Как ломают комедию

Бесспорным свидетельством приближения выборов следует считать вал публикаций в СМИ о достижениях Беларуси за последние годы.

Как ломают комедию
Такой же беспрецедентной беспредельщины достигла и похвальба достижениями грядущими, о которых говорят только одно: они будут еще большими.
 
В общем, ситуация хоть и привычная, но необычная. Такими же будут, очевидно, и сами выборы.
 
Есть только одно ведомство, которое вносит некоторый диссонанс в общий радостный ор поэтов, политиков и аналитиков, - Комитет государственного контроля. Ему по штату положено фиксировать внимание публики на отдельных еще неизжитых острых недостатках. На сей раз от особенно сурового в свете текущего момента Зенона Ломатя досталось "Беллегпрому". Причина банальна. За последние три года организациям "Беллегпрома" была оказана государственная поддержка на сумму более 384 млрд. BYR, которую распределили по нужде и справедливости между половиной входящих в него предприятий.
 
Государство ожидало от этих вложений экономического и социального эффекта в виде солидного пополнения банковских счетов предприятий и радующихся новой счастливой жизни ткачих и швей-мотористок. А в итоге оказалось, что под мудрым руководством вертикально ответственных чиновников они не смогли заработать достаточно денег даже на свои традиционно "нижесредние зарплаты".
 
В связи с этим вспоминается прелюдия "белорусского экономического чуда", сыгранная минскими текстильщицами осенью 1995 года, когда ткачихам "Камволя" на несколько месяцев задержали зарплату. Но время тогда было неустоявшееся, полное надежд, поэтому лично Лукашенко, вступив в непосредственный контакт с работницами, разрулил ситуацию. Пообещав, что повторения таких безобразий не допустит. Между тем в отрасли, оказывается, мало что изменилось в лучшую сторону.
 
А возможно, и ухудшилось. 15 лет назад отечественная легкая промышленность имела в качестве основного конкурента китайских полукустарей, легко побеждая их за счет большей прочности тканей, меньшей их маркости, большей влагоустойчивости обуви. Теперь все качественные преимущества перешли к китайцам, а в ценовой конкуренции их победить вряд ли возможно вообще.
 
Разумеется, КГК нет никакого дела до китайцев, наводнивших страну дешевыми товарами народного потребления, в том числе и сложнотехническими. Это ведомство если и анализирует обстоятельства, то с обвинительным уклоном. По словам г-на Ломатя, предприятия не сумели толково использовать выделенные огромные деньги и тем самым не выполнили те условия, на которых оказывалась государственная поддержка.
 
Впрочем, признаки выздоровления все же наблюдаются. Если за 2009 год концерн не выполнил 7 показателей, то за первое полугодие 2010-го - только 3. То есть вторичные признаки проявляются все более отчетливо, пропорции все больше, по отечественным стандартам приближаются к классическим, но организм с экономической точки зрения все еще остается бесплодным. То есть не снижается количество убыточных предприятий, не всегда эффективно используются бюджетные средства, направляемые на разработку новой современной продукции, на техперевооружение. Были факты, когда научные разработки, профинансированные за счет средств инновационного фонда, не были внедрены в производство, в отдельных случаях их внедрение затягивалось.
 
"Спрашивается: зачем тогда разрабатывали, для кого?" - риторически восклицал главный контролер страны. Хотя именно он должен знать, на что, например, потрачены инновационные денежки. На косметический ремонт фасадов зданий, перевод котельных на местное топливо, на покраску газонов перед приездом высокого начальства? А главное, кто ими так вольно распорядился?
 
"Один пишем, два в уме", - так некогда в школе обучали детишек арифметическому счету. Теперь все это переложили на плечи умных машин. Тем не менее всякий знакомый с правилами счета сообразит, что для общей характеристики состояния дел в отрасли больше всего подходит выразительное белорусское слово "заняпад".
 
Например, отрасль производит продукцию невысокого качества. По этой причине в текущем году общая стоимость запрещенной к реализации продукции достигла 514 млн. BYR. Как говорится, немногим более полумиллиарда.

О такой сумме не скажешь "мелочь", даже если она выражена в нашей легковесной валюте.
 
