Экономическое зазеркалье

Не важно, кто переплачивает за издержки энергетиков, ибо в конечном счете за все платит население.

Экономическое зазеркалье

До автора этих строк докатилось эхо многолетних судебных баталий между предприятиями "Белэнерго" и МЖКХ в разных городах и в разные годы. По материалам одного из судебных разбирательств попытаемся выяснить, платят ли потребители тепловой энергии за потери тепла в сетях дважды.


И не важно, кто переплачивает, - население или предприятия, потому что в конечном счете за все платит население. Так устроена белорусская экономика.


Если нет проблемы - ее надо создать.


Опишем проблему схематично, чтобы читатель не потерялся в многочисленных нюансах. Но этого достаточно, чтобы разобраться в ее сути.


Предприятия концерна "Белэнерго" (далее - энергетики) производят тепловую энергию на крупных ТЭЦ. Горячая вода с ТЭЦ поступает сначала в магистральные трубопроводные сети, которые принадлежат энергетикам, затем - во внутриквартальные сети котельщиков, по которым тепло доходит, наконец, до потребителей. При транспортировке часть тепла неизбежно теряется.


Договоры на поставку тепла всем потребителям заключают энергетики. С населением, которое рассчитывается по льготным тарифам, - через ЖРЭО (ведет учет, собирает плату за потребленные гигакалории). Что касается "прочих потребителей" (предприятия, индивидуальные предприниматели и т. д.) - с каждым из них напрямую.


Энергетики заключают договоры на транспортировку тепла через сети котельщиков. Последние обязуются поддерживать свои сети в исправном состоянии.


Энергетики возмещают часть эксплуатационных затрат котельщиков из своей выручки по "прочим потребителям". Затраты котельщиков по доставке тепла населению должны возвращать ЖРЭО за счет межтарифной разницы. Например, ЖРЭО собирает с населения по 43 тыс. BYR за потребленную 1 Гкал, энергетикам отчисляет 38 тыс. BYR, а разницу - 5 тыс. BYR - перечисляет котельщикам на покрытие их затрат на транспортировку тепла населению.


При переходе к рынку расчет тарифов на потребленную энергию стал базироваться на основе самофинансирования предприятий энергетики. Отсюда следовал принцип: "Объем реализации тепловой энергии исчисляется исходя из затрат на ее производство и распределение и прибыли:" ("Временная методика:". Письмо Минэкономики от 2.02.1998 г. № 28-0310/143, Белэнерго от 27.01.1998 г. № 04.8).


Этого было достаточно для организации хозяйственных отношений между котельщиками и энергетиками (заключение договоров, финансовые отношения). Но наши хозяйственники знают, что такое наши контролеры. Поэтому они перестраховываются и ждут дополнительных инструкций. В частности, по порядку учета потерь тепла в сетях. И дождались.


В 2000 году Министерство экономики утвердило Инструкцию о порядке возмещения затрат на транспортировку тепловой энергии" (далее - Инструкция № 43). Она вызвала конфликты между энергетиками и котельщиками. Люди уже много лет путаются в этом "порядке".


Улыбка Чеширского кота.


Новое в Инструкции № 43 касалось оплаты потерь тепла в сетях."8. Затраты на транспортировку тепловой энергии по тепловым сетям: и величина стоимости нормативного расхода тепловой энергии при ее транспортировке: включаются в расходы энергоснабжающей организации и учитываются при формировании тарифов на тепловую энергию, отпускаемую потребителям".


Таким образом, если раньше при расчете тарифа учитывались только затраты на эксплуатацию сетей, то теперь предложено дополнительно прибавлять "стоимость потерь" тепла в сетях (из-за несовершенной изоляции трубопроводов и т. д.).


Для человека неискушенного в экономической теории предложение может показаться разумным.


Но напомним, стоимость, во-первых, может иметь только вещь или услуга, которая для кого-то полезна, то есть имеет потребительскую ценность. Во-вторых, стоимость есть величина издержек (затрат), которые признаются обществом как необходимые для производства данного товара (см. "Капитал" Маркса, том 1). Выражение "стоимость потерь" имело бы смысл для экономиста, если бы транспортирующая организация, к примеру, специально повреждала трубы по заказу диверсантов, да еще за определенную плату.


Теория есть обобщение закономерностей практики. Игнорирование теории есть игнорирование и практики. На практике все издержки предприятия, на котором процесс производства связан с неустранимыми потерями, относятся полностью на товарную продукцию.


В рыночной экономике другая схема просто невозможна. Нельзя к уже произведенным затратам добавить какую-то величину типа "стоимости потерь" (каким бы способом она ни определялась) и увеличить цену. Иначе обойдут конкуренты. Система калькуляций (инструкций) в экономике приспособлена под эти принципы и там нет места "стоимости потерь" без их материального содержания, то есть помимо уже фактически произведенных и учтенных издержек.


