Новый курс на теневом рынке

Не успел белорусский президент в пятницу 27 мая возмутиться ростом стоимости долевого строительства жилья в Минске, как уже в понедельник стало известно об аресте генерального директора крупнейшего столичного застройщика "ТрестБелПСП-строй".

Новый курс на теневом рынке
Никакой прямой связи между этими событиями, конечно, нет и быть не должно. Ни в коем случае. Гендиректора "Треста" обвиняют в вымогательстве взятки у директора другой компании, которому якобы была обещана победа в конкурсе на поставку материалов для реконструкции теннисного центра. Минские же дольщики возмущаются ростом цен на строящиеся квартиры по ранее заключенным договорам после проведенной девальвации.
 
За этими отдельными событиями скрывается куда более интересная и целостная картина. В ходе пятничного совещания о ситуации на валютном и потребительском рынке страны президент жестко потребовал остановить рост цен в республике. Речь шла, разумеется, о ценах на официальном рынке – о каких же еще ценах может говорить президент? Но мы-то знаем, что в таком высоко коррумпированном государстве, как Беларусь, ограничиться регулированием "белых" расценок не получится. Нужно принимать дополнительные меры, что и было незамедлительно сделано.
 
Последствия девальвации для рынка откатов
 
В коротком, на три абзаца, информационном сообщении ГУВД Мингорисполкома о задержании гендиректора "Треста" приводится несколько ценных подробностей о теневой стороне работы на строительном рынке в столице.
 
Во-первых, мы узнаем, что обвиняемый действовал в сговоре, а это значит, что следствие может затронуть руководство других строительных компаний. Во-вторых, в деле может оказаться замешан государственный заказчик, в хозяйстве которого вдруг обнаружились теневые подрядчики-распорядители бюджетных денег – а это еще более заманчивое направление для расследования.
 
Но вопрос даже не в том, кто инициировал это расследование и как высоко оно зайдет. Самые интересные вещи обычно скрываются не в конспирологических глубинах, а лежат на поверхности. Дело в том, что в своем сообщении об аресте гендиректора "Треста" минское ГУВД привело не только фактический размер вымогавшейся взятки, как это обычно бывает в сводках о коррупционных делах. Кроме суммы взятки был озвучен и процент отката от стоимости работ, причем с аптекарской точностью до десятых долей.
 
Новый теневой курс
 
Как следует из опубликованного текста, вымогатели взятки оценивали свои услуги в размере 6,5% от суммы договора на поставку стройматериалов, что на тот момент, т.е. до девальвации составляло около Br73 млн. Из этой суммы гендиректор получил первую часть в размере более USD 10 600.
 
Простые арифметические вычисления позволяют сделать вывод, что весь договор на поставку стройматериалов стоил порядка Br 1,1 млрд. или около USD 326 000 по старому курсу Нацбанка. Также можно предположить, что полученная гендиректором сумма USD 10 600 равняется половине взятки, а общая сумма отката составляет около USD 21 200.
 
Можно рассуждать о том, насколько реальна для строительного бизнеса столицы озвученная сумма отката в USD 21 200 (двадцать одна тысяча двести американских долларов) на уровне гендиректора. Или о том, как должны были измениться официальная и теневая стоимость этого и других подобных договоров после проведенной 56-% девальвации белорусского рубля. Вполне вероятно, что после 24 мая сторонам не удалось пересмотреть условия сделки между собой и поэтому пришлось в поисках справедливости обращаться за помощью к третьей стороне. Суть дела в другом.
 
Проблема регулирования теневого рынка
 
В этой истории гораздо важнее понять мораль, которую хочет донести до своих граждан государство, взвалившее на себя сложную задачу по остановке цен в стране. Имея в виду, что сдерживать рост цен нужно одновременно на белом и черном рынках, можно однозначно понять экономический мессидж этой истории: 6,5% от стоимости сделки – это сегодня чересчур. Какой процент должен быть "вменяемым" государство явным образом не сообщает – его должен определить сам теневой рынок.
 
Если легальный финансовый рынок страны регулируется центральным банком, который устанавливает допустимый коридор колебаний курса национальной валюты, то участники теневого рынка работают в других рамках – назовем их условным коридором между USD и СИЗО. Диапазон допустимых колебаний здесь определяет Генеральная прокуратура, МВД, иногда президент.
 
