскохозяйственной продукции во всех категориях хозяйств составляло 26,9 трлн. BYR, что на 400 млн. BYR превышало валовые показатели 2009 года в текущих ценах. Это обстоятельство, соотнесенное с ростом индекса цен, позволяет поставить под сомнение факт роста валового объема производства в сопоставимых ценах.


В 1985 году такое состояние экономики было официально названо застоем, который первоначально пробовали преодолеть с помощью ускорения, а спустя некоторое время пришли к выводу о необходимости коренной перестройки всей системы хозяйствования. Известно, что из этого получилось, но у перестройки было больше шансов на успех, поскольку она открывала возможности значительного увеличения объемов производства в хозяйствах населения. В то время отдельные, напуганные экспансией частника, руководители, опасаясь за судьбу колхозов, даже отдавали приказы бульдозерами сносить парники и теплицы в хозяйствах населения, вырубать сады, запахивать делянки, несанкционированно засеваемые гражданами.


Сегодня социально-экономическая ситуация изменилась самым радикальным образом. Во-первых, в Беларуси получает логическое завершение то, что некогда было названо планомерной социалистической урбанизацией. Во-вторых, сельское население, в массе своей представленное социальными аутсайдерами, стремительно постарело и сократилось численно. В связи с этим резко уменьшилась численность личных подсобных хозяйств "полного цикла", в которых растениеводство служило базой для животноводства, животноводство обеспечивало домохозяйства потребительскими ресурсами, растениеводство - удобрениями. В таких домохозяйствах на самом деле производственный процесс находился в состоянии динамического равновесия с процессом потребления.


По этой причине сокращение потребления соответствующим образом сказалось на сокращении производства. В Беларуси традиционная деревня уже превратилась в особый вид социальной резервации для доживания "последних из могикан" - крестьян, которым участие в колхозном производстве позволяло заниматься своим личным хозяйством. Такое психологическое и социально-экономическое раздвоение позволяло выживать. Сейчас этим людям доживать позволяет пенсия.


Но все это не имеет никакого отношения к проводимой аграрной политике, направленной на повышение результатов, но не получающей их. По данным Белстата, в январе - сентябре 2010  г. в хозяйствах всех категорий производство продукции сельского хозяйства в текущих ценах составило 25,5 трлн. BYR и увеличилось по сравнению с январем - сентябрем 2009  г. в сопоставимых ценах на 1,1%.


В организациях, осуществляющих сельскохозяйственную деятельность, объем производства продукции за этот период увеличился на 1,2%. При этом производство продукции животноводства увеличилось на 5,5%, растениеводства - уменьшилось на 3,8%.


В то же время закупки молока в хозяйствах населения снизились на 19,3%, до 282,3 тыс. тонн. В Могилевской области они снизились на 22,7%, в Минской - на 21%, в Витебской - на 18,9%, в Гродненской - на 18,8%, в Брестской - на 18,7%, в Гомельской - на 16,8%.


Заготовительные организации закупили у населения на 4,5% меньше крупного рогатого скота - 94,4 тыс. голов. Закупки увеличились только в Минской и Могилевской областях, соответственно на 5,9 и 5,8%. В Гродненской области они сократились на 17,2%, в Гомельской - на 7,6%, в Брестской - на 6,1%, в Витебской - на 1,1%.


В отличие от идеологов "Возрождения села", Белстат сохраняет строгую логику в объяснении причин: "Снижение закупок молока и молодняка КРС у населения во многом связано с тем, что за последние годы уменьшилось количество личных подворий, содержащих скот, а соответственно, сократилось поголовье коров у населения". Так, в прошлом году по сравнению с 2008-м количество личных подсобных хозяйств сократилось на 17,6 тыс. (на 1,6%), поголовье крупного рогатого скота - на 23,8 тыс. голов (на 8,5%). В 2000 году доля домашних хозяйств, не содержащих в личных подворьях вообще никаких видов скота, составляла 33,1%. На начало 2010 года она увеличилась до 56%, не содержащих коров - с 57 до 84,6%.


Все, точка возврата пройдена. Теперь не у каждого дедушки и не у каждой бабушки в хозяйстве остается даже курочка Ряба. И хоть неси она золотые яйца, ничего от этого не изменится.


