9 месяцев Лукашенко

Кредитов МВФ и ЕврАзЭС хватит Беларуси максимум на 9 месяцев, уверены экономисты: модель настроена на постоянные дотации. Но соседним странам это уже не интересно. Александру Лукашенко придется согласиться на масштабную приватизацию и закрыть неконкурентоспособные предприятия.

9 месяцев Лукашенко
«Цены растут, но они во всем мире растут. Сахар подорожал, стоит 5 тысяч рублей за килограмм – это $1. С другой стороны, когда он стоил 3800, это было $1,6», – рассказывает Сергей, продавец минского магазина. Его коллеги из интернет-магазина по продаже бытовой техники пересматривают цены на товар каждый день.
 
«Сейчас поставки приостановлены. В понедельник могут возобновиться. Переоценка товаров происходит каждый день – узнавать нужно в день покупки», – предупреждают продавцы. Отгрузка товаров для интернет-магазинов была приостановлена 25 мая, говорил сотрудник другого сервиса. «Нам пришло письмо, в котором поставщики предупредили о том, что прекращают поставки на неопределенный срок», – сообщал он.
 
Дефицита товаров в продуктовых магазинах нет, констатируют собеседники «Газеты.Ru»: «На полках все есть». В сети магазинов «Соседи» сказали, что не могут комментировать ситуацию. «Но мы живем в замечательной стране», – добавил сотрудник магазина.
 
Замечательная страна
 
Белорусский рубль за один день – 23 мая – подешевел на 56%. Курс к доллару упал с 3194 до 4930 рублей. Импорт потребительских товаров национализирован: его контролируют государственные оптовые базы и компании с государственным участием. Это спровоцировало ажиотаж в магазинах. Правительство изменило прогноз по инфляции: по итогам года она может составить 39%. Чтобы ограничить спрос, власти заморозили зарплаты бюджетникам и цены на социально значимые товары и услуги.
Девальвация была неизбежна, считает экономист одного из европейских банков. «Конкурентоспособность белорусского рубля снижалась. Избежать девальвации можно было, подняв ставки на банковском рынке и жестко сократив все государственные расходы. Но это могло привести к худшим социальным последствиям», – отмечает он.
 
Национальный банк ввел жесткий режим экономии: валютные кредиты для гарантий импорта были отменены, была зафиксирована максимальная сумма покупки валюты для импортеров, на 3% повышены нормы резервирования...
С весны белорусское правительство борется с валютным кризисом. Доходы от экспорта давно перестали покрывать расходы на импорт. По данным Белстата, в первом квартале текущего года экспорт вырос на 41,9%, а импорт на 61,9%. На энергоносители, сырье, материалы и комплектующие приходится 73,8% от общего объема импорта – это $4,8 млрд. По сравнению с первым кварталом 2010 года сумма выросла на 66,1%.
Золотовалютные резервы страны резко сократились с начала года – с $5,03 млрд до $3,79 млрд.
 
Дефицит счета текущих операций накапливался с 2007 года, когда Россия изменила тарифы на поставку нефти в республику.
 
Нефть вытекла из бюджета
 
До 2007 года расчеты шли по индивидуальным контрактам, с ценами, зафиксированными на дату переработки, существенно ниже рыночных. Но с 2007 года в цену тонны нефти была включена экспортная пошлина размером в $53, треть от уровня российской экспортной пошлины. Цена стала рассчитываться с учетом стоимости экспорта в дальнее зарубежье и льготной пошлины. Окончательная стоимость нефти для Беларуси в итоговом расчете изменилась незначительно и составляла $240 за тонну. Но тогда же «Газпром» поднял цену газа для Беларуси с $47 за тысячу кубометров до $100. Беларусь оценила потери бюджета в $5 млрд и в ответ подняла цены на транзит более чем на 30% (стоимость прокачки различается в зависимости от направления, средний тариф составлял $0,6 за тонну на 100 км). По оценкам белорусских транзитных компаний, это вернуло республике $50 млн в год.
 
