Сергей Чалый: Надежды на не катастрофический сценарий не осталось

Текущая неделя могла бы стать шагом на пути к выправлению ситуации на валютном рынке. Если бы не очередные устные "просьбы" Нацбанка держать курсы в рамках приличий. Экономист Сергей Чалый попытался объяснить  "Белорусскому партизану", куда вильнула кривая белорусской экономики на этот раз.

Сергей Чалый: Надежды на не катастрофический сценарий не осталось
- Что происходит с белорусским рублем - окончательное падение или временные колебания?
 
- То, что происходит сегодня с рынком наличной валютой, с этим ограничением в 4000 белорусских рублей за доллар, это то же самое, что происходило 21 апреля. Когда на бумаге отменили все ограничения на межбанковском рынке, а на деле выставили ограничение в 4500. Ситуация повторяется. В большей степени это психологическая игра.
 
Нацбанк долгое время под руководством Петра Прокоповича пытался научиться контролировать курс белорусского рубля, а сейчас пришло такое время, когда нужно все "отпустить", для них это очень непростое решение.
 
И, конечно, из-за этих дурацких телефонограмм (с просьбами сдержать курс – прим. "БП".), все правильные решения дезавуируются. Ведь если никто никого ни о чем не просил бы, то курс сам стабилизировался в районе 4200-4500 белорусских рублей за доллар.
 
- Но ведь Нацбанк просто "попросил", можно же было и не послушаться, в такой ситуации...
 
- За долгие годы Национальный банк настолько выдрессировал коммерческие банки, что любое его слово воспринимается как прямой приказ. У Нацбанка, на самом деле, над коммерческими банками огромная власть и он может сделать с ними все, что угодно. Поэтому банки предпочитают с ним просто не связываться. Результат налицо. Все банки, как один,  выставили курс 4000 за доллар, это даже можно назвать демаршем, нам ясно дали понять, что ограничение есть.
 
- Хорошо, а почему тогда был расширен валютный коридор? Ведь можно было бы его не трогать.
 
- Те +/- 8%, которые были установлены на этот год, не сработали. Уже в апреле мы стояли на верхней границе, и запаса для маневра не было. Это с одной стороны.
 
С другой стороны, в начале апреля прошла информация о том, что в условиях по предоставлению нам кредита Россия прописала расширение валютного коридора до 10-12%. Тогда, конечно официальные источники эту информацию опровергли, но в мае мы видим, то, что видим.
 
И третья сторона. Что такое 12% - это плюс 4% к тому, что есть сейчас. А Петр Прокопович говорил: "Мы полностью отрицаем проведение одномоментной, разовой девальвации. Где под этим мы понимаем, даже 5% изменение". 4% меньше пяти, значит, в понятии Нацбанка, девальвации все еще нет. Там (в Нацбанке – прим. "БП".) соображают, что делать, но делают это так, чтобы оставалась лазейка не называть девальвацию – девальвацией.
 
- Почему?
 
- У Нацбанка осталась "родовая травма" от девальвации 2009 года, когда они сами признавались потом, что ошиблись в оценке реакции населения. Они думали, что народ по завышенному курсу понесет валюту в "обменники", а произошло обратное. И панику Нацбанку удалось сбить только к маю 2009 года. И с тех пор девальвация, для них, очень нехорошее слово.
 
- Но население от того, что девальвация не объявлена к долларам хуже относится не стало, даже наоборот.
 
- Есть одна большая проблема. Резкое изменение курсов приведет к оттоку рублевых депозитов. Если валюта появится то, в конечном счете, люди будут массово забирать вклады и конвертировать в иностранную валюту. А такого позволить нельзя.
 
- И что тут можно сделать?
 
- Нацбанку необходимо сохранить рублевые депозиты, для этого нужно резко повысить ставку по этим депозитам. Повышение на 25-30% дало бы ощутимый результат, а поднятие на 1% - это как мертвому припарка.
 
- А не будет ли такой "припаркой" кредит от России? Точнее не от России, а от ЕврАзЭС?
 
- Если честно, то я рад, что нам Россия отказала в кредите, был бы еще больше рад, если бы и ЕврАзЭС отказал. Нас эти деньги не спасут. Этот миллиард просто бросят в топку, и он сгорит моментально, за месяц, полтора. Чем меньше у нас будет надежд на какое-то чудо извне, тем быстрее у власти созреет понимание, что нужно принимать радикальные меры.
 
- Какие радикальные меры?
 
- Снять ограничения на валютном рынке, это первое.  Второе: снизить темпы роста инфляции. Уже сегодня инфляция перевалила за двузначные цифры, а если учесть что за один апрель она составила более 4% и перемножить на 12 месяцев – ситуация вырисовывается безрадостная.
 
Дело в том, что хорошего решения, как такового, в сложившейся ситуации нет. Экономика у нас не вполне рыночная, она на девальвацию нормально не способна откликнуться. У нас только 30% рыночного сектора, остальное - госпредприятия. А все госпредприятия спокойно переложат затраты на конечного потребителя и без всякой реструктуризации продолжат свое существование.
 
На вопрос, какая была бы наилучшая экономическая политика, можно ответить словами Виктора Геращенко (бывший председатель Центробанка РФ – прим. "БП".): "Не трогать руками".
 
Главная идея была какой? Перестроить экономику страны, чтобы она могла гибко реагировать на изменения. Этого не произошло. Сейчас какие-то советы давать бесполезно, упущено время.
 
Я боюсь, что у нас надежды на не катастрофический сценарий не осталось.
 
- Но правительство хочет пойти на продажу госсобственности, приватизацию, акционирование, за эти деньги можно жить?
 
- А, что это даст? Протянуть еще месяц?  У нашего правительства долгое время существовала такая иллюзия, что кругом ходят голодные орды инвесторов, которые готовы платить бешеные деньги за наши предприятия и компании. Оказалось, что инвесторов интересует с десяток предприятий в республике, и не за те деньги, на которые власти рассчитывали, а за гораздо меньшие.
 
Да, можно продать, какое-то время просуществовать, а дальше что?  Если не менять экономическую модель, мы все равно придем туда же.
 
- Может быть это происки России? Скупить все, что можно и затянуть Беларусь как губернию в состав РФ?
 
- Нет. Беларусь им на самом деле не нужна, какие-то активы их интересуют, а Беларусь в целом, зачем? Все эти иллюзии по поводу какого-то союзного государства давно похоронены.
 
Внешнеполитическая идея России на данном этапе заключается в многостороннем сотрудничестве, а не в одностороннем. Задача  России сделать рубль региональной резервной валютой, не единой, а резервной, как доллар.  И для этого им Беларусь, как область Российской Федерации совсем не нужна.
10:08 14/05/2011




Loading...


загружаются комментарии