Владимир Путин показал Беларуси антикризисный пример на $3-3,5 млрд.

В Минске с участием российского премьера Владимира Путина вчера прошло заседание сразу нескольких организаций, разместившихся на территории бывшего СССР. Был решен вопрос, мучивший белорусское руководство: страна получит из антикризисного фонда ЕврАзЭс, главным спонсором которого является Россия, $3-3,5 млрд, но не на условиях Александра Лукашенко.

Владимир Путин показал Беларуси антикризисный пример на $3-3,5 млрд.
Перед началом встречи глав правительств СНГ министр сельского хозяйства Белоруссии Михаил Русый рассказывал журналистам, как страна преодолевает сельскохозяйственный кризис, которого, впрочем, судя по его рассказу, нет вообще и быть не может, пишет Коммерсант.
 
— Да,— говорил он,— в некотором смысле идет перепрофилирование отрасли. По указанию президента Александра Лукашенко будет создана фабрика по производству грибов. Будут производиться вешенка, ситаки-гриб (очевидно, имелся в виду гриб шиитаке.— прим. ред.).
 
— Какой гриб? — переспрашивали его.
 
— Прежде чем спрашивать, надо знать, о чем,— терпеливо разъяснял он.
 
Прежде чем отвечать — тоже, хотелось добавить мне. Но останавливать этого человека было бы преступлением против журналистики.
 
Его спросили, почему белорусские помидоры дороже испанских.
 
— Голословное заявление,— твердо сказал Михаил Русый.— Да, иногда бывает. Потому что наши помидоры могут производиться в теплице, где используется газ. А испанские растут в естественных условиях. Но мы боремся с этим.
 
Как?! А наши помидоры сейчас стоят уже кое-где 8 тыс. руб. за килограмм. Найдите мне испанские по такой цене!
 
Да, пожалуй, только в Испании.
 
— И вообще, воодушевляясь на ходу,— продолжал Михаил Русый.— Наши основные продукты не дорожают уже два года.
 
— А картофель подорожал на 45% почему тогда? — спросила его белорусская журналистка.
 
— Не подорожал! — обиделся министр.— Это рыночная цена!
 
Среди журналистов раздались сдавленные смешки.
 
— Что это вы? — рассердился министр.— А что, бесплатно картофель надо отдавать? И вообще, я хочу спросить: по отношению к чему картофель подорожал?!
 
— По отношению к картофелю,— осторожно сказала журналистка.
 
Министр больше не смотрел на нее. Она, кажется, перестала для него существовать — как и докризисная цена на картофель.
 
— А правда,— спросила его другая журналистка,— что вы закупаете у крестьян продукты по заниженным ценам?
 
— Правда,— с некоторой даже, мне показалось, гордостью заявил министр.
 
— Но это не госзаказ? — уточнила она.
 
Имела в виду скорее продразверстку.
 
— Нет,— покачал головой министр.— Они это делают сами. Это добровольный госзаказ. И вообще, мы берем у крестьян товары по социально значимым ценам.
 
— А все ли сделано для того, чтобы гречка...— начал еще один белорусский коллега.
 
— Все! — перебил его Михаил Русый.— И даже больше. Приятного аппетита.
 
В это время в кулуарах Национальной библиотеки Беларуси происходили не менее важные события. Через несколько минут должно было начаться заседание совета глав правительств СНГ. Ситуация была нерядовая: Владимир Путин приехал не последним, как обычно, а предпоследним. И теперь он стоял с коллегами, которые и сами казались несколько недоуменными. Первым использовал эту ситуацию во благо премьер Беларуси Михаил Мясникович. Он подошел к российскому премьеру и занял его разговором, причем, судя по всему, надежно и бесперспективно для остальных. Правда, вскоре господина Мясниковича вызвали встретить последнего прибывшего премьера, и он, извинившись перед господином Путиным, исчез.
 
А Владимир Путин пошел попросить у буфетчицы чаю, который она налила ему из большого и, похоже, плохо прогревшегося чайника из-за прилавка.
 
Очевидно, кое о чем существенном поговорить они все же успели. Иначе белорусский премьер на пресс-конференции по итогам встречи глав правительств стран СНГ (Владимира Путина на этой пресс-конференции не было) не сказал бы с такой уверенностью насчет возможного российского кредита Беларуси, что "все условия согласованы, суммы выверены".
 
