Интеграция: безальтернативная и бесконечная

Москва сохраняет стратегический интерес к покупке контрольных пакетов в белорусских НПЗ.

Интеграция: безальтернативная и бесконечная
15 марта состоится заседание Совета министров Союзного государства, которое должно пролить свет на неожиданное потепление отношений между Беларусью и Россией в канун президентских выборов в РБ.
 
До сих пор многим непонятно, почему Россия, явно не желавшая делиться с Беларусью нефтяной рентой при создании Таможенного союза, в канун подписания пакета соглашений по созданию ЕЭП вдруг согласилась это сделать. Ведь выгоды белорусской стороны только от поставок беспошлинной нефти исчисляются 4,1 млрд. USD (по российским подсчетам). Кроме того, пользуясь договоренностями по ЕЭП, Беларуси обещаны с 2012 года ценовые льготы по цене на газ.
 
Получается, что Беларусь авансом получает от России энергетические бонусы: она вроде пока ничем пока не поступилась, но выигрыш уже имеет? Однако при более внимательном анализе ситуации этот вопрос вряд ли покажется риторическим.
 
Москва ведь готова была сделать уступки Минску и годом раньше – при условии, что Беларусь перестанет смотреть в сторону Запада, прекратит поиски некой энергетической альтернативы и согласится на предложенный РФ интеграционный вариант в области ТЭКа.
 
Россия и Беларусь в течение всего 2009 года активно обсуждали программу расширенного сотрудничества Беларуси с РФ в топливно-энергетическом комплексе. Тогда этот документ рассматривался в качестве стратегического документа по интеграции ключевых отраслей России и Беларуси. В этом документе (который никто и не отменял) четко прописываются вопросы участия российских компаний в приватизации ОАО «Нафтан-Полимир», Гомельского химического завода, ОАО «Гродно Азот», ОАО «Могилевхимволокно» и т. д. В программу включен также специальный раздел по подготовке единых нормативных документов, регулирующих данные отрасли.
 
Тогда Кремль был готов предоставить союзнику энергетические льготы за наполнение этой программы конкретным содержанием. Но быстрая интеграция этих отраслей не получилась. Поэтому в 2010 году Россия значительно снизила нефтяные дотации для Беларуси.
 
Тем не менее, при подписании соглашений по ЕЭП Минск получил более выгодные условия поставок российской нефти, чем в 2010 году. «Если бы даже мне пришлось сдаться, я за четыре миллиарда в год готов», – признался А. Лукашенко 17 декабря, комментируя недавние договоренности по ЕЭП. Сегодня это заявление белорусского президента совсем не кажется гиперболой.
 
Сдача позиций
 
После 19 декабря Беларусь фактически лишила себя возможности экономического маневра и поиска реальной энергетической альтернативы. Заморожены намечавшиеся проекты по строительству терминала сжиженного газа (СПГ) в Литве, а также с польской компанией «Кульчик Холдинг» по строительству ТЭЦ на угле и т.д.
 
При этом, как уже очевидно, Беларусь уже утратила возможность самостоятельно определять транзитную политику по нефти.
 
Беларусь является крупнейшим транзитером российской нефти в Европу – объемы транзита превышают 60 млн. т в год. Поэтому белорусские тарифы на транзит российской нефти всегда были особо чувствительным для России вопросом. Москва в течение нескольких последних лет пыталась добиться от Минска согласованной тарифной политики в сфере транзита российской нефти, чтобы застраховать себя от непредсказуемых действий страны-транзитера.
 
В начале 2010 года во время спора за условия поставок российской нефти в Беларусь Кремль жестко предупредил белорусскую сторону, что может лишить ее квоты на беспошлинную поставку нефти, если она без согласования с РФ повысит тарифы на транзит российской нефти.
 
К совместной разработке механизма тарифного регулирования при транспортировке российской нефти по системе магистральных нефтепроводов Беларусь и Россия приступили в начале 2009 года. При этом российские чиновники сразу предупредила белорусскую сторону о том, что действующие в РФ ставки тарифа на транзит нефти в Беларуси не могут быть использованы в качестве основы механизма тарифообразования. Ибо российские ставки тарифа включают высокую инвестиционную составляющую в связи со строительством в России новых нефтепроводных систем, в то время как Беларусь, по мнению РФ, подобных издержек не имеет.
 
Но утвердить этот документ в 2009 году, как планировалось, не удалось. Минск вынужденно согласился на его подписание лишь 27 января 2010 года – после изнурительных переговоров по условиям поставки нефти в Беларусь. Выхода не было: в противном случае, Беларусь вообще могла лишиться российской нефти.
 
Неслучайно вслед за этим российский вице-премьер Игорь Сечин доложил президенту РФ Дмитрию Медведеву, что российское предложение по нефти (напомним, беспошлинная квота в объеме 6,3 млн. т на 2010 год) «было запакетировано со стабилизацией тарифа на прокачку нефти потребителям в Западной Европе», а подписанная сторонами методика тарифообразования «направлена на это и соответствует интересам российских компаний, участвующих в поставках на этом направлении».
 