Больше потерь - больше доходов.


Энергетики прочли п. 8 Инструкции № 43 буквально. Они стали рассчитывать стоимость потерь как произведение средневзвешенного тарифа (на отпуск тепла потребителям) и потерь тепла в гигакалориях.


Напомним, в тарифе и до появления Инструкции № 43 в издержки энергетиков и котельщиков на производство и транспортировку энергии должны были включаться и необходимые потери тепла (это следует из принципа самофинансирования). Если к эксплуатационным затратам котельщиков прибавить еще раз "стоимость потерь", то сумма превысит все издержки предприятия и тарифы окажутся завышенными. Случись такое на промышленном предприятии, руководство и бухгалтер были бы наказаны налоговой инспекцией. Но энергетики продолжали развивать свою инициативу.


В январе 2004 года замминистра энергетики П. К. Жабко пишет письмо (№ 02/342 от 31.01.2004 г.) в Минжилкомхоз, где заявляет: "Инструкция не регламентирует порядок оплаты тепловых потерь, то есть расхода тепловой энергии ("стоимости потерь". - Прим. Л. З.), происходящего при ее транспортировке (транзите) для другого потребителя".


Энергетики предложили свой порядок учета потерь в расчетах: "Так как тепловые потери в транзитной организации являются товарной продукцией РУП электроэнергетики, то и стоимостная их оценка осуществляется по тарифу, установленному для потребителя". И показали, как сконструировать новый порядок расчетов.


Свои предложения П. К. Жабко разъяснил на условном примере, отражающем существующую сегодня практику. Пусть, к примеру, "М-энерго" производит 110 Гкал тепла. В сетях энергетиков потеря энергии составляет 10 Гкал. В транзитные сети котельщиков передается 100 Гкал ("товар" энергетиков). У котельщиков потери в сетях составляют 5 Гкал. Таким образом, до потребителя доходит 95 Гкал тепла.


Стоимость товарной продукции (все издержки энергетиков и котельщиков плюс их прибыль) составляет 5.000 у. е. Сюда входят 4.000 у. е. - издержки энергетиков на производство 110 Гкал и затраты на содержание их сетей. Стоимость услуг котельщиков составляет 1.000 у. е., где 600 у. е. - затраты по эксплуатации сетей котельщиков, 400 у. е. - "стоимость потерь".


Далее следуют расчеты:


"Расчетный тариф на теплоэнергию по "М-энерго" составит:


Т = 5.000 : 100 = 50 у. е./Гкал.


Товарная продукция потребителя: 95 х 50 = 4.750 у. е.


Тепловые потери в сетях, возмещаемые "М-энерго" транзитной организацией (которые для "М-энерго" являются полезноотпущенной теплоэнергией и товарной продукцией): 5 х 50 - 250 у. е.".


Всего "М-энерго" получит: 4.750 + 250 = 5.000 у. е.


"Данный пример показывает, - поясняется в письме, - что при включении в объем товарной продукции для расчета тарифов на теплоэнергию стоимости услуг по транспортировке теплоэнергии, в том числе и тепловых потерь, не приводит к необоснованному завышению тарифа".


Но не указывается, по сравнению с каким вариантом нет завышения тарифа.


В рассматриваемом примере в затраты энергетиков (4.000 у.е.) и котельщиков (600 у.е.) уже "все включено". И в соответствии с ранее принятым принципом расчета тарифов, объем реализации (товарная продукция) был бы равен 4.600 у.е., а средний отпускной тариф - 48,4 у. е. (4.600 : 95). В этом случае выручка покрывает все затраты обеих организаций и обеспечивает им допустимую прибыль. Что еще надо?


"Стоимость потерь" равна 400 (80 х 5), где 80 - это средневзвешенный тариф (то ли для предыдущего года, то ли для какой-то группы потребителей). Тариф - это все уже учтенные издержки энергетиков и котельщиков и 10% прибыли к ним, которые приходятся на единицу товара. Добавление к затратам (4.600) "стоимости потерь" (400) означает двойной учет части издержек и энергетиков, и котельщиков, что увеличивает объем товарной продукции на 400, а тариф - до 50. На 400 единиц увеличивается прибыль энергетиков.


Нехитрая "трехходовка".


Учет "стоимости потерь" запутывает схему договорных отношений и расчетов, в которых легко поскользнуться и вступить в конфликт с законом.