В период с 2007-го по 2010 годы нефтяная формула не менялась, но цена поставок росла из-за подорожания нефти на мировых рынках. К 2010 году Беларусь покупала нефть у России по $433,9 за тонну.
А в начале 2010 года Россия включила 100-процентную пошлину в стоимость нефти для Беларуси. Белорусские НПЗ остановились на 3 месяца, производство возобновилось только в марте, когда ставки были снова пересмотрены. В соответствии с ними 6,3 млн тонн для внутреннего потребления Россия поставляла беспошлинно, оставшиеся 15,2 млн тонн – с учетом 100-процентной пошлины. Это резко снизило привлекательность белорусских НПЗ для российских компаний: они должны были платить экспортную пошлину и при ввозе сырой нефти в Беларусь, и при вывозе нефтепродуктов.
 
Объем поставок нефти из России сократился до 14,7 млн тонн в год с 21,5 млн тонн в 2009 году. По данным белорусского министерства финансов, на этой схеме белорусский бюджет в 2010 году потерял $860 млн.
 
В 2011-м в рамках Таможенного союза экспортную пошлину на сырую нефть для Беларуси отменили, но ввели экспортную пошлину на нефтепродукты из российской нефти, которые Беларусь продает за границы союза. Она перечисляется в бюджет России.
 
По этой схеме Беларусь экономит на отмененных нефтяных пошлинах порядка $7 млрд в год. Но из экономии вычитается сумма перечислений в российский бюджет (оплата экспортной пошлины на нефтепродукты), которая составит в 2011 году около $3,48 млрд. Фактически Россия по-прежнему дотирует Беларусь на $3,5 млрд, убеждал премьер-министр России Владимир Путин. Но при нынешней структуре экономики возможности по наращиванию экспортных доходов у Беларуси ограничены. «Нефтеперерабатывающая промышленность зависит от поставок сырой нефти, цены на которую растут», – поясняет экономист «Ренессанс капитала» Анастасия Головач.
 
Кризис выборов
 
Дополнительной угрозой стали государственные расходы в рамках президентской кампании Александра Лукашенко в конце 2010 года: тогда зарплаты и пенсии выросли на 30%. «Это увеличило объем импорта непродовольственных потребительских товаров, в том числе автомобилей», – отмечает Головач. В первом квартале текущего года импорт легковых автомобилей в Беларусь вырос на 83,8%.
 
Девальвация сократит разрыв между импортными расходами и экспортными доходами на $1,5–2 млрд, говорит экономист. «Стабилизируется ситуация с импортом непродовольственных потребительских товаров, но их доля в структуре импорта относительно невелика, поэтому эффект будет не очень заметен. Ситуация в нефтепереработке не изменится, так как все объемы и цена определены, а подорожание импорта комплектующих приведет к росту цен на экспортные товары, поэтому эффект также будет незначительным», – поясняет Головач.
 
По оценкам «Ренессанс капитала», с учетом девальвации дефицит счета текущих операций в 2011 году составит $6,5 млрд. Около $2,5 млрд покроют выпуск евробондов на 800 млн, первый транш кредита ЕврАзЭс на $1,2 млрд и прямые иностранные инвестиции. «Их приток обеспечат иностранные банки, которые вынуждены будут провести докапитализацию дочерних структур, работающих в Беларуси», – отмечает она.
 
В итоге, считает экономист, на смягчение дефицита валюты Беларуси дополнительно понадобится порядка $4 млрд.
 
«Деньги нужно искать в Международном валютном фонде и за счет приватизации», – говорит Головач. «Они нужны для валютных интервенций Национального банка. Резервов на это не хватит. Если придут деньги из-за рубежа, переход на единый валютный курс вместо нескольких, действующих сейчас, будет мягче», – добавил экономист одного из международных банков на условиях анонимности.
 
