Новые слова – старые планы

Президент Лукашенко в своем послании народу обозначил новые экономические планы. Эксперты поняли: ничего хорошо ждать не приходится.

Новые слова – старые планы
На протяжении всего выступления Александра Лукашенко перед Национальным собранием в голове крутился недавно услышанный анекдот.
 
Приходит мужчина к психиатру:
 
- Доктор, меня в последнее время очень беспокоит состояние белорусской экономики!
 
- Ну что вы, голубчик. Сядьте вот, успокойтесь. Все в порядке. Нету никакой такой «белорусской экономики». Вы, наверное, водочкой балуетесь…
 
Действительно, в Беларуси есть промышленность (на уровне лучших достижений 80-х, но есть), есть потребительский рынок, есть финансовая система (пусть и в коматозном состоянии), есть даже предприниматели. А вот экономики – нет. И президентское послание это подтвердило.
 
Нынешняя белорусская экономическая жизнь измеряется какими-то странными периодами: от выборов до российского кредита, от «Дожинок» до девальвации, от новой директивы президента  до следующего российского кредита. Когда речь заходит об экономике, мы регулярно слышим от главы государства: «принять самые строгие меры по,  для и  с целью». Строгие меры большого ума не требуют – потому, видимо, и пользуются такой популярностью у нынешней власти.
 
Ничего о новой экономической политике мы не услышали и в трехчасовом (с учетом ответов на вопросы) послании Лукашенко народу и парламенту. Интересно, что в этом выступлении оказалось невозможно вычленить какой-то отдельный экономический блок. Хотя к  этой теме Лукашенко возвращался постоянно, не считая первого получаса, полностью посвященного разоблачению внешних и внутренних врагов.
 
Что касается экономики, то тут вполне здравые рассуждения перемежались с самым настоящим потоком сознания. Однако в итоге ничего принципиально нового не прозвучало. Мы, по сути, услышали попурри из экономических заклинаний, звучавших последние три-четыре года. Вот только несколько цитат. Не знаю как у вас, а у меня чувство дежа-вю появилось весьма отчетливое:
 
«В ближайшей перспективе нам предстоит сделать ставку на инновации, инвестиции и инициативу. … Они помогут Беларуси приблизиться к среднеевропейскому уровню жизни, укрепить политическую стабильность в стране, защитить свои национальные интересы на международной арене. … Руководители предприятий и чиновники должны предлагать эффективные, новаторские решения».
 
Безусловно, пришлось президенту перечислить и факторы, из-за которых светлое экономическое будущее в очередной раз переносится на неопределенный срок. Вот они: «Мы еще не научились по-хозяйски относиться к ресурсам, искать альтернативу дорогостоящему импорту. В результате растет материалоемкость и импортоемкость производимой продукции. … На белорусской экономике не могли не сказаться мировой кризис, ценовые шоки, погодные катаклизмы. Однако нельзя умалчивать и тот факт, что эти объективные обстоятельства зачастую служили прикрытием нерасторопности, бесхозяйственности, разгильдяйства и управленческой некомпетентности. У нас полный колхоз, полная бесхозяйственность. Кто же вам мешал решить эту проблему?».
 
Как и положено, Лукашенко много критиковал импорт товаров и продуктов питания. Именно «безудержный импорт» был обвинен в нехватке валюты в стране и отрицательном внешнеторговом сальдо.
 
Также президент подтвердил, что белорусская продукция не находит спроса на внешних рынках, тогда как государство фактически заставляет заводы выпускать неликвид в прежних объемах. Впрочем, сделал он это крайне обтекаемо: «Мы сегодня имеем рост ВВП в 11%, рост в промышленности еще больше, но поступающая в страну валюта не покрывает внутреннего спроса. Потому что продаем очень мало».
 
Много говорилось о государственных заводах, а вот словосочетание «частная собственность» в речи прозвучало лишь один раз. Зато досталось чиновникам, которые тормозят исполнение директивы №4: «К сожалению, многие представители госструктур до сих пор не представляют жизни без того, чтобы тотально не регулировать и не контролировать все и вся, где нужно и где не нужно, фактически отвлекая людей от работы. Мы приняли принципиальное решение о сокращении и упрощении лицензирования. Но что же на практике? Под видом разных реестров, регистров, каких-то списков и перечней отдельные министерства и ведомства, местные органы власти предпринимают попытки сохранить лицензирование, только под другим названием. Мы не должны допускать ухода от норм указа. И я обращаюсь к правительству и губернаторам: умерьте административный пыл своих чиновников! Все сказанное относится и к проверкам, которыми как терзали, так и терзают субъектов хозяйствования».
 
Повторил Лукашенко и свое уже не единожды озвученное предложение ограничить миграцию белорусов из провинции в Минск. «Мы сейчас интенсивно сворачиваем строительство в Минске и начинаем строить в городах-спутниках. Но это тоже Минск, а нужно развивать регионы, откуда мы можем получить большой отток населения, а это нежелательно. Посмотрите на западные страны: там нет того, чтобы создавались рабочие места только в столицах. Они создают производство там, где надо рассредоточить силы. И тогда корова идет к сену. У нас наоборот: мы построим завод в городе, а потом начинаем героически преодолевать трудности».
 