Так, сначала "М-энерго" передает в сети котельщиков 100 Гкал, которые считает своим товаром. Но котельщики - не оптовое предприятие, они у энергетиков ничего не покупают и далее не продают. Договоры на продажу 95 единиц товара энергетики заключают непосредственно с потребителями. Остальные 5 единиц они умудряются продать котельщикам как свой товар (так оформлена продажа "стоимости потерь" в одной из схем, с которой мы ознакомились). Котельщикам, к примеру, необходимо для отопления их офиса 0,2 Гкал, но покупают они для собственного потребления 5,2 Гкал (5 Гкал составляют теперь их потери.). Потери котельщики кому-то должны продать или списать на эксплуатационные затраты на транзит тепла: Так начинают запутываться правовые схемы отношений субъектов хозяйствования.


Энергетики предложили и реализовали на практике примерно такую схему расчетов. Энергетики собирают плату за потребленное тепло с "прочих потребителей". Из этой суммы энергетики изымают "стоимость потерь" и перечисляют их котельщикам. ЖРЭО перечисляет котельщикам межтарифную разницу. Предполагается (энергетиками), что эта разница возмещает котельщикам эксплуатационные затраты и "стоимость потерь", Котельщики, собрав всю "стоимость потерь", перечисляют ее энергетикам (этим они полностью оплачивают "товарную продукцию" энергетиков, которая теряется в их сетях).


В результате нехитрой трехходовки "стоимость потерь" превращается в реальные деньги на счетах энергетиков. Кроме того, потери в сетях котельщиков (5 Гкал) превращаются в товарную продукцию энергетиков. Энергетики и население вернули котельщикам "стоимость потерь". И теперь энергетики имеют законное право рапортовать о росте объемов производства, поскольку они не только продали 5 единиц товарной продукции, но и получили за них деньги. Всю мифическую "стоимость потерь" оплатил потребитель.


Казалось бы, котельщики не должны были ни потерять, ни выиграть: их просто использовали для превращения потерь в их сетях в товарную продукцию энергетиков и для транзита денег. Но это только кажется. Котельщики несут убытки, поскольку межтарифная разница не полностью возвращает им эксплуатационные затраты и "стоимость потерь" при транспортировке тепла населению. И трудно выяснить, почему так происходит, потому что различные юристы по этой проблеме не могут прийти к согласию. Потери котельщиков в конце концов оплатит государство из бюджета, то есть мифическая "товарная продукция" энергетиков будет оплачена все равно за счет населения.


Не везде Инструкция № 43 работает, например, этого не скажешь о некоторых малых городах, где все сети принадлежат энергетикам. Но там, где ее применяют, потребители дважды платят за потери в сетях.


Котельщики столкнулись также и с трудностями бухгалтерского оформления своих сделок. Пропустим детали и приведем только один пример.


Аудиторская проверка предприятия котельщиков в одном из областных центров указала на завышение себестоимости (на величину "стоимости потерь") и уклонение от уплаты налогов на весьма чувствительную для котельщиков сумму. В ходе аудиторской проверки котельщики запрашивали Минфин о правомерности включения стоимости потерь в себестоимость. Но вразумительного ответа, утверждается в повторном письме в Минфин, не получили.


Проблема остается. "Наша проблема - это проблема взаимоотношений предприятий системы "Белэнерго" и предприятий ЖКХ Республики Беларусь, - пишут котельщики одного из городов в повторном письме Минфину. - Отсутствие четкого и обоснованного ответа не позволяет хозяйствующим субъектам работать в рамках законодательства". (июнь 2010 г.).


На этот раз ответа из Минфина они не дождались.


А как же Инструкция № 43, которая поставила "на уши" экономическую теорию и хозяйственную практику, потому что неизбежно приводит к двойному учету издержек в тарифах и порождает конфликты?


Почему за столько лет конфликтов Минэкономики не попыталось объяснить практикам, как надо калькулировать "стоимость потерь", чтобы не учитывать издержки дважды?


Чтобы решить рассмотренную проблему, следует вернуться к тому принципу расчетов между энергетиками и котельщиками, который существовал до появления Инструкции № 43. И попытка возврата со стороны Министерства экономики, надо отдать должное, была. Мы имеем в виду письмо Совету министров за подписью замминистра Старченко Т. М. (№ 22.-01-03/344 от 10.02.2009 г.). Она не критиковала инструкцию, не предлагала ее изменить или отменить. Было рекомендовано изменить порядок учета потерь тепла в сетях таким образом, чтобы вообще отпала необходимость обращения к Инструкции № 43.


Но Совмин не прислушался к рекомендации. А жаль. Не было бы "стоимости потерь", которые существуют, как в сказке оставшаяся в воздухе улыбка Чеширского кота, который на самом деле давно ушел, - не было бы проблем.

10:14 01/03/2011




Loading...


загружаются комментарии