Белорусы паникуют

И есть отчего. Помимо безудержного роста цен и ожидания девальвации предвыборный рост зарплат может обернуться послевыборным их урезанием. Тогда обещанные к концу прошлого года 500 долларов к концу этого станут недосягаемой мечтой.

Белорусы паникуют

Привыкшие к твердым ценам белорусы с тихим ужасом считают расходы. Хлеб подорожал в марте и сменит ценники в апреле. Бензин подорожал второй раз за месяц. Валюты в обменниках нет. Банки перестали выдавать кредиты в белорусских рублях. С 1 июля пошлины на ввоз авто сравняются с российскими. Добро пожаловать в либерализм.


Пока в белорусских обменниках официальный курс доллара — 3100 рублей. Но валюты по этим ценам купить практически нельзя. Люди ждут дальнейшей девальвации.


Тем временем литр «обычного» 92-го бензина стал стоить больше доллара. Это уже второе подорожание топлива за месяц. С 31 марта розничная цена на бензин Нормаль-80 — 3150 рублей (была 2850; рост на 10,5%), бензин Аи-92 — 3300 рублей (3000; +10%), бензин Аи-95 — 3750 (3400; +10,3%), бензин Аи-95-Евро — 3750 (3400; +10,3%), дизельное топливо — 3150 рублей (2850; +10,5%). Фактически, литр «обычного» 92-го бензина стал стоить больше доллара.


Корреспондент «Росбалта» тоже встал в автомобильную очередь вечером 30 марта и выяснил настроения автомобилистов. «Белнефтехим» накануне говорил о введении ограничений на покупку топлива на приграничных заправках: мол, местные жители вывозят солярку в соседнюю Польшу — там она на несколько десятков процентов дороже. «Все, рухнул бизнес провинциалов, — шутят в Минске. — Теперь наоборот будут бензин из Польши и Литвы возить, он там дешевле будет».


На деле цены в Беларуси и после подорожания ниже литовских и польских — там бензин стоит больше 1 евро за литр. Но у страха глаза велики. «У меня сын в десятый класс ходит, — рассказывает водитель Сергей. — Так он говорит, что учитель истории им не о прошлом рассказывают, а жалуются на нынешнюю жизнь». «Не то, чтобы капец наступил уже сегодня, но все опасаются возврата в 90-е, — подхватывает седовласый водитель государственной «Газели» Владимир. — Тогда у нас было несколько курсов валюты: у государства — свой, у валютчиков — свои. Тогда тоже цены в магазинах меняли каждый день. И сейчас опять начинают».


Пока же белорусы бросаются скупать все, что только можно — лишь бы на руках не оставалось слишком много обесценивающихся «зайчиков». Бабушки бросились в магазины покупать крупы, соль и консервы. Кто-то бегает по обменникам и скупает по чуть-чуть валюту (она есть, если кто-то перед этим сдал). Кто-то скупал жетоны в метро в последние дни перед подорожанием проезда в общественном транспорте.


Лукашенко в Минске, конечно, ругают. «Всех до единого [оппозиционеров] посадил в тюрьму. Чтоб не мешали ему барствовать. А народ пусть страдает. На него чиновникам с зарплатами по несколько миллионов стало как-то очень быстро наплевать. Выборы прошли — и твори с этим народом что хочешь», — возмущается еще один автомобилист.


Впрочем, выходить на улицы никто из белорусов не собирается: «А что толку? ОМОН дубинками всех разгонит и все будет по-старому!». К Батьке относятся как к незыблемой данности. И связано это в первую очередь с высокой долей пенсионеров в составе белорусского населения.


Пенсионерка Галина Бевшич в интервью «Росбалту» попыталась объяснить, зачем в продуктовый магазин она сейчас ходит по четыре раза в день: «Хожу, макароны и пшено покупаю. Боюсь, завтра все подорожает. А если не завтра, то послезавтра». Почему ходит несколько раз? Галина осталась одна: ребенок был один, да тот умер от цирроза печени. Теперь ей помогать некому, а 77-летней женщине тяжело носить большие торбы. С пенсии денег оставляет только на коммуналку и немножко на молоко. «Все равно скоро они перестанут что-то стоить», — говорит она.


При этом логика рассуждений такова: «Лукашенко — хороший, если бы все были такими, как он, то все было бы хорошо. Он про нас, пенсионеров, никогда не забывает. Но министры все эти — самозванцы, лгуны и мерзавцы. Работать, как мы когда-то работали, пока они были детьми, не хотят. Вот отсюда и все проблемы». Что ж, белорусское телевидение и постоянные «ператрусы», которые Лукашенко затевает лично и публично, похоже, срабатывают.


Однако пенсионеры постепенно вымирают, а поколение, рожденное после распада СССР, социализируется и ставит другие вопросы.


Сейчас в стране ходят новые слухи. Первый: официальная девальвация должна случиться уже в апреле. Но будет небольшой — порядка 10%. Кстати, Нацбанк недавно разрешил банкам рассчитываться между собой исходя из курса, как раз на эти 10% выше официального. Второй слух — 15%-ное сокращение зарплат в госсекторе. Об этом вполне серьезно говорят в налоговых службах и в кабинетах исполнительной власти «на местах»: горисполкомах и облисполкомах.

08:14 04/04/2011




Loading...


загружаются комментарии