Чем хуже, тем лучше!

По традиции, в  полнолуние  А. Лукашенко карабкается на трибуну…

Чем хуже, тем лучше!
В данном случае белорусскому президенту  пришла мысль  пообщаться с народом через  отобранные   СМИ.  Однако диалога не получилось.  А. Лукашенко выбрал монолог. Его ответы на вопросы не отличались конкретикой, он постоянно сбивался с темы,  делал массу обобщений, сравнений, что говорит о том, белорусский  президент  находится в весьма сложном положении.
 
А. Лукашенко можно понять. Стоит  учесть, что глубина кризиса, в котором оказалась экономика республики, потрясает.  Причины кризиса не являются тайной:
 
- сохранение постсоветской белорусской экономической модели с преобладанием государственного сектора, неспособного  к модернизации и приему внешних инвестиций;
 
- огромная эмиссия  белорусского рубля, осуществляемая Национальным Банком в период с  2009 по  2011 гг.;
 
- рост негативного  сальдо внешней торговли, что косвенно свидетельствует о системном кризисе белорусской промышленности (устаревшее оборудование,  отсутствие инвестиций и национальных  конструкторских и дизайнерских школ, что проявилось в бурном развитии промышленного шпионажа) и росте  импорта, как комплектующих (пресловутая «отвертка»), так и товаров народного потребления, продовольствия. Здесь же  нашлось место и импорту автотранспорта;
 
- жесткая односторонняя ориентация на  субсидии и дотации от России;
 
-  политически мотивированные  директивные увеличения заработной платы – до 500долларов США в декабре  2010 г. перед президентскими выборами;
 
- неизвестные  валютные потери в объеме от  4 до 6 млрд. долларов США, которые  легко обнаруживаются при  анализе валютно-финансовой системы   республики  в  середине февраля  2011 г.
 
Последний пункт является «расчетным», т.е.  его еще потребуется доказать.  Кроме того, анализируя  точку зрения белорусских властей на причины кризиса, невольно приходишь к еще одному выводу: вероятно, одна из причин кризиса «закопана» в изменении формы расчета  за импортируемую из России нефть.
 
Белорусские власти утверждают, что причины кризиса находятся вне республики.  Заявляется, что  рост цен на энергоносители и выплата  в российский бюджет  экспортных пошлин за экспорт  белорусских энергоносителей привели к «вымыванию»  валюты из республики.
 
С июля  Беларусь уравнивает таможенные пошлины на ввоз автомобилей с другими членами Таможенного Союза и они должны  вырасти в два раза. Проблемы с наличной валюты в Минске объясняются  стремлением населения купить валюту для  импорта легковых  автомобилей из стран Евросоюза до 1 июля  2011 г.  Потребительский ажиотаж населения принято считать провокацией  российских средств массовой информации.
 
С конца мая  белорусские государственные СМИ объявили о заговоре против республики со стороны как Запада, так и России.  По белорусскому телевидению  идут сюжеты, в которых рассказывается о том, что  российские власти спровоцировали  экономический (валютный) кризис в Беларуси с целью  захвата  наиболее ликвидных  белорусских производственных активов (насильственная приватизация).
 
Власти продолжают утверждать, что  экономическая политика белорусского  руководства была правильной и власти не несут ответственности за  резкое снижение жизненного уровня населения.  В последние недели перед выступлением 17 июня  А. Лукашенко перекладывает ответственность на собственных министров, публично угрожая их наказать. Как видим, власти постоянно ищут «врагов» и «заговорщиков»,  словно  уводя нас в сторону  от реальности.
 
На самом деле очень похоже на то, что когда  Минск  соглашался на условия поставки  российской  нефти в республику (декабрь  2010 г.), кто-то в белорусском руководстве или  просчитался или понадеялся на традиционную белорусскую «хитрость» - мол, «как-нибудь выкрутимся».  Однако, судя по финансовому результату, выкрутиться не получилось.  Скорее всего, стал невозможен простой реэкспорт сырой российской нефти, т.е. тем, чем всегда  негласно  промышляли белорусские власти и  приближенные к ним  быстро «жиревшие» белорусские олигархи. Стоит отметить, что автор этих строк всегда с большим подозрением относился к объявляемым  объемам переработки нефти на белорусских НПЗ, как и к уровню глубины переработки. Если принимать эти объемы за чистую монету, то  в Беларуси работают какие-то монстры нефтехимии, что удивило бы  советских  проектировщиков.
 