Нужно признать, что интервенция государства на теневой рынок в понедельник 30 мая не стала неожиданностью и по большому счету не связана с девальвацией. Наше государство всегда регулировало теневой рынок, и особенно активно занимается этим с 2008 г. Именно с этого года белорусский бюджет стал резко терять доходы, а силовые структуры активизировали борьбу с коррупцией. Эта связь между динамикой доходов государственного бюджета и борьбой с коррупцией настолько интимна, что нуждается в подробной демонстрации.
 
"Проблема 2008"
 
Мало кого удивляет, что Беларусь, которая много лет ведет непримиримую борьбу с коррупцией, раз за разом одерживает в ней пиррову победу. Как и в любом государстве, у нас действует теневой коррупционный сектор, и по мировым меркам он довольно обширен. Вот так выглядит Беларусь в Индексе восприятия коррупции, который ежегодно составляет международная организация Transparency International.

 
 
 
Эксперты TI предостерегают от поспешных сравнений между собой показателей индекса за разные годы, потому что при составлении индекса каждый раз меняется методология, источники данных и количество стран. Тем не менее, картина ясна. Наиболее коррумпированной Беларусь представала как раз на пике уже легендарного "нефтяного оффшора". Ситуация с коррупцией начинает улучшаться после 2008 г., и это неспроста.
 
Следующая диаграмма позаимствована из комментария Сергея Николюка и показывает динамику доходов консолидированного бюджета белорусского государства.

 
 
 
Обратите внимание на все тот же 2008 год. Именно в этом году доходы бюджета уходят в крутое пике, а следом за ними недавно отправился и рейтинг главы государства. Стоит ли напоминать, что именно в конце 2008 г. в Беларуси случился самый громкий коррупционный скандал, в ходе которого был арестован прокурор Минской области и отправлен в отставку заместитель Генерального прокурора, а также ряд высоких должностных лиц в МВД.
 
После этого также резко возрастает количество выявленных коррупционных преступлений. Благо, что для такого прироста показателей у сотрудникам правоохранительных органов есть богатый материал:

 
 
 
Например, по данным Информационно-аналитического центра при Администрации президента за 2008 г. порядка 50% белорусских чиновников и предпринимателей считают взятку нормальным способом уладить вопрос. По оценкам Исследовательского центра ИПМ за 2010 г. порядка 70% руководителей предприятий малого и среднего бизнеса дают взятки белорусским чиновникам.
 
И все же следует отдать должное действиям Генеральной прокуратуры под руководством назначенного опять же в 2008 г. Г. Василевича – он хорошо выполняет возложенные на него обязанности.
 
Борьба света и тени
 
Как видим, "Проблема 2008" для белорусского государства заключается в резком сокращении доходов бюджета. Решить ее можно всего двумя путями: найти новые источники пополнения бюджета или сократить число дольщиков. В реальности используется комбинированный метод.
 
Поэтому появляется проект "нефтяного моста" с Венесуэлой, официальные эксперты будоражат воображение обывателей рассказами о многомиллиардных китайских кредитах, готовится площадка под строительство атомной электростанции. С другой стороны, государство не менее активно переписывает ценники и устанавливает новые правила игры на теневом рынке.
 
Следующий график делает "Проблему 2008" особенно наглядной:

 
 
 
В математической реальности эти кривые не пересекаются, но в политэкономической жизни – сплошь и рядом. Поэтому не стоит удивляться, что резкий рост доходов государства сопровождался снижением показателей работы антикоррупционной машины, а не менее резкое падение доходов бюджета сразу обнаружило мощный коррупционный пласт.
 
Регулировать теневой рынок – занятие опасное, особенно если это девелоперский рынок в столице. Как стало известно из других источников, гендиректор "Треста" является не просто аксакалом строительной отрасли Минска. Он ведет семейный бизнес, а семья в Беларуси – это больше, чем семья, и глава государства должен хорошо это знать. Поэтому президент абсолютно прав, когда говорит, что ситуация в стране должна стабилизироваться в июне. Судя по всему, мы приближаемся к некой развязке.
 
Впервые опубликовано Наше Мнение
10:22 02/06/2011




Loading...


загружаются комментарии