Отсутсвие валюты "косит" белорусский бизнес

Всего на всех не хватает. Примерно так сегодня обстоит дело с биржевыми торгами. Текущую потребность они не могут покрыть и на 10%. Как нам пояснил источник в банковских кругах, при среднедневном объеме имеющихся в банке заявок на покупку валюты на 3,4 млрд рублей, на бирже их можно удовлетворить лишь на $70-90 млн. А это в 10-15 раз меньше.

Дефицит валюты ощущается и на внебиржевом рынке. При этом курс, по которому банками предлагается произвести покупку валютных средств, мягко говоря, разный. Плюс 10% к официальному курсу – это большое везение. По информации крупных импортеров, по значительным объемам сделок на этой неделе справедливым считается курс плюс 15-17% (по доллару 3500-3570). В худшем случае валюту предлагают дороже вплоть до плюс 25% (3800). Разумеется, особенных проблем с тем, чтобы обойти рекомендуемый уровень и торговать по законам рынка, банки не испытывают. Механизм включения «лишней» курсовой разницы в стоимость конверсии и допкомиссий по обслуживанию валютных счетов отработан.

Поэтому при сложившемся перекосе спроса и предложения, каждый по существу, продолжает блюсти свои интересы. Кто-то замер, кому очень надо, тот покупает валюту по дорогому курсу, банки зарабатывают, передавая дефицитные ресурсы из рук в руки. А часть белорусских предприятий, видимо пользуясь имеющимся временным лагом и возможностью получить товары без предоплаты от импортных поставщиков, забивают ими склады. Об этом можно судить хотя бы по очередям грузового транспорта на границе, сопоставимым с новогодними. На что надеются эти импортеры. По мнению экспертов, пока не все понимают, что придется играть по новым правилам.

- Самое минимальное, что в данной ситуации может грозить белорусскому бизнесу, будь то частному, будь то государственному, - это потеря имиджа. Если мы не выполним расчеты по контрактам без оплаты, то потеряем лицо перед поставщиками, - комментирует Андрей Карпунин, председатель Совета директоров информационно-правового агентства «Регистр».

При этом он подтверждает точку зрения, что белорусский бизнес в очередной раз оказался в ситуации «сам виноват». Несмотря на изменившееся правовое и экономическое поле, отвечать по своим обязательствам перед поставщиками, придется непосредственно собственникам предприятий:

- В международных договорах фактически нереально признать бездействие Нацбанка форс-мажором. Следующий шаг, который последует за этим – иностранные поставщики перестанут нам верить и не будут отгружать без предоплаты. А когда мы начнем рассказывать, что у нас тут форс-мажор – они этого не поймут и мы можем очутиться в забытой ситуации криминальных 90-х, когда прогоревшие бизнесмены продавали свои квартиры за бесценок, чтобы расплатиться с москвичами.

Формируемый рельеф рынка на ближайшие месяцы уже начинает проступать. По мнению его участников, прежде всего, курсовую разницу не смогут «переварить» предприятия, ценообразование которых регламентировано наиболее жестко. Вероятнее всего, как это ни прискорбно для нас с вами, речь пойдет о так называемых социально значимых товарах. Ограничение в надбавке импортера 30% никак не компенсирует этим компаниям увеличение курса. Позиция госорганов в этой связи пока невнятна.

- Диалог власти и бизнеса начат, - говорит А.Карпунин, - в первую очередь, в сферах ценообразования, методики проверок и штрафов-наказаний. Но сейчас ситуация больше походит на разводный процесс, когда супруги говорят что-то друг другу сквозь зубы. Это тоже своего рода диалог, но для реального выполнения структурных преобразований нужно сделать еще очень много. Иначе опять вместо проверок будут мониторинги, вместо лицензии – включение в реестр и т.д.

Давление серьезно ощущается и на финансовом рынке. Напомним, что рост на 100% в прошлом году рынка лизинга в серьезной мере объяснялся использованием иностранных инвестиций.

