На приватизацию власти согласились не от хорошей жизни

Несколько лет кряду при подведении итогов хозяйственного года политикам и чиновникам приходится переживать неприятные мгновения, объясняя причины невыполнения задания по сокращению дефицита внешней торговли.

На приватизацию власти согласились не от хорошей жизни

Говорят о тенденции его увеличения, называют причины, но в конечном итоге утверждаются показатели сокращения дефицита, которые в реальной жизни оказываются показателями роста. На сей раз сказано, что покончить с отрицательным сальдо экспортно-импортных операций Беларусь должна к концу начинающейся пятилетки.


Получится ли? Все остальное - возможно, но выход на бездефицитный уровень внешней торговли - нет. Поскольку ничего убедительного для достижения этой цели не предлагается, а объяснение причин (торговля промежуточными товарами) выглядит предельно наивным. Что ж нам этими самыми товарами совсем не торговать? То есть продавать не покупая?


С режимом жесткого ограничения импорта, с практикой импортозамещения тоже ничего путного не вышло. Внешне импортозамещающий агрегат выглядит вполне по-белорусски, он может даже юридически считаться таковым, но всякий знает, что его производство невозможно без импортного сырья, материалов, комплектующих.


Политики побуждают граждан к проявлению большего патриотизма в потребительском поведении. Но ведь граждане хорошо понимают, что продукт всякого импортозамещения является, разумеется, аналогом зарубежного образца, но в то же время и суррогатом его. Тем более когда для воспроизводства в местных условиях принимаются не оригиналы, а копии, освоенные производством в странах, лидирующих по масштабам производства, но не по качеству.


Еще пару лет назад в бюллетенях Белстата отдельной строкой проходила валютная стоимость импортных бумажных сангигиенических изделий личного пользования. С намеком, что белорусскому потребителю следует ограничить себя в столь суровое время отечественными салфетками. Понятное дело, копейка рубль бережет, но разве на этих вещах много сэкономишь?


А пока суд да дело, российские авто, по существу, окончательно превратились в иномарки, собственное производство тоже не налажено, поэтому постоянно богатеющее население за отсутствием альтернативных точек приложения капитала все больше покупает иномарок и другой сложной техники. О сложной технике (не только электронике, но и механике) можно сказать с полной уверенностью только одно: она приходит к нам исключительно из-за рубежа. И ничто не предвещает, что ситуация изменится. Когда-либо вообще.


Долгое время популярным в политическом обиходе было утверждение об открытом характере белорусской экономики. Говорили с гордой грустью: стоим на самом юру, всем ветрам и на все стороны открытые. А нас обвиняют в клаустрофобии. Однако в лучшем случае экономика Беларуси была полуоткрытой. Она на самом деле была интегрирована в систему мировых хозяйственных связей, но не напрямую, а опосредованно, через Россию, для которой реальная интеграция в мировую экономику стала единственным средством экономического, следовательно, политического выживания. Беларусь торговала с Россией по оставшимся от союзной системы каналам и пробовала свое былое положение относительно развитой союзной республики использовать для получения профита на Западе. На этом этапе ее субъекты хозяйствования не получили полной свободы внешнеэкономической деятельности. Это было отложено на потом, на период после проведения восстановления экономической стабильности.


Готовая торговать хоть с самим чертом страна тем не менее сама осталась полузакрытой для проникновения товаров и капиталов из других стран.


Единственное, с чем соглашаются практически все, - Беларусь на любой фазе своего "открытия" миру остается малой экономикой, что не позволяет ей оказывать существенного влияния на мировые процессы. В то же время в ее истеблишменте важные позиции принадлежат фигурам, которые считают, что могли бы успешно руководить и более крупными государственными образованиями.


Лет 40 назад о японской бытовой аппаратуре, которую практически никто не видел в глаза, говорили, что она моментально приходит в негодность, стоит только, допустим, снять заднюю стенку с телевизора. Не лезь - одноразовый, но служит долго. С определенными оговорками то же можно сказать и о белорусской экономике. Открывать ее внешнему миру было смертельно опасно, но и в таком неприглядном виде она все еще продолжает функционировать. Такое невозможно нигде, у нас - запросто.