Естественно,  простая перепродажа «союзной» или «братской» нефти, полученной в рамках  Союзного Государства, всегда  была наиболее выгодным бизнесом в независимой и суверенной республике. В новых условиях на месте уже привычных миллиардов «посреднических» долларов, оказалась валютная «дыра», куда со свистом засасывает всю белорусскую экономику.   Закрыть данную «дырку» нечем, не хватит никаких  кредитов.  Экономика будет съеживаться, как шагреневая кожа…  Остановить этот процесс невозможно, если только не втянуть Россию в новый скандал и не потребовать от Москвы, к примеру, компенсации за «потери»,  что несет  Республика Беларусь, участвуя в Таможенном Союзе. Мало ли что еще можно выдумать…
 
А выдумывать придется, так как первого транша  кредита Антикризисного  фонда  ЕврАзЭс  как не было, так и не нет.  Придут ли деньги? Это зависит от изворотливости  белорусских властей, которые сейчас откровенно тянут с выполнением первичных условий  предоставления кредита.  Минск не представил даже обещанную реальную статистику, не говоря уже об институциональных  изменениях.  В данном случае А. Лукашенко, видимо, на уровне инстинктов понимает, что  если сделать хотя бы шаг в сторону условий ЕврАзЭС, эти шаги могут оказаться необратимыми… Вот и ставится задача транш выманить, но ничего не трогать, сохраняя, как зеницу ока белорусскую экономическую модель, что обеспечивала почти два десятилетия А. Лукашенко  монополию на власть. Об этом он и говорил на пресс-конференции 17 июня: «Белорусская экономическая модель никуда не рухнула. И никогда не рухнет… Мы от нее (модели) ни на йоту, ни на шаг не отойдем».
 
Правильнее сказать,  А. Лукашенко и не может отойти от белорусской экономической модели.  Тогда ему проще сразу подать в отставку и выбираться из страны в режиме SOS. Но ведь как-то страна должна жить?  В принципе, если внимательно проанализировать выступление  белорусского президента, то он дает  свой рецепт выхода из кризиса.  Автор этих строк не стал бы  путь, предлагаемый А. Лукашенко, отбрасывать с порога…
 
Действительно, если исходить из логики белорусского руководства, то проблема в одном – валютном  дефиците.   В Минске сознательно абстрагируются от  структурных проблем белорусской экономики, А. Лукашенко даже строит из себя дурачка, рассуждая, об отраслевой структуре, словно не понимая, о чем идет речь. Считается, что если дать валюту, то все будет нормально, страсти успокоятся.  Стоит отметить, что государственный сектор, конечно,  имеет проблемы с валютой, но в меньшей степени, чем частный, который просто исчезает на глазах. Между тем, именно госсектор является основой белорусской экономической модели.
 
Итак, в госсекторе с валютой плохо, но она все-таки есть. Страна остается в  системе  российских энергетических субсидий, имеет доступ к российскому рынку и т.д. Оба НПЗ загружены на 100%, экспорт нефтепродуктов идет на Запад  со скоростью экспресса,  молочные продукты, частично оголив белорусские прилавки, вывезли в Россию по - максимуму, попутно игнорируя  стоны российских конкурентов. Валюта в страну поступает. Конечно, ее мало, но валютный дефицит постепенно сокращается.  Да и народ как-то свыкается с отсутствием валюты, с выросшими ценами и обесценивающимися зарплатами.
 
Фактически идет гонка со временем – игра в стиле компьютерных стратегий:  проскочим или нет.
 
