Неожиданные параллели

Ажиотаж вокруг прокачки венесуэльской нефти по нефтепроводу Одесса - Броды на Мозырский завод и открываемые этим событием перспективы внешне напоминает обсуждение советской общественностью литературных трудов Брежнева, когда с "Малой земли" было велено собрать богатый урожай.

Неожиданные параллели

Пробная прокачка первой партии венесуэльской нефти по нефтепроводу Одесса - Броды на Мозырский нефтеперерабатывающий завод и открываемые этим событием перспективы вызвали настоящий ажиотаж в СМИ.


Внешне все напоминает обсуждение советской общественностью литературных трудов престарелого Брежнева, когда с "Малой земли" было велено собрать богатый урожай. В нынешнем действии, помимо сильного административного посыла, присутствует энтузиазм "волонтеров свободы". Большинство из них оценивают это событие как решительный шаг к утверждению независимости Беларуси. Многие из этого большинства видят в нем исключительную заслугу Лукашенко, тем самым поднимая статус Батьки до уровня Отца нации.


Какими бы ни были мотивы, но такое чудесное превращение наверняка увеличит политический вес Лукашенко в предстоящей 19 декабря политической игре.


Интересно, что, помимо формального сходства между той пропагандистской кампанией и нынешним, во многом неформальном, обсуждением, существуют совпадения фактологического свойства. К моменту публикации своей трилогии Брежнев уже 16 лет правил партией и по совместительству был фактическим президентом страны. В качестве примера руководящей мудрости называлось достижение стабильности. Социалистическая демократия продолжала углубляться, и руководство страны ясно демонстрировало всему миру, что "наклонить" его никому не удастся. К этому следует добавить и полное отсутствие новых идей.


С "Малой земли" на самом деле собрали богатый пропагандистский урожай. Но и его не хватило для сохранения стабильности. Россия на удержание Беларуси в рамках Союзного государства тоже потратила десятки миллиардов долларов. Хотя эти, безусловно, большие деньги, мы, что называется, в руках не держали. Все ушло на поддержку промышленности и сельского хозяйства в их утробной советской форме. В итоге безнадежно пострадала конкурентоспособность. В повестку дня встала процедура банкротства. Провести ее обязательно помогла бы Россия. Но в последний раз. Отныне все вопросы финансирования Беларуси (вариант - белорусских губерний) решались бы в Москве, как это практикуется в отношении субъектов Российской Федерации.


Для белорусского руководства такой поворот стал, что называется, ожидаемой неожиданностью. Будто бы зима наступила в разгар жаркого лета. В одночасье едва ли не каждая отрасль народного хозяйства, завод, фабрика, колхоз и совхоз стали если не убыточными, то малоприбыльными. Союзное государство пришлось отправлять в реанимацию, хоть оно ни разу не вздохнуло полной грудью. Да и лечат как, не поймешь. Говорят о необходимости интенсивной терапии, но обходятся без медикаментов. Одними заклинаниями. Сторонним наблюдателям кажется, что и не лечат вовсе, а продлевают агонию. Непонятно, зачем и для чего.


Вот и пришлось срочно договариваться с Уго Чавесом. И все бы хорошо, но одна "нетранспарентность" тут же уступила место другой, еще большей. Например, средняя цена покупаемой в России нефти, по данным Белстата, составляет 402 USD за тонну, в Венесуэле покупаем по 645 USD! Платим в 1,6 раза дороже. Где взять деньги, чтобы за нее заплатить (по любым схемам платить придется), где взять деньги, чтобы компенсировать потери от ее непременно убыточной переработки, потери от реализации нефтепродуктов на внешних рынках по ценам, не покрывающим издержек производства?


В общем, масса такой экономической "нетранспарентности", указывающей на полное отсутствие в действиях партнеров здравого смысла, говорит об одном: наступило время действительно серьезных и важных политических решений. Как говорится, верхи не могут, низы не хотят. Россия не может возобновить косвенное льготирование белорусской экономики, Беларуси (нынешнему руководству), безвозвратно использовавшей эти миллиарды, не хочется расставаться с единственной и последней своей ценностью - государственным суверенитетом.


Только он на самом деле открывает возможности для "многовекторной политики" и доступ к ресурсам всего мирового сообщества. В том числе на льготных условиях при безусловном уважении к особенностям государства, которому столь тяжело даются отказ от советского наследия и переход к доминирующему в цивилизованных странах порядку.


Одновременно переход на мировые цены совершенно прозрачно поставит вопрос о необходимости экономических реформ, отказе от спекуляций на тему сохранения суверенитета и (хотелось бы!) возврата к политической демократии.


Возможно, при нынешнем руководстве, но безусловно - при будущем.

11:09 23/11/2010




Loading...


загружаются комментарии