Реальный сектор. А выхода все нет

Складывается впечатление, что наше руководство до сих пор не осознало, что текущий валютный кризис – лишь проявление системного кризиса в нашей экономике. Что в рамках существующей экономической модели выхода из него нет и не будет.

Реальный сектор. А выхода все нет
Конечно, нынешний валютный кризис созревал не один год. Он подводит итог модели приоритетного развития социальной сферы (включая потребление) и агропрома (сфера во всем мире капиталоемкая, с большим сроком окупаемости инвестиций) за счет промышленности, пишет TUT.by.
 
Это не закрытый, а открытый перелом!
 
Итог экономической политики правительства, когда важнейшие ее проблемы (модернизация промышленности, энергосбережение, импортозамещение, развитие экспорта) назывались, обсуждались – и не решались. Принять указ – еще не значит решить проблему. Для многих наших проблем у нас даже механизмов нет их решения.
 
Итог экономической политики правительства, когда расчет подменялся волевыми решениями. Которая основывалась не на накопленных ресурсах, а на случайных поступлениях и одалживаниях. Хорош был бы семейный бюджет, который бы основывался на долгах и игре в казино!
 
Итог экономической политики правительства, когда, под лозунгом заботы о человеке, произведенный доход размазывался на избыточный государственный аппарат и лишнюю численность на предприятиях. Как говорится, на одного с сошкой – семеро с ложкой, причем забота эта – о тех, кто с ложкой.
 
В управлении любой сложной системой, тем более – социальной, проблемы разделяются на текущие (которые, как правило, сильнее всего "болят") и стратегические. Которые, как правило, одним махом не решишь, требуется кропотливая ежедневная работа длительный период времени. Но если ее не делать – текущие проблемы будут только нарастать. И по количеству, и по интенсивности. Пока не станут неразрешимыми. Вот этой работы по решению стратегических проблем в промышленности республики не было и нет.
 
Ну что могут сегодня в нашей экономике решить продекларированные внешние кредиты? Кредит ЕвразЭС мог бы, конечно, помочь избежать валютной паники и провести девальвацию более цивилизованно. Но – поздно приходит, и слишком мал. Кредит МВФ? Когда это еще будет, и каждый транш тоже будет, от нашей потребности, невелик. Должно хватить этих кредитов, если не начудим, на стабилизацию курса на каком-то уровне. Возможно, удастся что-то "отщипнуть" на пенсии и социальную защиту. И все. Остальное нужно зарабатывать.
 
Конечно, девальвация заметно снизила внутреннее потребление. Причем урезаны не только пенсии, зарплаты и сбережения населения. Резко снизились ВВП, и без того недостаточные оборотные средства предприятий, активы банков, капитализация предприятий торговли. Ввиду роста цен, де-факто сократилось финансирование бюджетной сферы.
 
Но пока непонятно, приведено ли потребление в соответствии с доходами: отсутствие валюты ударило и по экспортным производствам. Не позволяют точно оценить ситуацию и ажиотажный спрос на валюту и товары длительного пользования. Но это – текущие проблемы, связанные с безграмотными действиями правительства и Нацбанка. Где-то курс да стабилизируется. И на уровне не ниже существующего сегодня. Но дальше то что?
 
Правительство уже обещает проиндексировать пенсии, пособия, зарплаты бюджетников. Планируется заложить в бюджет средства на выплату пособий на безработицу, компенсации занятым неполную рабочую неделю. Посевная уже потребовала сверхплановых расходов в 1,2 трлн руб. А впереди – уборочная. Придется добавить средств на медицину, на ЖКХ: при выросших ценах им не прожить. И все эти расходы, в значительной части, выйдут на покупку валюты. И опять будут давить на курс.
 
Пожар? Зато тепло!
 
Не стоит обольщаться ажиотажным экспортным спросом: сегодня вывозятся и товары, проплаченные белорусскими рублями по старым ценам. Новые товары по таким ценам уже не произвести. Взять, к примеру, "Атлант", работающий сейчас в три смены. Но ведь значительная часть закупаемых сейчас холодильников предназначена для последующей продажи. По ценам ниже тех, которые на "Атланте" будут. Спрос там упадет наверняка. И долго столь низкие зарплаты производителям не удержать, снижение экспортных цен вследствие девальвации – явление временное. А по старым ценам у нас дефицит в торговле товарами – 700-800 млн долларов в месяц. Да, часть дефицита сократится с сокращением спроса. Но это же сокращение спроса ударит и по белорусским производителям. Им помогать придется. Или закрывать, что тоже недешево. Так что неизбежные дополнительные расходы часть экономии снивелируют.
 
Скептически отношусь и к идее массовой приватизации. В конце концов, в рыночной экономике производственные мощности – просто товар. И на мировых рынках, как и на рынках Беларуси, России, Украины, ажиотажного спроса на этот товар нет. Тем более, такого качества, которое мы можем предложить. В этих условиях крупное предложение приведет просто к падению цен, но спрос все равно будет невелик.
 