Отдельной темой стали рассуждения на темы АЭС и природных ископаемых. Лукашенко несколько раз повторил: «Строить АЭС мы будем, несмотря ни на что!». И заметил: «Те, кто против АЭС, на 95% – это люди купленные». По его словам, строительство АЭС в Беларуси вызвано необходимостью диверсификации импорта энергоресурсов, так как сейчас более 95% электроэнергии в стране вырабатывается за счет сжигания газа.
 
Президент уверен, что электроэнергия, полученная на АЭС, «на 50% дешевле, чем полученная на газовых ТЭЦ». Кроме того, в числе аргументов в пользу строительства АЭС Лукашенко привел «сокращение выброса парниковых газов», отметив возможность торговли соответствующими квотами на мировом рынке.
Насколько вообще этично строить АЭС в стране, которая больше любой другой пострадала от «мирного атома», Александр Григорьевич предусмотрительно промолчал.
 
Затем Лукашенко выразил надежду, что на территории страны обнаружатся месторождения нефти и природного газа по его мнению, недра Беларуси не до конца изучены. «Мне все-таки кажется, что где-то у нас есть нефть. Но если есть нефть, то не может быть, чтобы где-то не прорвало природным газом. Я очень на это надеюсь. Я подозреваю, что мы не только мало знаем о том, что у нас есть, но я подозреваю во всех грехах правительство и прежние кадры, и что мы не очень-то стремимся узнать, что там у нас имеется. Я начинаю чувствовать эту ответственность, и мы будем пристально посматривать, что там у нас под толщей есть. Но мне кажется, что нам надо серьезно посмотреть на недра. Найдем мы что-то. Не может быть, чтобы человек искал и не нашел. Что-то найдем».
Честно говоря, такое даже комментировать сложно. С каждым годом, с каждым новым посланием или Всебелорусским народным собранием президентские инициативы по решению энергетических проблем за счет внутренних ресурсов звучат все более фантастично. Год назад мы слышали про торф и сланцевый газ. Еще раньше – про биотопливо из рапса и отходы деревообрабатывающего производства в качестве топлива.
 
Отходы деревообработки уже «показали себя», рванув на «Пинскдреве». Как добывать сланцевый газ, пока плохо себе представляют даже самые «продвинутые» в этом вопросе страны – Польша и США. Торф, как выяснилось, экономически целесообразнее оставить на месте, чем добывать, перерабатывать, перевозить и потом сжигать. Да и экология целее будет. С рапсовым биотопливом тоже как-то не заладилось. В общем, придется добывать нефть и газ, которые, оказывается, «просто плохо искали».
 
Вспомнил Лукашенко и другую свою любимую тему – Китай. «Надо тщательно изучать опыт зарубежных стран и внедрять все самое передовое, как это сделали наши друзья – Китайская Народная Республика. Сколько было ерничанья, сколько хихиканья… Но договорились. Сегодня Китай развивается семимильными шагами – вторая экономика мира. Скоро будет первая, я в этом уверен. Так давайте мы повторим это! …Я видел Китай 20 лет назад. Там было проблем в тысячу раз больше, чем сегодня у нас. Они за 20 лет совершили гигантский рывок. Беларусь сегодня находится в гораздо более выгодной позиции, чем Китай 20 лет назад. У нас есть база, и сегодня она не утеряна. Не хватает китайского трудолюбия и ответственности».
 
Еще одной дверью в будущее процветание, по версии Лукашенко, должен стать экспорт белорусского продовольствия. «Продовольствие на мировых рынках дорожает и будет дорожать. Наша задача извлечь из этой ситуации максимальную выгоду. Думаю, что наши ожидания не беспочвенны. Белорусский АПК обеспечивает не только продовольственную безопасность страны, но и экспорт сельхозпродукции, является важным источником пополнения валютных резервов государства. Объем продуктового экспорта в 2010 году составил около $3,3 млрд. К концу пятилетки этот показатель должен быть не менее $7 млрд. Для этого Беларусь должна выйти на уровень ведущих стран мира в области АПК. Если бы у нас сегодня было $7 млрд экспорта сельхозпродукции, мы б не имели тех проблем на валютном рынке, нам хватало бы валюты».
Но и это мы уже слышали. Только картошка в моем гастрономе почему-то вся импортная.
 
Напоследок же белорусский президент заинтриговал слушателей обещанием вот-вот чудесным образом разрешить все проблемы с валютой. По его мнению, белорусы забудут о валютно-финансовом кризисе до конца первого полугодия этого года. «Если кто-то думает, что в этой ситуации мы растерялись и не знаем, что делать – чепуха. Вот посмотрите – мы за первое полугодие забудем, что у нас происходило и происходит сейчас, и финансы, и потребительский рынок. Мы знаем, что делать. Мы выйдем из этой ситуации, выйдем спокойно», – заявил Лукашенко.
10:31 22/04/2011




Loading...


загружаются комментарии