- Целый ряд крупных лизинговых операторов, - поясняет Александр Цыбулько, Председатель Белорусского союза лизингодателей, - которые вплотную используют внешнее финансирование, работают с западными деньгами, столкнулись с проблемой погашения западных кредитов. Разумеется, что и стоимость доступных рублевых ресурсов также поднимаются, но тут есть хоть какая-то определенность.

Курсовые риски отражаются на операторах из-за разности в реальном курсе покупки и курсах, по которым производятся текущие платежи от клиентов по контрактам (они привязаны к официальному курсу НБ РБ на день оплаты).

- Вопрос о приоритетной продаже лизинговым операторам валюты решается плохо, - говорит А.Цыбулько, - а с учетом долгосрочности договоров – это большая проблема. Мы уже обратились в Нацбанк с соответствующей просьбой и думаем, что найдем понимание.

Пока же ситуация больше напоминает холодную войну, которая развернулась с валютой по всем сегментам ее наибольшего потребления.

Наличный рынок замкнулся сам на себе. Ограниченный объем валюты вращается где-то между пунктами обмена валют, которые фактически месяц живут в состоянии осады, и мелкими продавцами-покупателями услуг-автомобилей-стройматериалов. Белорусы, с явно выросшей рублевой массой на руках, но не имея возможности в полной мере ее конвертировать, пытаются «пристроить деревянные» скупая бытовую технику. А с учетом автомобильного ажиотажа просто анекдотично выглядят объявления о продаже автомобилей на страницах белорусских сайтов «Продаю…возможна оплата белорусским рублями».

Большой сегмент крупных юридических лиц, в основном, предприятий госсобственности, потреблявший громадные валютные кредитные средства и гнавший вал, сегодня, как и два года назад, сделал «поезд стой раз-два». К сожалению, из-за имевших место валютных инъекций в кризисные годы, ситуация фундаментально не менялась до сих пор. Предприятиям административно спускались задания по модернизации и росту ВВП, а вопрос грамотного менеджмента и прибыли отходил на второй план. Например, один из крупных банков, работающих по госпрограммам, подсчитал, что на 100 единиц валютного кредита ему возвращалось всего 65 единиц.

Еще один сегмент, который генерировал до последнего времени большое отрицательное сальдо - форвардные контракты, по которым белорусские банки активно продавали Нацбанку валюту, взамен получая рубли и наращивая свои активы. Стратегические планы акционеров выполнялись, росли балансы и премиальные банкам, а регулятор продолжал решать локальную задачу увеличения золотовалютных резервов.

Ни один из сегментов рынка не генерировал валютную выручку в таком объеме, чтобы ей можно было бы компенсировать неэффективное ведение производства и дисбаланс импорта-экспорта. Поэтому когда рынок насильно разделили на сегменты, он испытал шок.

Весь вопрос теперь в том, насколько жестко дальше будет развиваться ситуация с внешним заимствованием и реформами в экономике. Это очень похоже на пример лягушки, которую бросили в кипяток. Пока лягушка медленно подогревалась и чувствовала себя комфортно, засыпая в горячей воде. Но первая реакция финансового рынка уже очевидна. Банковская система – это зеркало экономики. Посмотрите, как развитие ситуации похоже на ситуацию 2008-2009 годов..

Понятно, что одномоментно переломить сознание и научиться работать эффективно нельзя. Год предприимчивости и Директива № 4 не исправят ситуацию, когда общество долго приучалось к тому, что успешный человек – это некомфортно. Успешных людей у нас не любили, им завидовали. Но белорусам, похоже, наконец, придется понять, что получать как в Германии, а работать как в Беларуси дальше стане невозможным.

В заключение хочется привести показательный исторический пример бурного развития экономики. Дэн Сяопин, реформатор китайской экономики после культурной революции – напомним, дело происходило в коммунистическом Китае, где ситуации была намного жестче чем у нас, провозгласил лозунг «обогащайтесь». Как развивался Китай на волне «быть успешным – это правильно и патриотично», рассказывать, думаем, не нужно, сообщает сайт Инфобанк.
10:08 07/04/2011




Loading...


загружаются комментарии