Лукашенко сдается

Лукашенко, похоже, отступает перед полчищами приватизаторов из Москвы. Его нападки на «Данон-Юнимилк», который нарушил инвестиционные соглашения – скорее жест отчаяния, а не акт устрашения. Всю белорусскую нефтянку уже возглавил россиянин. По сути, у руля основной структуры стал "агент Москвы".

Лукашенко сдается

Напомним, на прошлой неделе Александр Лукашенко устроил публичный разнос белорусскому филиалу русско-французской «Данон-Юнимилк». Суть претензий такова: «Мы эту компанию впустили на наш молочный рынок, к сырьевым ресурсам на самых льготных условиях. Но я категорически предупреждал о недопустимости вывоза из страны продукции с низкой добавленной стоимостью. Более того, компания сама обещала создать современные молокоперерабатывающие предприятия и развивать свою сырьевую базу. Однако реализации этих обещаний пока не видно».


«Юнимилк» допустили в РБ в 2009 году после «молочной войны» с Россией – без тендера и без конкурса. Россия желала за допуск молока РБ в Россию получить выход на рынок РБ для определенных компаний. Было решено, что «Юнимилк» войдет в СП с белорусами по производству молока.


Молочную отрасль Беларуси Лукашенко, в прошлом директор совхоза, восстановил собственными руками, а потому проблемы воспринимает как личные. С «Юнимилком» Батька связывал большие планы. В 2010 году экспорт белорусской молочной продукции вырос в полтора раза до $1,5 млрд. Свыше 50% всего молока, производимого в стране, поставляется на экспорт. И главный рынок сбыта — Россия. Лукашенко рассчитывал, что при помощи Danone сможет выйти на рынок ЕС с произведенными в Беларуси йогуртами и сырами. Инвесторы рисовали ему эти радужные перспективы.


«Юнимилку» досталось два завода — в Шклове и Пружанах. Россияне вложили $33 млн, но вместо сыра и йогурта банально увеличили выпуск молока и погнали его в Россию. Это было баснословно выгодно. Белорусские совхозы поставляют свое молоко на молокоперерабатывающие заводы по административно заниженным ценам, поясняет экономист Сергей Чалый. За счет этого молокозаводы — а их в стране 45 — могут работать с огромным по европейским меркам уровнем рентабельности. Совхозы же выживают за счет государственных дотаций. Получается, что тепличные условия Лукашенко создавал для своих молокозаводов, а россияне использовали их, чтобы отбить инвестиции ростом поставок сырья.


Однако Батьку вывело из себя не это. Первое, что его возмутило, это предложение «Юнимилка» выкупить у Беларуси оставшиеся 49% Шкловского и Пружанского заводов. То есть, на выпуск сыра и йогурта у них денег нет, а на полный выкуп завода – пожалуйста. Но это бы еще ладно. На прошлой неделе стало известно, что «Данон-Юнимилк» купила участок в Новосибирске для строительства молокоперерабатывающего завода мощностью 500 тонн молока в сутки. То есть, дешевое сырье в перспективе компания намеревалась вывозить из Беларуси, а перерабатывать его в России. Это было прямо противоположно тому, чего добивался от инвесторов Лукашенко. И вот тогда Батька взорвался.


Головы председателей шкловского и пружанского райисполкомов вот-вот полетят. Досталось и белорусскому СП «Данон-Юнимилк». «Наверное, после выборов все поняли, что мы сейчас будем страну на куски рубить и раздавать. Что нам не надо – отдадим «Данону», Германии, России, Польше. Так вот – этого не будет, – заявил Лукашенко. – И это касается не только молочной отрасли».


«В России сегодня не хватает продовольствия. Они долго и всегда будут закупать это молоко. Какие проблемы? – отметил он. – Если Россия не хочет, увеличьте поставки в Венесуэлу. Мы в 5 раз увеличили поставки молока. Они еще в 2 раза просят увеличить. Там же огромная рентабельность».