Первые шаги
 
Срочные валютные интервенции – распродажа валюты – выровняют курсы и снизят давление на экспортеров, которые сейчас придерживают валютную выручку. «Эффект от интервенций будет заметен на следующий день. Но его продолжительность зависит от дальнейших мер: будет ли повышение зарплат? Если они будут расти вместе с инфляцией, снова понадобится девальвация. В итоге все усилия будут направлены на спекулятивную игру, а не, например, развитие производства», – рассказывает экономист европейского банка.
 
По его словам, Беларуси необходимо разорвать существующий цикл, когда рост зарплат вызывает рост инфляции, а для борьбы с ней проводится девальвация.
 
«Фискальная политика должна поддерживать решения по таргетированию инфляции. Этому будет способствовать сокращение государственных программ. Их сейчас больше 50, и все предусматривают льготные условия кредитования за счет государства. Это увеличивает денежную массу, на которую нельзя повлиять, изменяя ставку рефинансирования», – говорит экономист.
В качестве страховки параллельно можно поднять банковские ставки. «Если ставки по вкладам будут выше инфляции, то населению будет все равно, насколько девальвирована валюта. Сейчас это означает уровень выше 40%», – добавляет он.
 
По его словам, в целом белорусское правительство выбрало правильное направление на краткосрочную перспективу. «Расходы сокращаются: заморожены зарплаты, приостановлено льготное кредитование покупок товаров отечественного производства», – отмечает экономист.
 
Где деньги?
 
ЕврАзЭс уже одобрил кредит Беларуси на $3 млрд: деньги будут поступать в течение трех лет, при соблюдении, однако, обязательств по приватизации. Беларусь должна продать госактивы на $7,5 млрд, по $2,5 млрд в год. «Никто не просит проводить приватизацию вне конкурса, по заниженным ценам. Это должно осуществляться на признанных в мире процедурах», – отметил министр финансов Алексей Кудрин.
 
Кредит выделен на 10 лет, по плавающей ставке, которая сейчас составляет 4,1%. По словам Кудрина, первый транш на сумму $800 млн поступит через 10–15 дней после подписания соглашения. 31 октября будет принято решение о следующем перечислении на $440 млн.
 
До конца текущего года Беларуси будет перечислено в целом $1,24 млрд.
 
Ранее Александр Лукашенко отказывался привлекать средства за счет приватизации: он не хотел, чтобы срочность распродажи повлияла на стоимость активов. Президент называл сумму в $7,5 млрд недостаточной даже для одного белорусского актива. Одним из участников распродажи может стать «Газпром»: ему уже принадлежит 50% «Белтрансгаза», а покупка предприятия целиком обеспечит контроль над газотранспортной системой Беларуси. По оценкам экспертов, пакет стоит порядка $2,5 млрд – столько же, сколько стоила первая половина акций несколько лет назад.
 
Лукашенко обратился за кредитом и в МВФ. Соответствующая заявка была подана 31 мая текущего года. Сумма стабилизационного кредита, на который претендует Беларусь, от $3,5 до $8 млрд в рамках программы, которая может продлиться от трех до пяти лет. Вероятность получения денег в МВФ невысока, отмечают эксперты: у Беларуси серьезные проблемы с Западом из-за событий в декабре прошлого года. Тогда попытка оппозиции оспорить результаты выборов закончилась арестами участников акций протеста.
 
«Но экономический коллапс в Беларуси Европе не нужен: через нее проходят углеводороды на сумму более $100 млрд в год. И, чтобы обеспечить «мягкую посадку», небольшую сумму МВФ может выделить. Но и решать политические проблемы никто не хочет», – объясняет доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш.
 
По его словам, Беларуси важно, чтобы все решения по финансированию от международных институтов были приняты до конца лета текущего года. «В сентябре будет запущен нефтепровод БТС-2, по которому нефть пойдет в обход Беларуси, плюс возможности «Северного потока» – и Беларусь перестанет быть основным транзитным государством. Логика принятия решений в Европе изменится, и тогда республике придется все проблемы решать самостоятельно», – говорит Коктыш.
 