Между тем, постепенно сокращается импорт,  происходит оздоровление  внешнеторгового баланса,  уровень заработной платы очень медленно, но приближается к уровню реальной  производительности труда.  На наших глазах республика входит в туннель «Шоковой терапии», т.е. возвращается в 90-е годы.  Естественно,  республику вгоняют в 90-е годы объективные причины, но власти быстро раскусили, что в целом процессы позитивные.  Рыночным путем идет оздоровление  экономики и рано или поздно республика начнет жить по средствам, что и заложит не только основание реального суверенитета и независимости  РБ, но и сделает власть клана Лукашенко незыблемой.
 
Видимо именно такой сценарий и находился в голове белорусского президента, когда  он давал пресс-конференцию 17 июня.  Обратите внимание, что А. Лукашенко отверг даже намеки на реформы, которые не нужны при условии использования, так скажем, «инерционного сценария»: «  Поесть есть что? Денег не хватает? Несколько месяцев, и мы выйдем из этой ситуации… Но если будет совсем катастрофа, перекроем границы и будем завозить только то, что необходимо, … как сегодня перекрыли границу по некоторым товарам на западном направлении…».  Между прочим, при инерционном сценарии закрытие границ является естественным  и логичным решением.  Партнерам по  Таможенному Союзу можно объяснить  принятое решение превратностями кризиса и «вообще, вместо критики, помогли бы лучше валютой».
 
Составными частями сценария является отказ от валютных интервенций Национального Банка («Нельзя в эту ажиотажную топку подбрасывать валютные дрова, отдать заработанную валюту на растерзание ажиотажной стихии»).  Между прочим, в данном варианте  действительно можно обойтись и без  валютных кредитов, о чем не преминул заявить А. Лукашенко: «Обойдемся и без этого кредита (МВФ). В июле я уже, может, откажусь и от существующих кредитов (ЕврАзЭс)».
 
Между прочим,  приватизация  не сбрасывается со счетов, тем более, что А. Лукашенко пообещал, что найдет  12 млрд. «наших» денег: «… Я не против продажи Беларускалия… Есть 12 млрд. долларов, получай свои 40% акций».  Это очень важный момент – речь не идет о контрольных пакетах акций.А. Лукашенко  натравляет население на внешних инвесторов, основываясь на том, что в белорусском обществе сложился консенсус против приватизации в пользу российского капитала.  Одновременно белорусский президент  не оставляет  дверь совсем закрытой, выступая за частичную продажу небольших  пакетов акций, что является скрытым дотированием государственного сектора.
 
Между прочим, в рамках инерционного сценария находится и ужесточение политики в отношении  белорусских гастарбайтеров, что опять является логичным в стремлении  белорусского руководства  фактически изолировать страну от мировой экономики. Стоит напомнить, что  именно вмешательством внешних сил, «точащих зубы»  на Беларусь по периметру ее границ, и объясняются  властями причины экономического кризиса.
 
А. Лукашенко призывает ничего не трогать, практически не вмешиваться в  развернувшиеся  негативные экономические процессы – «тише», «спокойней», «все уладится», «все будет хорошо». С одной стороны и делать что-то невозможно, так как для вмешательства нужны деньги, которых нет, а с другой стороны  истэблишменту и так хорошо.  Чем хуже, тем лучше!   В конце концов, раньше продавали «успешную»  белорусскую экономическую  модель, сейчас «язвы»  кризиса,  в который «ввергли страну внешние силы».  Страдающий народ, поедающий траву с газонов,  буслами закусывающий… Во главе  народа сострадающий народу  белорусский президент, по совместительству богатейший олигарх  на постсоветском пространстве.  Спектакль только разворачивается…
 
Но что может помешать властям  осуществить инерционный  сценарий?   Дело в том, что если считать развернувшийся в республике экономический кризис сеансом «шоковой терапии» можно  лишь с тем исключением, что  в свое время  «шоковая терапия» вела не только к массовому  обнищанию населения, но и открытию экономик  мировой рыночной среде, она сопровождалась  приватизацией и инвестициями, то есть «шоковая терапия» - это все-таки структурные экономические реформы, ведущие  к серьезным  политическим трансформациям. «Шок» по-белорусски является усеченный – ни каких реформ, только  обнищание население,  то есть за политику «ледовых дворцов», «каналов», резиденций и библиотек ответит белорусский народ. Он заплатит за  гордость и честь А. Лукашенко, за его пресловутое «президентское слово».
 
