Реальный сектор. Чтобы не "мубаракнулось"

Больше двух месяцев прошло после выборов. Уже больше месяца у нас новый премьер-министр. Однако до сих пор никак не озвучено, а что, собственно, собирается делать это правительство? Как будет бороться с системным кризисом, который налицо в стране? Какими средствами закрывать дефицит платежного баланса?

К откровенному ступору правительства, вызванному отсутствием в стране разработанной, адекватной экономической политики, добавился и общемировой ступор, вызванный арабским кризисом. Кризис этот еще далеко не закончился. Видимо, нас ожидают еще и второй-третий акты. Во всяком случае, в Тунисе предпосылки второго акта уже проявились. Но для Беларуси ряд выводов можно сделать уже и из первого акта.
 
Тунисские уроки
 
Наиболее показателен здесь Тунис. Что это была за страна?
 
Конечно, имелась патриархальная деревня. Медленно умирающая под натиском прогресса и сопротивляющаяся умиранию под знаменами исламистов. Была массовая трудовая миграция (в основном – Франция, Бельгия), уже во многом европеизированная в своем менталитете. Были бурно растущие города, куда ЕС инвестировал большие средства. Прежде всего – в создание производств, обслуживающих, по аутсорсингу, французские, немецкие, бельгийские компании. Одних автосборочных заводов было 6. (Во Франции вообще скептически относились к Восточной Европе. Считали необходимым в первую очередь инвестировать и развивать бассейн Средиземного моря.) Плюс быстро развивающаяся туристская индустрия. В городах – "новые горожане", принесшие с собой из села свой менталитет. И молодежь, стремящаяся всеми силами европеизироваться и уехать в Европу. И быстрое социальное расслоение. А над всей этой, расползающейся на глазах тканью общества, авторитарный режим Бен Али.
 
Возможно, в обвинениях семьи Бен Али в коррупции основания есть. Но, во-первых, среди лидеров стран третьего мира вообще мало ангелов. И, во-вторых, на Востоке это – не такой уж большой грех. Там к правителям скорее принято требование: "Живи сам, и давай жить другим". Коррупция там – еще не основание для бунта. Скорее – повод.
 
Что принес кризис?
 
Сначала резко сократились заказы для тунисских предприятий (вследствие сокращения производства на предприятиях европейских). Поскольку значительная часть оборудования была взята в лизинг – пошли банкротства и закрытия предприятий. Туристская индустрия пострадала в кризис по всему миру. Тунис – не исключение. Даже мелкие торговцы, которых на Востоке всегда много, страдали из-за общего падения спроса. А тут еще массами стали возвращаться трудовые мигранты из Европы: там сегодня и своих безработных хватает.
 
Вот и образовалась гремучая смесь протестующих. Вот и рвануло. И в авангарде оказалась образованная европеизированная молодежь.
 
Только вот толку с того. Там сейчас коммунисты, исламисты, профсоюзы, демократы, армия… Каша. И никто не сказал, что завтра во Франции начнется бешеный рост экономики и опять потребуются и услуги тунисских предприятий, и тунисская рабочая сила во Франции. И никто не думает, как выстроить экономику. И никто не пытается дать себе отчет, что экономику даже небольшой страны ни в один день, ни даже за один год не перестроить. Как результат: "улица" вышла протестовать уже против нового правительства. И пошла волна беженцев в Европу.
 
Есть у революции начало
 
С определенными нюансами ситуация характерна для большинства стран Ближнего Востока. Всюду в основе – протест против экономических трудностей, и всюду в авангарде – образованная молодежь, вдруг лишенная возможности эмигрировать в США или ЕС (а зачем она тогда училась?) и не находящая себе места на родине. И только в Египте, в числе главных претензий к Х.Мубараку, прозвучало: подчинение экономики страны диктату Всемирного Банка, ее интеграция в экономику мировую. Именно с этим связывали демонстранты тяготы для страны мирового экономического кризиса.
 
Да, сегодня Запад пытается организовать для стран Ближнего Востока широкомасштабную экономическую помощь: страшно стало за доступ к нефти, боится и волны иммиграции. Но принципиального то решения нет. Сегодня Западу удалось направить бунт в русло борьбы за демократию. Но кризис закончится не завтра. И "демократы", придя там к власти, вполне могут в этих странах стать "крайними". И нет уверенности, что волна отчаяния в протесте против бессилия новых правительств (а с чего им быть сильными, свою экономику они не контролируют, а кризис не закончился) не приведет к власти исламистов.
 
Пока разыгрывается только первый акт драмы. Но уже из него для Беларуси можно сделать ряд выводов.
 
Во-первых, мировой экономический кризис не закончился. Просто Западу опять удалось переложить значительную часть его тягот на другие страны. Китай, похоже, пока ускользнул, но остальным досталось полной мерой. И продолжение следует.
 
Во-вторых, даже самая прочная "вертикаль", даже самая отлаженная десятилетиями государственная машина, даже самый авторитетный национальный лидер не гарантируют от бунта, вызванного нищетой, коррупцией, социальной несправедливостью. И непосредственным поводом для бунта является очевидная неспособность правительства справиться с этими проблемами.
 
В-третьих, ни лояльность Западу, ни прошлые заслуги перед ним свергнутых правителей не спасает. Сдадут, и "нажитое непосильным трудом" отберут. Соответственно, многие из авторитарных правителей уже не могут безоглядно ориентироваться на Запад. Поскольку в мире их еще очень много, должен начать формироваться некий независимый от Запада финансовый центр, где они могут быть спокойны за свои капиталы. Возможно, в Эмиратах, но точно не в Лондоне, не в Москве и не в Гонконге.
 