В мировой практике разовая девальвация таких масштабов, как наша, – явление исключительно редкое. Считается, что точно рассчитать равновесный курс почти невозможно. И девальвация проводится, как правило, путем введения свободно плавающего курса. А равновесный спрос устанавливается в результате взаимодействия рыночного спроса и политики Нацбанка. Включая эмиссию для предотвращения уж совсем нежелательных последствий. Но у нас, как известно, свой путь. Правда, не всегда приводящий к желаемым результатам.
 
Цена равновесия
 
Повторюсь: рано или поздно равновесие на валютном рынке страны на каком-то уровне будет достигнуто. Но это равновесие, в условиях ограничения доступа государства к кредитным ресурсам, может быть достигнуто только при выполнении ряда условий:
 
- Государственные расходы должны быть сокращены. Это – увольнения.
 
- Расходы на социальную политику должны быть сокращены. Такую социальную политику мы не зарабатываем. Это – тоже увольнения тех, кто был задействован в сокращаемых программах.
 
- Лишняя численность на предприятиях должна быть сокращена. Иначе предприятиям конкурентоспособность не удержать.
 
- Экспорт должен быть существенно, в разы, увеличен.
 
Бодрые заявления правительства, что они готовы восстановить уровень жизни населения к концу года, свидетельствуют только об одном: они готовы и все задекларированные кредиты направить на потребление. По принципу: "После нас – хоть потоп!". Но тогда перспектива превращения Беларуси в "Сомали в центре Европы" становится уж совсем реальной.
 
Уровень равновесия будет определен только нашими успехами в выполнении последнего пункта. В противном случае любое равновесие будет временным, и очень быстро потребуется новая девальвация. Но здесь – ряд проблем.
 
Во-первых, уже даже наше правительство поняло, что, в существующей номенклатуре, нужных стране объемов экспорта не набрать: нет такого спроса на рынках. Нужно освоение и продвижение на рынках новой продукции. Какой? У нас что, есть внешние товаропроводящие сети, способные сформировать экспортные заказы? И организовать продвижение продукции на внешних рынках?
 
Во-вторых, быстрое увеличение объемов, в т.ч. экспортной продукции, требует инвестиций. Хотя бы в подготовку производства. Денег на которые нет. На государство рассчитывать не приходится, в ближайшие годы ему дай Бог справиться с хаосом на рынке и поддержать социалку. Ему не до инвестиций. Разве что – инвестиций свободными мощностями. Прямые иностранные инвестиции, на которые почему-то так рассчитывало наше правительство, в условиях кризиса на мировых рынках и хаоса на нашем внутреннем рынке, прийти и не могут. Такие "чудеса", как постановление №240/5 исключают такие инвестиции надолго.
 
Практически у нас нет альтернативы частно-государственному партнерству. Ускорение модернизации нашей экономики, импортозамещение, бюджетозамещение, создание товаропроводящих сетей за рубежом сегодня без участия частного капитала, белорусского и иностранного, для нас уже недоступно. Но систему гарантий для него, базовые условия сотрудничества критерии оценки взаимовыгодности – все надлежит формировать.
 
Конечно, не беспочвенны опасения: все разворуют. Что тут сказать? Недавно один из моих комментаторов высказал сомнения в необходимости привлечения западных консультантов. Мол, деньги берут большие, а пользы от них – чуть. И примеров тому – масса. Однако практика показывает, что если техническое задание на консалтинг составлено правильно, западная фирма либо откажется, либо сделает все как надо. А если задание составлено на уровне "сделай, чтобы мне было хорошо" - так халяву все любят. Получишь за немалые деньги набор рецептов из учебника. То же и с частно-государственным партнерством. Если знаешь, что тебе надо, найдешь и партнера, которому это тоже будет выгодно. А не знаешь – обдерут как липку.
 
В этом главное – нет программы действий и нет инструментов для решения стоящих перед экономикой страны проблем.
 
Недавно из США мне написали, что там, среди экономистов, все поклонники М.Фримэна, все "рыночные фундаменталисты", внезапно стали ярыми националистами. Даже такие столпы идеологии рынка, как Джорж Сорос и Пол Кругман, решительно выступают за регулирование рынков. И, следовательно, создание соответствующих организаций. Правда, в тени остается вопрос: в чьих интересах будет проводиться это регулирование? И тут национализм ведущих экономистов вызывает серьезные опасения: меняется политика ведущих экономик, небольшим странам будет только сложнее.
 
Сегодня наш внутренний рынок рассыпался. Трудно определить, что сколько стоит или будет стоить в ближайшем будущем. Со времен Великой депрессии и Ф.Д.Рузвельта рынок после таких кризисов выстраивается. Специализированными организациями- инструментами. Возможно, несколькими, но действующими согласованно. Типа рузвельтовских НИРА, ТВА, Управление по переселению и т.д. Наши министерства и концерны, ни по составу кадров, ни по опыту их работы, ни по своей структуре к такой работе не приспособлены. А реального обсуждения программы выхода из кризиса по-прежнему нет. Как и реальных мер по его преодолению.
13:36 07/06/2011




Loading...


загружаются комментарии