«Выполните все свои, даже устные, обязательства перед крестьянами и трудовыми коллективами этих предприятий. Рассчитайтесь с государством, чтобы был интерес у государства с вами работать, оставьте себе прибыль, чтобы не в убыток работали, и дальше работайте только так, даже если не будет у вас договоров с государством и соглашений – так, как работают порядочные бизнесмены, – потребовал Лукашенко от компании-инвестора. – У нас совершенно иная ситуация в стране, нежели в России, на Западе и так далее. Мы не хотим дикого капитализма в нашей стране. Мы хотим, чтобы те, кто работает, тоже что-то получали. А коров сегодня доит и кормит крестьянин, молоко перерабатывают тоже белорусы. Они не богатые. Поэтому, если вы хотите здесь работать, несите социальную нагрузку».


Означает ли все это, что оставшуюся госдолю предприятий в Шклове и Пружанах Юнимилку не продадут? Не факт. Повторения молочной войны с Россией Лукашенко вряд ли хочет. Санкции США и ЕС буквально приперли Минск к кремлевской стене. А там по-прежнему хотят лишь одного: скупить рентабельные белорусские предприятия, и подешевле. Поэтому, хочешь не хочешь, начал Лукашенко большую приватизацию. 2011 год на днях был объявлен в Беларуси «годом предприимчивости». То есть, он станет годом уничтожения социальной направленности белорусской экономики, роста безработицы и неравенства.


Однако объявить об этом вот так прямо Батька не может – это было бы признанием поражения. Отсюда важная тактическая задача: замаскировать массовую распродажу. Отсюда и публичный разнос, которого в «Юнимилке», кстати, не испугались. «Компания «Данон-Юнимилк» заинтересована в построении отношений с белорусской молочной промышленностью, создании новых современных производств и развитии их сырьевых баз», — говорится в ее пресс-релизе. Ни слова о сыре и йогурте.


Между тем, молочка – не единственный и не главный признак того, что Батька отступает перед полчищами приватизаторов из Москвы. Так, в конце минувшей недели он назначил главой самой важной стратегической отрасли – нефтехимии – российского менеджера Игоря Жилина.


Жилин появился в Беларуси в 2009 году, когда его пригласили возглавить другое стратегически важное белорусское предприятие — ОАО «Гродно-Азот», напоминает «НГ». К этому предприятию, как и ко многим другим из нефтехимической отрасли, проявляли интерес российские инвесторы. В частности, «Газпром» и «Еврохим». Появление российского менеджера во главе этого предприятия породило разговоры о грядущей приватизации нефтехимического гиганта с привлечением российского капитала.


Новый директор принципиально иным образом выстроил отношения с государством. Во главу угла он поставил не выполнение доведенных правительством показателей, а прибыль и эффективность. В данном случае важно не только то, что он смог это сделать, а то, что ему это позволили.


Позже Александр Лукашенко это предположение подтвердил. «Познакомившись с Игорем Федоровичем Жилиным, я ему предложил (это не он предлагал приватизацию – его привлекали как менеджера, который обеспечит после приватизации нормальную работу и значительно прибавит в эффективности производства): иди, поработай, покажи, в каком направлении будет идти приватизация, объективно разберись на предприятии с коллективом – и доложишь спустя год. Если я увижу, что вы как руководитель и те люди, которые, возможно, с вами придут, эффективны в управлении и организации дел, – мы рассмотрим вопрос и о продаже какой-то доли акций не только стратегическому инвестору, если он найдется, но и вам лично»


Продажа «Гродно-Азота» пока не состоялась. Однако новое назначение Жилина дает основания говорить, что в ближайшей перспективе речь пойдет уже о приватизации не одного предприятия, а всей нефтянки. Эта версия отлично вписывается в нынешнее состояние российско-белорусских отношений: важное для Лукашенко политическое перемирие под определенные договоренности, которые официально не озвучиваются.


Как бы там ни было, у Жилина появляется доступ к внутренней информации концерна Белнефтехим, которая автоматом попадет в российские руки. По сути, у руля основной структуры становится «агент Москвы».


 

09:08 08/02/2011




Loading...


загружаются комментарии