По данным на 1 января, в сельской местности Беларуси насчитывалось 1 млн. 90,2 тыс. домохозяйств. В землепользовании населения находилось 11,6% сельхозугодий. В хозяйствах населения имелось 254,8 тыс. голов КРС, в том числе 201,3 тыс. коров.


Годовой прогноз по темпам роста продукции сельского хозяйства не выполняется во всех областях. При этом в Гомельской и Могилевской областях темпы производства продукции сельского хозяйства не достигли уровня прошлого года. Прогнозируемый рост должен был достичь 10-11%. Очевидно, влюбившись на школьной скамье в воспетое Маяковским "планов громадье", трудно удержаться от соблазна. По новейшим прогнозам Минсельхозпрода, начиная с будущего года сельхозпроизводство должно нарастать на 10-15% ежегодно, чтобы к концу будущей пятилетки увеличиться в 1,5 раза.


Прокомментировать это можно одной фразой: им, наверное, виднее, они к земле ближе.


Между тем просроченная кредиторская задолженность на 1 сентября составила 2 трлн. BYR . По сравнению с 1 сентября 2009 г. она увеличилась на 21%, по сравнению с началом года - на 7,5%. На долю сельскохозяйственных организаций приходилось 32,3% всей просроченной кредиторской задолженности в стране. Просроченная кредиторская задолженность превысила просроченную дебиторскую задолженность в 4,6 раза.


Просроченная задолженность по кредитам и займам сельскохозяйственных организаций на 1 сентября 2010 г. составила 496,1 млрд. BYR и по сравнению с 1 сентября 2009 г. выросла в 1,6 раза. По сравнению с началом года задолженность увеличилась в 1,5 раза. На долю сельскохозяйственных организаций приходилось 39,1% всей просроченной задолженности по кредитам и займам в стране.


Но настоящий "жах" начинается, если вспомнить, что общая сумма кредитных обязательств сельскохозяйственных организаций в 2009 году увеличилась до 10 трлн. BYR, а общая сумма всех финансовых обязательств достигла 34 трлн. BYR. По мнению Семена Шапиро, тогдашнего министра сельского хозяйства, данное обстоятельство угрожало параличом хозяйственной деятельности организаций по причине недостатка оборотных средств. В переводе на простой человеческий язык это означает: отрасль обанкротилась.


Обанкротилась бы, если бы сельхозорганизации были частными.


От банкротства их избавили достаточно простым и традиционным способом: Указом президента Беларуси от 1 марта 2010 года № 92 "О некоторых вопросах сельскохозяйственных организаций" им на 10 лет предоставлена рассрочка погашения задолженности, существовавшей на 1 января 2010 года.


Отметим, что данная мера является рутинной в арсенале административных способов оздоровления финансов сельскохозяйственных организаций. Если не принимать во внимание "созидательный пафос", который сопутствует каждому решению о рассрочке в выполнении финансовых обязательств организациями, то настоящей их причиной является твердая уверенность всех заинтересованных участников в том, что рассчитываться по своим долговых обязательствам сельхозорганизации не могут. А раз не могут, то и не хотят. Особенно те, кто имеет такие возможности. Государство, в свою очередь, не может потребовать этого от "передовиков", поскольку это будет очевидным для всех наказанием "за инициативу". Сочетание всех этих экономических и психологических, организационных и политических соображений продуцирует абсолютную безответственность в распоряжении бюджетными средствами тех, кто эти средства выделяет, и тех, кто ими распоряжается.


Именно это обстоятельство не позволяет присоединиться к оптимистической точке зрения, согласно которой в недалеком будущем в отрасли наступит давно ожидаемый качественный перелом. Но наш пессимизм относится вовсе не к оценке текущих перспектив. Он гораздо глубже и основательнее, поскольку с завидным постоянством воспроизводится самой системой хозяйствования, денежные аппетиты которой постоянно увеличиваются, что странным образом приводит почти к прямо пропорциональному ухудшению финансово-экономических показателей предприятий.

08:51 02/11/2010




Loading...


загружаются комментарии