Разумеется, в "подконтрольный" период предприятия концерна не могли решить проблему затоваренности готовой продукцией. Кризисы сбыта случаются и в более свободных экономиках, а наша на том только и держится, чтобы гнать вал любой ценой, а после предлагать  по принципу "кто сколько даст".
 
В общем, сумма складских запасов в "Беллегпроме" по состоянию на 1 октября составляла 395 млрд. USD. О деньгах, потраченных на их производство, тоже нельзя сказать, что они эффективно использованы. Сложив три названные главным контролером страны цифры, получим недалекую от 1 триллиона BYR сумму.
 
На коллегии КГК, где эти вопросы обсуждались, существовал определенный плюрализм оценок. Например, начальник главного управления контроля отраслей сфер материального производства КГК Виталий Дерех считает, что нельзя говорить о неэффективном использовании отраслью средств господдержки в целом, следует говорить об имевших место случаях неэффективного их использования. Возможно, специалисту виднее. Поэтому скромно предположим, что будь этот "почти триллион рублей" направлен в другие отрасли, он принес бы больше пользы.
 
Впрочем, если судить по проблеме складских запасов, в свете которой достижения "Беллегпрома" оценивал З. Ломать, такую отрасль еще требуется поискать. В связи с этим слегка наигранным выглядит его недоумение по поводу фактов неэффективного распоряжения госимуществом рядом организаций, в которых не используется до трети производственных площадей. Вполне возможно, что ломать комедию приходится ради высоких политических интересов. СМИ переполнены сообщениями о резком оживлении среди потенциальных инвесторов, о том, что площади не будут продаваться за бесценок, а тут такое запустение.
 
Но, возможно, руководители (они все в основном прошли советскую школу жизни, помнят, что запас беды не чинит) не сдают помещения в аренду, опасаясь, как бы не пришлось их арендовать у арендаторов в случае нового роста запасов своей продукции. Ведь еще недавно некоторым "отдельным" предприятиям пришлось с такой проблемой столкнуться.
 
Среди основных причин затоваренности КГК названы не отвечающие современным требованиям маркетинговая политика предприятий концерна, подходы к развитию товаропроводящей сети, использование устаревших технологий и изношенного оборудования. Проблемой предприятий является и неликвидная продукция.
 
По нашему мнению, это механическое перечисление разных по своей природе факторов, в котором отсутствует малейший намек на основную причину бедственного положения не только предприятий концерна, но и других отраслей промышленности (машиностроительной, радиоэлектронной), строительных, транспортных и сельскохозяйственных предприятий и организаций. Это погоня за валовыми показателями в физическом выражении и стоимостном исчислении, которая категорически сопротивляется инновациям и вновь до предела обостряет проблему внедрения, которая перестала быть актуальной еще в первые годы перехода к рыночной экономике.
 
И что делать предприятиям после такого строгого окрика и такого невнятного анализа? Ведь вполне понятно, что улучшение маркетинга и товаропроизводящей сети при использовании устаревших технологий и оборудования равносильно сознательному обману потенциальных клиентов. Вообще, где можно реализовать неликвидную продукцию, если Хитровский рынок с его бандитами-зазывалами закрыт сто лет назад?
 
КГК ответа на этот вопрос не дает. А отвечать надо. Почему отрасль вместо экономии материальных и финансовых ресурсов (планировалось на 2009 г. минус 1,2%) увеличивает затраты (получилось плюс 1,5%)? Может быть, потому, что растут расходы на эксплуатацию и ремонт изношенного оборудования. Но контролеры видят причину в том, что концерн хронически не может подобрать хороших руководителей предприятий.
 
Кто ж пойдет на разваленное хозяйство. Автору, проработавшему несколько лет на разных заводах, доподлинно известно, что на разболтанный станок трудно найти даже простого операционника. А тут целое предприятие, за результаты работы которого приходится расплачиваться репутацией, кошельком или даже свободой.
 
Эта малая политика. От большой она часто отличается неочевидным характером преступления, за которое следует вполне очевидное наказание.
10:49 16/11/2010




Loading...


загружаются комментарии