Как сообщает Белстат, по состоянию на 1 октября 2010 г. 3.263 организации, или 35,9% от общего числа организаций, учитываемых в текущем порядке, были неплатежеспособными, в том числе в промышленности - 798 предприятий, или 39,9%. 4.104 организации, или 45,2% от общего числа организаций, учитываемых в текущем порядке, не имели собственных оборотных средств, и 1.249 организаций (13,7%) имели обеспеченность собственными оборотными средствами ниже норматива.


В промышленности на 1 октября 2010 г. не имели собственных оборотных средств 713 предприятий, или 35,6% от их общего количества, в том числе в электроэнергетике - 62,5% предприятий, мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности - 60%, пищевой - 54,2%, промышленности строительных материалов - 43,8%, легкой промышленности - 42,2%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной - 40,6%, химической и нефтехимической промышленности - 36,7% предприятий.


Ниже норматива обеспеченность собственными оборотными средствами имело 371 промышленное предприятие, или 18,5% от их общего количества, в том числе в мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности - 31,1% предприятий, пищевой - 25,1%, медицинской - 23,5%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности - 20,8% предприятий.


То есть у этих "субъектов хозяйствования" денег или нет вовсе, или они имеются в недостаточных количествах. Потому что они неконкурентоспособны, не могут самостоятельно зарабатывать. Но они могут самостоятельно покупать те самые импортные промежуточные товары, которые им необходимы для организации производства. Если им дадут деньги.


Правительство дает или побуждает совершать такое противоестественное действо подневольные кредитные институты. Так, увеличение внешнеторгового дисбаланса следует объяснить не столько приобретением предприятиями импортного сырья, сколько источником средств для этого приобретения.


В Минэкономики тоже говорят о тенденции и прогнозируют дальнейший рост дефицита якобы из-за увеличения стоимости энергоносителей и опережающего роста инвестиций. Это заявление можно было бы оставить без комментариев, но уж больно соблазн велик.


Во-первых, все лишенные ресурсов страны конкурируют между собой, благодаря чему цены на ресурсы растут. Но вместе с тем растет и стоимость производимых и реализуемых ими товаров. Их покупают и страны сырьевые, и такие промышленно развитые, как Беларусь, предлагая взамен товары, без которых, мягко говоря, могут обойтись и сырьевые, и по-настоящему промышленно развитые. Во-вторых, инвестиционный процесс даже в Беларуси не вчера начался. В строй уже давно вступили производства, наводнившие внутренний рынок импортозамещающими изделиями и готовые поставлять их на внешние рынки.


И если уж оценивать инвестиции с этой точки зрения, то следовало бы пару слов сказать о росте превышающих возможности казны непроизводственных инвестиций и капиталовложений, в целесообразность которых нас заставляют верить, апеллируя к присущему белорусам чувству патриотизма.


В общем, при всей неопределенности сложившегося положения существует полная определенность ожидаемого результата.


Не от хорошей ведь жизни заговорили о переходе к системной приватизации, нацеленной на повышение эффективности производства, предполагающей постепенную (памяркоўную!) замену объемных показателей, определяемых организациям, на качественные показатели, ориентирующие на максимизацию прибыли.


Нечто подобное случилось на апрельском 1987 года Пленуме ЦК КПСС, заявившем о необходимости перехода на экономические методы управления экономикой. Чем это кончилось, все знают. А начиналось тоже с увеличения дефицита внешней торговли.


Этим отличается и наш "текущий момент". По данным Нацбанка РБ, объем внешней торговли товарами и услугами за январь - сентябрь 2010 г. составил 46,1 млрд. USD, в том числе экспорт - 20,9 млрд. USD, импорт - 25,2 млрд. USD.


Сальдо внешней торговли товарами и услугами сложилось отрицательное и составило 4.365,2 млн. USD.


По данным торгового баланса объем внешней торговли товарами за январь - сентябрь 2010 г. составил 41 млрд. USD, в том числе экспорт - 17,5 млрд. USD, импорт - 23,5 млрд. USD. Стоимостный объем экспорта республики по сравнению с январем - сентябрем 2009 г. из расчета в фактических ценах увеличился на 16,8%, или на 2,5 млрд. USD, импорта - на 17,3%, или на 3,5 млрд. USD.


Внешнеторговый дефицит увеличился до 6 млрд. USD против 5 млрд. USD в январе - сентябре 2009 года.


Это действительно тенденция. Причем такая, которую не сразу сломает даже системная приватизация.


Не сломалась бы система.

09:51 30/11/2010




Loading...


загружаются комментарии