Казахи недовольны политикой Лукашенко

Выделение кредита Беларуси вызвало неоднозначную и даже критическую реакцию среди казахских экспертов. Так политолог Арман Жандарбеков опубликовал в журнале  “Центр Азии” статью, в которой чуть ли не ставит вопрос о целесообразности  нахождения Беларусь в Таможенном союзе. Приведем выдержки из этой статьи.

- Нынешний кризис не стал неожиданным. Белорусскую экономику лихорадит уже довольно давно. Дефицит торгового баланса страны слишком высок, он во многом формируется за счет весьма неэффективной схемы поддержания промышленного производства. Так, Беларусь производит промышленные товары из все время дорожающих импортного сырья и комплектующих и продает их на экспорт по ценам, которые получаются дешевле затраченных на их производство ресурсов.

Единственное исключение из этой схемы было связано с производством нефтепродуктов на белорусских заводах из дешевой российской нефти и их последующего экспорта в западноевропейский рынок. Весь прошлый год Минск бился с Москвой за право получать из России 20-25 млн. тонн нефти в год без взимания экспортной пошлины. В свою очередь, Москва гарантировала Минску поставку без пошлины только 6-7 млн. тонн, достаточных для его внутреннего потребления. Все остальное Беларусь пыталась выбить из России путем торга по целому ряду вопросов, включая вопрос ее участия в Таможенном союзе. Собственно, и в Таможенный союз Беларусь стремилась главным образом для того, чтобы получать российскую нефть без пошлин. Это было более важно, чем даже новые рынки для белорусских товаров. Естественно, что когда экспорт нефтепродуктов в Европу сократился, то образовался значительный дефицит торгового баланса Беларуси. В свою очередь, Минск по инерции продолжал поддерживать прежнюю эко¬номическую модель, что в конечном

В итоге привело к дефициту валюты, необходимой для финансирования импорта. Ситуация усложнялась тем, что перед президентскими выборами в декабре 2010 года были на 30 процентов повышены зарплаты бюджетникам. А так как в госсекторе работает большинство населения страны, то рост денежной массы оказался весьма значительным.

Этой весной ситуация резко обострилась. Нацбанк Беларуси потратил внушительную часть золотовалютных резервов на поддержание курса, но справиться с ажиотажным спросом не смог. В результате начались ограничения на продажу валюты, правительство стало выделять лимиты на финансирование особенно важных производств. Те предприятия, которые не имели доступа к валюте, а значит, к импортному сырью и комплектующим, стали останавливать свою работу, отправляя работников в отпуска. В условиях дефицита валюты появился ее черный рынок.

Все это до боли напоминает времена позднего СССР. Собственно белорус¬ская экономика очень похожа на своего советского предшественника. Совет¬ские руководители в трудной ситуации конца 1980-х старались взять кредиты на Западе, но не соглашались изменить принципы организации собственной неэффективной экономики. Президент Беларуси Александр Лукашенко пытается делать то же самое.

Поэтому он просит денег, только не на Западе, там после подавления в прошлом году демонстраций в связи с президентскими выборами денег ему точно не дадут, а в России. Однако Москва просто так денег тоже не дает. Ее условия в общем-то известны - продажа активов. Их собственно у Лукашенко осталось не так много. Система «Белтрансгаза», по которой российский газ идет в Европу, группа нефтеперерабатывающих заводов. Все остальные заводы также могут быть интересны, но они не носят стратегического характера и отягощены соци¬альной сферой и большим числом занятых. Для российского бизнеса это интересно, но после проведения ры¬ночных реформ в Беларуси.

Для Минска же рыночные преобразования означают окончательный крах действующей экономической модели с появлением огромного числа безработных и всеми прелестями шоковой терапии. Поэтому Лукашенко будет биться до конца, жертвуя системой по частям.

Сейчас у него главная надежда на кредит от ЕврАзЭС. Он может рассчитывать на 3-3,5 млрд. долларов, но не сразу, а по частям, в разбивке на три года. Возможно, что именно с кредитом ЕврАзЭС связан его визит в Астану 25 мая. Понятно, что основные деньги в фонд этой организации размером в 10 млрд. долларов внесла Россия, но и Казахстан также вложил свои 1 млрд. долларов.

Поэтому когда российская сторона стала активно предлагать Беларуси кредит от ЕврАзЭС, это выглядело как-то не по товарищески по отношению к нам. Можно было, по крайней мере, представить это как согласованную позицию самого ЕврАзЭС. В Москве этому, скорее всего, просто не придали значения. Но для Казахстана ситуация складывается весьма двусмысленная. Потому что Таможенный союз и ЕврАзЭС предполагают сотрудничество, а не простое следование в фарватере российской политики.

Параллельно Лукашенко пошел на резкую девальвацию белорусского рубля. Надо отдать ему должное, он решился на крайне непопулярные меры, очевидно, с тем чтобы попытаться остановить панику. Конечно, ценой станет резкое падение уровня жизни насе ления, но в целом девальвация может дать возможность ликвидировать дефицит торгового баланса и возобновить экономическую активность. Альтернативой был бы полный хаос и паралич экономики со всеми рисками для стабильности режима.
09:31 21/06/2011




Loading...


загружаются комментарии