В-четвертых, состояние современных средств телекоммуникаций позволяет бунту принять значительные масштабы без наличия организаторов (которых ранее можно было заранее отследить и обезвредить). Попытки и Запада, и исламистов подсунуть бунту своих руководителей ни в Тунисе, ни в Египте пока ни к чему не привели. А вот уровень самоорганизации бунтарей – впечатлил. Явное следствие ведущей роли образованной молодежи.
 
В-пятых, напряженное ожидание мирового сообщества, кто следующий "мубаракнется" (термин, появившийся в Интернете), резко ухудшил доступ к кредитным ресурсам на международных рынках. Для очень многих государств. Что усугубит их проблемы в борьбе с кризисом. Но в сегодняшнем мире все страны взаимосвязаны. В результате странам Запада, несмотря на все их проблемы с долгами, придется искать ресурсы, чтобы регулярно "тушить пожары" типа арабского в разных концах нашей планеты.
 
Но "тушение пожаров" только смягчает, но не решает проблем. И ничего не создает. А значит – "пожары" будут вспыхивать и дальше. Похоже, мы присутствуем при гибели идеи "постиндустриального общества". Уже надломленная практикой Китая, сегодня она добивается высокой безработицей в ведущих странах и разорением кризисом периферийных экономик. В ведущих странах аутсорсинг, бывший последние десятилетия главным способом подготовки производства, в условиях высокой безработицы стремительно выходит из моды. И США, и ЕС предпринимают титанические усилия, чтобы вновь нарастить технологический отрыв от Китая, почти снивелированный в последние годы. А жертвами их разборок как раз и становятся небольшие периферийные экономики. Так или иначе, им придется выстраивать какую-то защиту от кризисов в экономике мировой. И делать это в условиях не только экономического кризиса, но сегодня и под угрозой бунта своего населения. В одиночку заведомо не справиться, нужно кооперироваться. А наработок очень мало.
 
Выйти из ступора
 
А что Беларусь? Ведь наша экономика и небольшая, и периферийная. И, с подачи нашей оппозиции, многие на Западе считают, что наш президент вот-вот "мубаракнется". Я, правда, так не думаю: уровень образования позволяет нашим людям значительно трезвее оценивать возможности нашего государства, чем египтянам. И не возлагать на него таких уж больших надежд. В этом плане более вероятно, что "рванет" по арабскому варианту в России или на Украине, где широкие массы до сих пор не осознали необратимость для их стран потерь последних десятилетий. Недаром в Рунете сейчас популярен слоган: "Неужели мы дурнее арабов?". Но и у нас абсолютно лишнее напряжение в обществе, тем не менее, чувствуется.
 
Во многом здесь вина правительства, которое никак не отойдет от предвыборной демагогии. Что ситуация в экономике страны тяжелая – ясно любому пенсионеру. А в речах должностных лиц, на БТ, в СБ – сплошные бравурные марши. "Все хорошо, прекрасная маркиза!". В конце концов, раздражает, когда тебя "держат за идиота". И раздражает многих.
 
Правда, абсолютная невнятица в устах наших должностных лиц имеет и другое объяснение: нет в правительстве никаких идей, что и как нужно делать сегодня в нашей экономике. Но и здесь широкое общественное обсуждение проблем могло бы приглушить раздражение в обществе. Однако даже сформулировать проблемы, похоже, некому. За все время существования нашего нового правительства слышно было, что занимались проблемой реализации Директивы №4. Обсуждали проблемы в разных отраслях. Повышали цены. Решений нет, связной экономической политики тоже нет. По крайней мере – не озвучены.
 
А ведь, если выйти из ступора, программа первоочередных действий правительства в общих чертах понятна.
 
Денег нет. Социальные расходы трогать нежелательно. Но бюджет верстался под выборы. Настало время резать. Все, без чего можно обойтись. Включая численность госаппарата.
 
Деньги и не появятся, если не модернизировать промышленность и не создать систему продвижения нашей продукции.
 
В плане модернизации – нужны бизнес-планы. Сами не можем – нужно приглашать консультантов. Для крупных предприятий – приглашать обязательно. Даже если самим все ясно. Деньги для модернизации можно взять только в крупных зарубежных банках. Государству там сегодня не дадут, арабы и их напугали. А предприятиям – могут дать. В кризис и им кредитовать особенно некого. Но для банков нужны акты экспертизы с авторитетными для них подписями.
 
Придется выводить лишнюю численность и площади – надо выводить. Постепенно, предприятие за предприятием. Включить механизм частно-государственного партнерства: если госпредприятию сегодня нужно модернизировать какой-то участок и частник берется создать за свой счет производство нужного технического уровня – договариваться. Деньги нужны слишком во многих местах.
 
В плане развития системы продвижения продукции. Для крупных предприятий – сервисно-дилерские центры. С контрольным пакетом акций в них у нашего предприятия. Наш взнос – товаром, местного бизнесмена – деньгами и управлением. Его директор, наш главбух. Раздел прибыли – как договоримся. И не допускать безобразия, когда даже в Минске у автобусников дефицит мазовских запчастей. На тех же принципах – торговые центры типа оптовых торговых фирм. И не единицы на континент.
 
В плане создания рабочих мест. Незадействованное оборудование и площади нужно изъять и пустить в оборот. Площади – под технопарки, оборудование – в длинный лизинг. Тому, кто умеет на нем работать.
 
Проблемы будут. Но англичане говорят: "Единственный способ узнать вкус пудинга – съесть его". Отрабатывать детали нужно будет в процессе. Само по себе тут ничего не рассосется и манна небесная не просыпется. А деньги под дело сами придут. Но – под дело, а не под благие намерения.
11:46 03/03/2011




Loading...


загружаются комментарии