Вот реакция народа весьма и беспокоит А. Лукашенко.  Население республики  приучено к  относительной социально-экономической стабильности,  постоянному  среднему по восточно-европейским стандартам уровню жизни.  Белорусская государственная пропаганда  приучила  белорусского  обывателя к мысли, что  на постсоветском пространстве белорусская экономическая модель  является самой эффективной.   За годы нахождения республики  в составе Советского Союза  население  привыкло к масштабной неограниченной и  безусловной   поддержке со стороны  России. Иждивенческие настроения в отношении   российско-белорусской  интеграции  стали неотъемлемой частью  политического менталитета.
 
Белорусский народ, привыкший считать, что период  тяжелых реформ, кризиса и  снижения жизненного уровня населения, которые народы государств постсоветского пространства  пережили в 90-е годы ХХ века, их миновал и никогда не вернется. Возвращаться в кризис, когда соседние государства – Россия, Польша, Прибалтика, в какой-то степени и Украина  давно решили свои  проблемы с наследием  социализма в экономике и активно развиваются, повышая стандарты жизни,  нанесет  белорусскому народу неподъемную  психологическую и  политическую травму. Привыкнув считать свое государство и сложившийся в нем  экономический уклад  очевидным успехом,  население республики возложит ответственность  за  неизбежные экономические  проблемы, связанные со структурными   экономическими  реформами на  президента республики. Власти понимают степень угрозы для пожизненного  президентства  А. Лукашенко.
 
Инерционный  сценарийвозможен только при совмещении с политикой дальнейшего «закручивания гаек» в  социально-политической сфере. Отсюда  угрозы СМИ и  Народному Сопротивлению (акции «Сто-Бензин» и молчаливого протеста),  обещания отпустить  лидеров оппозиции из тюрем.
 
Тут необходимо кое-что разъяснить. Дело в том, что  власти крайне обеспокоены  активизацией  Народного Сопротивления.  Если  репрессивные  органы  правящего режима республики вполне освоили методы  противодействия оппозиции, то  методик  противостоянию росту Народного  Сопротивления у них нет.  Пока  власти способны только выявлять  лидеров Интернет-сетей и  подвергать их аресту, что оказывается  совершенно  бесполезно. Аресты только привлекают к  Народному Сопротивлению новых любопытных, попутчиков и сторонников.
 
В течение ближайших  нескольких месяцев  в структурах Народного Сопротивления вполне вероятно появление новых лидеров, представляющих несомненный политический  интерес.  Белорусские спецслужбы лихорадочно пытаются затормозить данные процессы.
 
Власти понимают, что Народное Сопротивление всего своей неорганизованностью и массовостью, возможностью  для буквально каждого гражданина  принять в той или иной форме участие в протесте, несет  им  колоссальную угрозу.  Отследить  всех невозможно.   Овладеть инициативой масс может только    новая и активная оппозиция, которой пока нет.
 
Власти вынуждены сами делать попытки сформировать  какие-либо новые формы, естественно, псевдо-оппозиционной деятельности, способной привлечь внимание Народного сопротивления.   Но не очень получается.  Так что старая традиционная оппозиция, буквально нашпигованная «источниками информации»,   вновь востребована и она нужна властям на воле,  где  ее, как диверсанта, забросят в среду Народного Сопротивления.  Но, естественно, желательно, чтобы за политзаключенных Запад рассчитался кредитом МВФ… Бить по двум зайцам сразу – традиция белорусских властей.
 
Переход к «жизни по средствам», в принципе,  мероприятие полезное, если только этот переход  сопровождается реформами.  Белорусский народ должен когда-то отряхнуться от показухи и уяснить реальное место своей экономики в мировой экономике, а своего государства – в современных международных отношениях.  В любом, случае, старую  «лукашенковскую» Беларусь, пытающуюся сохранить социализм, уже не вернешь.  Республика вступает в гонку на выживание.  Посмотрим, кто успеет, а кто отстанет…
09:39 20/06/2011




Loading...


загружаются комментарии