Стабильности в стране не наблюдается

Президентская избирательная кампания А.Лукашенко базировалась на идее стабильности. Долгие годы это было главным пропагандистским клише всей идеологической парадигмы властей. Ради стабильности пожертвовали развитием, только бы не тревожить электорат неприятными переменами. Ради этого придушили оппозицию, чтобы не будоражила народ, не нарушала спокойный сон верных избирателей.

Курс национальной валюты обычно опускается вместе с престижем государства.
 
Не прошло и четырех месяцев после выборов, как вся эта показная стабильность обвалилась. Прорвало в самом узком месте той экономической модели, которую долгие годы возводили в Беларуси. Разразился валютный кризис, который плавно перетекает в полномасштабный экономический кризис.
 
В значительной мере парализован сектор экономики, связанный с импортом. По оценкам специалистов, из-за дефицита валюты с прилавков может исчезнуть до 30% товарных позиций, прежде всего, импортных. Уже появилась нехватка некоторых товаров. Население сметает с прилавков подсолнечное масло и сахар.
 
Увеличиваются очереди в обменниках. За три месяца потребительские цены в Беларуси выросли на 6,1%, при том, что годовой лимит — 8,5%. Падают международные кредитные рейтинги Беларуси и ведущих белорусских банков. Обещанное сокращение финансирования госпрограмм приведет к тяжелым последствиям для многих предприятий.
 
Но субъектов хозяйствования напрягает не только нехватка валюты. В конце концов, можно найти разные серые схемы ее получения. Самое худшее, что будоражит экономический сектор, это неопределенность, отсутствие той самой стабильности, которую гарантировал президент. Какой обменный курс будет завтра, по какой цене покупать и продавать, как посчитать себестоимость товара? И как все это отражать в бухгалтерских документах (ведь там надо считать валюту на основе официального курса Нацбанка, по которому купить ничего невозможно)?
 
И директорат, и бизнес, и простые граждане, стоящие в очереди у обменников или в магазинах за очередным дефицитом, ждут четкого и ясного послания власти, которая должна разъяснить, что происходит, как долго это продлится, что реально предпринимает правительство и Нацбанк, чего ждать впереди. Валюта в стране еще есть, хотя ее объем и уменьшился. Но ее обладатели выжидают артикуляции руководством государства если не стратегии, то хотя бы тактики дальнейших действий. Но ничего этого нет.
 
Нас долгие годы уверяли, что в Беларуси, в отличие от некоторых соседних стран, заигравшихся в демократию, создана сильная власть, которая может быстро и решительно наводить порядок. Как раз в такие критические моменты выявляется истинная способность принимать вызовы и оперативно на них реагировать. И вот случился валютный кризис, и мы видим полную растерянность властей, неадекватность их действий и заявлений реальной ситуации. Оказалось, что сила власти не идет дальше рефлекторной реакции бить дубинкой по голове всех несогласных.
 
Лихорадочные дерганья Нацбанком за разные рычаги регулирования только дестабилизировали ситуацию на валютном рынке. Правительство, сто дней существования которого только что отметили, вообще заняло позицию стороннего наблюдателя. Стесняюсь спросить, а у нас есть премьер-министр? М.Мясникович вообще работает, чем он занят в такой кризисный момент? Единственным признаком его присутствия в должности стала информация о том, что он приглашен в Зимбабве вице-президентом этой страны, который посетил Минск.
 
Кстати, недавно власти Зимбабве радикально решили проблему валютного кризиса в своей стране. Там длительное время бушевали гиперинфляция, цены росли гигантскими темпами. И власти приняли решение вообще упразднить свою денежную единицу (доллар Зимбабве), а расчеты производить в валютах других стран. Возможно, наш премьер возьмет на вооружение этот передовой опыт?
 
Вот новый, молодой министр экономики Н.Снопков в разгар валютного кризиса проводит пресс-конференцию. От него СМИ узнали, что ВВП в первом квартале вырос на 8,2%, а промышленное производство — аж на 11,5%. «На данный момент основные индикаторы можно охарактеризовать как позитивные», — бодро заключил министр.
 
Все ждали, что, может быть, президент разъяснит ситуацию. Однако в тот момент, когда граждане мучительно размышляют, снимать свои банковские вклады или нет, он, будто ни в чем не бывало, проверял работу картофелехранилищ, фабрики детских игрушек, предприятия строительных материалов. И в перерыве, между прочим, прокомментировал ситуацию на валютном рынке. Президент популярно разъяснил своему электорату, что во всем виноваты несознательные любители автомобилей. Дескать, именно ажиотажный спрос на иномарки привел к дефициту валюты. А власть тут ни при чем. Более того, позиция руководства государства в интерпретации А.Лукашенко выглядит даже благородно. Оно великодушно простило неразумных любителей автомобилей («не можем же мы человека задушить из-за этой валюты»). Позволю себе робкое замечание: а разве не власти спровоцировали автомобильный ажиотаж своим решением поднять в несколько раз таможенную пошлину на ввоз иномарок с 1 июля этого года?
 
Создается впечатление какого-то паралича государственной власти, отсутствия политической воли, деградации управленческих функций государства. Вполне понятно, что власти боятся девальвации белорусского рубля. Это не только сильный удар по их репутации (ведь обещали этого не делать). Власти опасаются, что население бросится в банки забирать свои вклады.
 
Но что получилось в итоге? Отказ от официальной девальвации не предотвратил реальную девальвацию, ибо появление нескольких обменных курсов, "черного рынка", "серых" схем есть не что иное, как изменение курса национальной валюты. Часть граждан уже забирают свои деньги из банков. Доверие к власти подорвано, например, никто не верит заверениям официальных лиц, что цены на сахар повышаться не будут. Т. е. власти получили не только все те негативные последствия, которых они боялись, но и, кроме того, еще перерастание валютного кризиса в экономический. В дополнение ко всему, официальную девальвацию, видимо, все-таки придется проводить, хотя бы под давлением кредиторов. И что выиграли власти?
 
Очевидно, белорусское руководство ждет кредита, который, на их взгляд, решит все проблемы. Но, во-первых, когда-то он еще будет. А за это время экономика страны может понести серьезный ущерб, будет ухудшен тот инвестиционный климат, который правительство упорно создавало несколько последних лет. Во-вторых, российский кредит не решает проблему, а лишь временно ее отодвигает.
 
Создается впечатление, что власти бросили все силы на войну с оппозицией. Все ушли на фронт. А враг в лице валютного кризиса ударил с тыла. И сил для отражения этой атаки уже не осталось, сообщают Свободные новости плюс.
12:30 19/04/2011




Loading...


загружаются комментарии