По словам научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, еще одна причина, по которой Беларуси нужно ускорить получение кредитов, – непродолжительность эффекта девальвации. «Это краткосрочная мера. Если помощь не придет в ближайшее время, национальная валюта рухнет», – говорит он. «В Беларуси сложилась примитивная ситуация, которая повторяется в странах, которые забывают о финансовой ответственности. Надо внимательно следить за бюджетом, чтоб расходы не превышали доходы», – добавил Ясин. Контроль бюджета не означает регулирование цен, уровня зарплат и бизнеса. «Нужно дать предприятиям возможность развиваться или разоряться самостоятельно. То есть не дотировать их», – считает Ясин.
 
В структуре экономики Беларуси ведущими отраслями являются нефтепереработка, автомобилестроение и сельское хозяйство. Но взвешенная государственная поддержка возможна только для потенциально конкурентных отраслей – деревообработки, сельского хозяйства и пищевой промышленности, – считает Анастасия Головач. «Пока не будут приняты меры для повышения конкурентоспособности экономики и увеличения объемов экспорта, ничего не изменится», – предупреждает экономист.
 
Если Международный валютный фонд и ЕврАзЭс одобрят максимальные кредиты для Беларуси, республика получит в сумме порядка $11 млрд. Но белорусской экономической модели денег хватит ненадолго, в лучшем случае до конца первого квартала 2012 года, оценивают эксперты.
 
«Денег хватит на 9 месяцев. Можно просить и дальше, но итогом будет обвал, как в 1991 году в России. Чтобы запустить экономику, нужны структурные реформы», – говорит экономист «ВТБ Капитала» Алексей Моисеев. По его словам, в республике достаточно производственных мощностей, чтобы наращивать экспорт. Но оборудование требует модернизации. «Добавленная стоимость того, что производится в Беларуси из импортного сырья, отрицательна», – поясняет Моисеев. Для товаров по рыночным ценам у белорусских производителей нет рынка сбыта.
 
«Нужно менять технологии. Если в приватизации будут участвовать иностранцы, они наполнят активы деньгами и технологиями», – уверен экономист.
 
Но полностью избавиться от импортной зависимости Беларуси не удастся. «Развитые отрасли – нефтепереработка и автомобилестроение – зависят от импорта. Собственных природных ресурсов для загрузки НПЗ у Беларуси нет», – отмечает специалист одного из международных банков.
 
Какой будет динамика экономического развития Беларуси, экономисты оценить затрудняются. В списке антикризисных мер, обнародованном белорусским правительством, структурных реформ нет. «План действий по обеспечению сбалансированного развития экономики в условиях изменения официального курса белорусского рубля» направлен на обеспечение притока валюты в страну и снижение спроса на нее. Для этого власти отменят льготы по обязательной продаже валюты и разрешат компаниям платить налоги и сборы в долларах и евро. Планируется расширить сферу использования иностранной валюты при расчетах с физическими лицами. Правительство также будет поэтапно повышать акцизы на алкоголь и табак, чтобы сблизить ставки с уровнем, действующим в России. В планах белорусского правительства устранить разницу в ценах на потребительские товары и нефтепродукты с сопредельными государствами. Параллельно на 30% сократится финансирование государственной инвестиционной программы, а местные власти будут наделены полномочиями по распределению средств и поиску внебюджетных источников финансирования. Эмиссионное кредитование госпрограмм в текущем году ограничено и оставит не более 4% ВВП. Будут повышены тарифы на электроэнергию и стоимость услуг ЖКХ.
 
«Сможет ли республика провести структурные реформы? Все зависит от того, что происходит в голове у одного человека. По логике, нужно брать деньги у МВФ на его условиях и четко выполнять программу», – говорит один из экспертов. В МВФ отказались обсуждать переговорный процесс.
 
Дотационная экономика Беларуси не интересна европейским странам, считает президент Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. «Официальных заявлений о негативном отношении к Беларуси в целом не было. Германия и Польша проявляли интерес к работе в республике, но после событий в декабре прошлого года сделки сорвались. Это никому не выгодно», – уверен Романчук
 
17:16 06/06/2011




Loading...


загружаются комментарии