Леонид Заико: Вернуть доверие невозможно

С 24 мая Нацбанк Беларуси установил официальный курс доллара в 4930 рублей (против 3155 рублей на 23 мая). Таким образом, за день национальная валюта девальвировала на 56,3%. Чем это аукнется белорусской экономике, стоит ли ожидать деноминации и сумеют ли правительство и Нацбанк вернуть доверие населения и бизнес-сообщества к рублю? На вопросы отвечает руководитель Аналитического центра "Стратегия" Леонид ЗАИКО.

Леонид Заико: Вернуть доверие невозможно
Теперь, по мнению эксперта, все будет зависеть от доверия к правительству и Национальному банку, поскольку установленный показатель может быть неприемлем для значительной части владельцев долларовых активов. В течение трех месяцев они ждали, пока курс опускался с 3 до 5 тысяч рублей за доллар, пишет "Завтра твоей страны".
 
-- Так почему бы не подождать еще пару месяцев, пока с 5 тысяч он не опустится до 10 тысяч? Стратегическое время упущено, -- считает Леонид Заико. -- Предприятия, бизнес сейчас могут отпустить своих сотрудников в отпуска. Государственные предприятия пока радуются тому, что население раскупило продукцию, которая не пользовалась большим спросом. Однако начинать новый цикл производства уже при новом более высоком курсе доллара некоторым из них будет вообще невмоготу. Это вызовет существенное ухудшение положения многих хозяйствующих субъектов, особенно госпредприятий.
 
-- Каких неприятных сюрпризов ждать от девальвации экономике?
 
-- Девальвация будет сопровождаться ростом безработицы, снижением деловой активности. Вновь установленный курс будет стимулировать лишь крупных экспортеров.
 
Становление курса в Беларуси шло по "методу храповика". Субъекты хозяйствования, которые находились в форс-мажорных обстоятельствах и нуждались в валюте, покупали ее и по 7, и по 8, и по 10 тысяч рублей. Доллар рос не по логике действия рынка – спроса и предложения, а по логике чрезвычайных обстоятельств. Из-за такой "чрезвычайщины" одновременно начинаются девальвационные процессы, снижение занятости, снижение активности населения, ухудшение финансового положения предприятий, особенно импортеров.
 
На мировом рынке белорусские власти почти единственные, кто так сильно поддержал американский доллар. В основных экономиках мира его обменный курс серьезно понижался. Например, в Японии доллар стоил 94 йены, а стал -- 82, в Европе доллар стоил 76 евроцентов, а стал -- 68. И есть только три страны – Турция, Аргентина и Беларусь, где курс доллара укрепился. Но в Турции и Аргентине доллар укрепился на 4-5 процентов, а в Беларуси – на 60 процентов и выше.
 
-- В условиях, когда цены зашкаливают и люди начинают путаться в нулях, не пойдут ли власти на деноминацию национальной валюты?
 
-- Власти уже опоздали. Деноминацию следовало проводить еще 5-6 лет назад. Лучшее, что можно сделать сейчас -- это отправить в отставку премьера и главу Нацбанка и президентским указом ввести российский рубль. Это была бы наиболее гуманная мера по отношению к населению и предприятиям Беларуси.
 
-- Но это означало бы потерю Беларусью суверенитета…
 
-- Немцы ввели евро вместо марки, французы ввели евро вместо франка, и я все ищу, когда же они потеряли суверенитет, и ничего у меня не получается. Я не думаю, что введение региональной или мировой валюты ведет к потере суверенитета. Это лишь потеря возможности для элит осуществлять непрофессиональную политику, потеря абстракционизма в экономике. И это как раз очень хорошо.
 
-- Чем хорошо?
 
-- Люди хоть будут иметь твердую валюту. Ведь российский рубль тоже укрепился по отношению к доллару. Что касается Беларуси, то самое страшное в ее экономике – это ее руководство.
 
-- Как стоит расценивать заявления высокопоставленных белорусских чиновников о том, что в Беларуси возможна ревальвация курса рубля?
 
-- Если исходить из логики, то ревальвация должна была бы пойти уже тогда, когда курс доллара достиг 4 тысяч рублей при неформальном обмене. Но это было возможно месяц назад или даже больше, когда уровень доверия к рублю был выше.
 
Если население решит забрать рублевые депозиты из банка (это примерно 3-4 миллиарда долларов в эквиваленте), это грозит развалом всей банковской системы. А когда люди пойдут снимать свои валютные депозиты, на существовании страны можно будет ставить крест.
 
-- Что происходит с рублевой наличностью? В апреле была совершена эмиссия в размере около триллиона наличных денег, но сегодня к банкоматам стоят очереди и люди не всегда могут снять наличные.
 
-- В 2010 году Нацбанк отличался достаточным профессионализмом, поскольку увеличение денежной массы составило всего лишь один процент. А уже в 2011 году вынуждены идти по логике пятисотдолларовой зарплаты, стимулирования роста производства 10-12%. Это классическая схема, при которой внутренний рынок задыхается от нехватки покупок на рынке внешнем. Все эксперты в один голос утверждают, что необходимо остановить рост спроса на внутреннем рынке. Беларусь могла бы спокойно снять курс на 10-процентный рост ВВП и перейти к замораживанию многих программ и снижению экономической активности.
 
А когда производство раздувается на 10%, это увеличивает спрос на материалы, комплектующие, покупку импортных запчастей, это вызывает резкую диспропорцию на внутреннем и на валютном рынках. Так что здесь все взаимосвязано. Разогрева внутреннего рынка обычно боятся, ибо именно тогда возникает проблема платежного и торгового баланса. И в таком случае приходится либо девальвировать рубль, либо идти в отставку всем составом правительства.
 
-- Возможно ли сегодня вернуть доверие населения и бизнеса к Национальному банку, правительству, к белорусской денежно-финансовой системе?
 
-- Доверие можно вернуть, если резко поменяется руководство. А вообще в условиях это ситуации вернуть доверие невозможно, я бы даже не пытался этого делать.
10:04 24/05/2011




Loading...


загружаются комментарии