Отметим, что методика была подписана на условиях, выдвинутых Москвой. Ведь Беларусь настаивала на увеличении в 2010 году тарифа на транзит российской нефти на 25-30% – чтобы довести его до уровня, действующего в Украине, Польше, Чехии, Словакии. Однако Москва принципиально настаивала на возможности повышения транзита лишь в пределах 10-11%, чему и вынуждена была подчиниться белорусская сторона.
 
Предложение, от которого невозможно отказаться
 
Условия поставок российской нефти в Беларусь, подписанные в рамках ЕЭП, направлены на вытеснение с белорусских НПЗ любого альтернативного сырья. Теперь российские компании поставляют в Беларусь нефть с учетом премии к цене. Размер премии рассчитывается исходя из формулы. Минимальный размер премии к цене не может быть ниже 1,5 USD/баррель (примерно 11 USD/т). А формула, по которой определяется размер премии, учитывает среднемесячную разницу между годовым объемом экспортных пошлин на нефть (если бы они взимались при поставке нефти в Беларусь) и суммой экспортных пошлин на белорусские нефтепродукты, которые будут перечисляться в бюджет РФ.
 
При этом формула учитывает объявленный В. Путиным размер субсидий для белорусской нефтепереработки – 4,1 млрд. USD в год. Рассчитан он чисто арифметически – исходя из закупки предусмотренного балансом этого года объема поставок российской нефти в Беларусь – 21,7 млн. т в год (или 1,8 млн. т в месяц) за вычетом экспортных пошлин на нефтепродукты.
 
Таким образом, формула ориентирована на то, чтобы российский бюджет мог полностью забрать в свой бюджет дельту между расчетным объемом предполагаемых пошлин от экспорта нефти (7,6 млрд. USD) и объемом экспортных пошлин на нефтепродукты, выработанные из этой нефти (примерно 2,4 млрд. USD).  Получается, если фактический импорт нефти из РФ будет меньше балансового, то пропорционально будет снижаться размер российских нефтяных субсидий для Беларуси и расти сумма премии к цене нефти.
 
Очевидно, что предложенная Москвой формула жестко ориентирует Беларусь на полную привязку к российской нефти. Ведь чем больше белорусская сторона закупает российской нефти, тем дешевле для нее российское сырье – ниже премия для поставщиков к цене поставляемой ими нефти в Беларусь.
 
Беларусь фактически поставлена перед выбором: нужно ли ей дальше импортировать венесуэльскую нефть по украинскому нефтепроводу Одесса-Броды. В этом году этот трубопровод впервые начал системно работать в аверсном режиме. При этом Беларусь гарантировала Украине транзит по этой трубе в рамках свопа с Венесуэлой 4 млн. т нефти в год в 2011-2012 годах.
 
Договор заключен сроком на 2 года с последующей его пролонгацией по соглашению сторон.
 
Пока Минск демонстрирует приверженность данному проекту. Более того, посол Беларуси в Венесуэле Валентин Гуринович в январе в эфире Первого национального телеканала заявил о стратегических планах Венесуэлы относительно белорусских НПЗ. «Я думаю, что мы пойдем и дальше, и Венесуэла станет участником активов наших предприятий, наших НПЗ. Это нужно для того, чтобы иметь свои активы, чтобы участвовать своим капиталом в нашей промышленности, в том числе нефтеперерабатывающей. Такие переговоры проведены, и я думаю, что в ближайшее время Венесуэла станет нашим партнером», – сказал В. Гуринович.
 
Однако это сенсационное заявление белорусского посла вряд ли следует воспринимать всерьез. На активы белорусский НПЗ претендуют российские компании, и Москва не допустит «нежелательной» для нее приватизации. Тем более, что в акционерном капитале ОАО «Мозырский НПЗ» 42,581% акций принадлежит компании «Славнефть» (ее владельцами являются компании «Газпром нефть» и ТНК-ВР).
 
Москва сохраняет стратегический интерес к покупке контрольных пакетов в белорусских НПЗ. В «Программе эффективного использования внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития РФ», которую МИД России подготовил в 2010 году по поручению президента Д. Медведева, поставлена задача «добиваться согласия белорусских властей на приобретение российскими нефтяными компаниями контрольных пакетов акций нефтеперерабатывающих предприятий Белоруссии» (в редакции документа. – Прим. авт.). Эту задачу перед правительством РФ никто не отменял. А что бывает, если правительство продает свои НПЗ не «тому» покупателю, известно. Наглядный пример – Мажекяйский НПЗ, который Литва продала не российской, а польской компании, вслед за чем Россия прекратила поставки нефти по трубе на этот завод.
09:48 14/03/2011




Loading...


загружаются комментарии