Он объявил, что речь идет о $3 млрд в течение трех лет. Предполагается, что они будут выделены через систему антикризисного фонда ЕврАзЭс.
 
— Или даже о $3,5 млрд,— так же уверенно добавил господин Мясникович, чем, впрочем, поколебал другую свою уверенность: полминуты назад он ведь сказал, что все суммы выверены.
 
— Это будет,— добавил Михаил Мясникович,— под соответствующую процентную ставку, которая ниже коммерческой.
 
Сергей Лебедев, руководитель исполкома стран СНГ, рассказал, что на заседании были рассмотрены "все 19 документов" и что даже приняты некоторые решения. Например, был утвержден проект "Атом СНГ", и в нем записано, что Беларусь построит свою атомную станцию.
 
И при этом учтет повышенное требование к ее безопасности, которые предъявили Россия и МАГАТЭ.
 
Все документы рассчитаны до 2020 года, и это позволило господину Мясниковичу развеять любые сомнения в том, что "СНГ, как некоторые говорят, дышит на ладан". Хотя, скорее всего, это все равно что заявить, что все решения, записанные в "Стратегии-2020", будут выполнены в срок и что это залог существования до этого срока самой стратегии.
 
Самым деликатным оказался документ о создании свободной экономической зоны СНГ. Господин Мясникович сказал, что есть проблемы, господин Лебедев переименовал их в шероховатости.
 
— Понимаете,— объяснял белорусский премьер,— если мы договорились о Таможенном союзе с Россией и Казахстаном и при этом у нас есть отношения с Украиной, то надо ведь сделать так, чтобы не получился беспошлинный переток товаров из Украины в Беларусь. На экспертном уровне уже по этим темам ничего не выжмешь. Это должен быть уровень вице-премьеров.
 
Белорусский журналист поинтересовался судьбой Сергея Миронова в Генеральной ассамблее стран СНГ. Дело в том, что до сих пор господин Миронов был председателем этой ассамблеи.
 
А накануне он, как известно, лишился поста спикера Совета федерации.
 
Господин Лебедев, немного подумав, ответил:
 
— В связи с его отставкой могу предположить, что он оставит и пост председателя Генеральной ассамблеи.
 
Подумал он, похоже, и в самом деле немного, потому что очевидной причинно-следственной связи между двумя отставками, состоявшейся и предположительной, что-то не наблюдается.
 
После конференции членам делегаций СНГ накрыли в холле чем Бог послал. Проголодались все к этому моменту так, что еду сметали со столов, казалось, не только вместе с крошками, но и со столами. Очень быстро на этих столах осталось множество пустых тарелок с апельсиновой кожурой и острый запах малосоленой семги. Проходивший мимо главный санитарный врач России господин Онищенко горько вздохнул:
 
— И в таких антисанитарных условиях...
 
Проходят такие величественные саммиты, очевидно, хотел закончить он.
 
Я не мог не согласиться.
 
— Может, закрыть ее? — задумчиво спросил господин Онищенко.
 
— Библиотеку? — переспросил я.
 
— Ну да... антисанитария... но, с другой стороны, здесь очень интересные древние манускрипты хранятся. Говорят, они доказывают, что Россия как государство обязана своим происхождением Беларуси. Там сложно все это...
 
Я предположил, что уже хотя бы по этой причине библиотеку надо бы и в самом деле закрыть.
 
Но господин Онищенко, судя по всему, еще не принял окончательного решения по этому поводу.
 
В конце концов, он приехал в Минск обсуждать прекращение поставок сухого молока из Беларуси в Россию и некоторые другие проблемы, о некоторых из которых с таким увлечением рассказывал журналистам министр сельского хозяйства Беларуси Михаил Русый.
 
Напоследок, уже поздним вечером, в библиотеке прошло заседание Таможенного союза. С 1 июля этого года в России, Казахстане и Беларуси начинает действовать единое экономическое пространство. Господин Путин, впрочем, не намерен останавливаться: он заявил, что к 1 января 2013 года надо завершить работу по созданию Евразийского экономического союза, о котором господа Путин и Назарбаев начали говорить еще десять лет назад,— правда, тогда как о мечте несбыточной.
 
Что из этого получится к 2013 году — СССР или ЕС, покажет "Время".
10:39 20/05/2011




Loading...


загружаются комментарии