Банковская система: кризис только начинается

Капитал и активы белорусской банковской системы значительно обесценились вследствие девальвации. Белорусские банки только за май потеряли за счет обесценивания $ 11.5 млрд активов и $ 2.2 млрд капитала. Банковская система Беларуси стоит на пороге кризиса, считает эксперт.

Банковская система: кризис только начинается
Нерезиденты лишились $ 0.28 млрд, вложенных ими в белорусскую банковскую систему. Дальнейшие перспективы банковского сектора Беларуси не внушают оптимизма: впереди несколько лет низких темпов роста.
 
Ослабление белорусского рубля, которое только в мае составило 65%, может вызвать серьезные проблемы у многих банков, части из которых, возможно, придется уйти с рынка, полагает финансовый аналитик Владимир Тарасов.
 
Кризисные явления в экономике более двух лет сдерживались за счет валютных интервенций Нацбанка и наращивания внешнего долга страны. Теперь же Национальный банк лишил экономику и банки своей поддержки.
 
Настоящими причинами текущего кризиса В.Тарасов называет решение властей вместо валютных интервенций использовать девальвацию и снижение реальных доходов населения. То есть, девальвация и инфляция – это не проявления кризиса, а антикризисные меры. Сам же кризис только начинает проявляться, пишет портал BEL.BIZ.
 
На этот раз белорусские банки ждут потери. Банкам, как и населению, придется затянуть пояса и этот процесс уже начался. В наибольшей степени от девальвации 24 мая 2011 года пострадали банки, которые привлекали средства за рубежом, предоставляя кредиты экономике Беларуси в белорусских рублях, отмечает эксперт.
 
В мае курс доллара США по отношению к белорусскому рублю вырос на 65%. Соответственно снизился и долларовый эквивалент активов белорусских банков, номинированных в белорусских рублях.
 
Величина рублевых активов банков в мае выросла на 7,7% – до Br 107.7 трлн, но в долларовом эквиваленте она снизилась на 34,4% – до $ 21.7 млрд с $ 33.2 млрд. Таким образом, активы белорусских банков обесценились на $ 11.5 млрд, комментирует В.Тарасов.
 
Значительно пострадали банки, которые занимались кредитованием физических лиц. Объем кредитов, предоставленных населению, снизился с $ 8.6 млрд на 1 мая до $ 5.5 млрд на 1 июня. Сумма кредитов субъектам хозяйствования сократилась с $ 26.4 млрд до $ 19.2 млрд.
 
Не пострадали банки, которые предоставили валютные ресурсы Национальному банку, так как они были переоценены в соответствии с ростом курса доллара: требования к Нацбанку в мае выросли на 68,5%, достигнув Br 33.6 трлн. Величина прироста оказалась даже выше увеличения валютных активов банков.
 
В валютном выражении требования банков к Нацбанку составили $ 6.8 млрд. Это больше требований к физическим лицам.
 
На обесценивании активов неприятности банков не закончились. Собственный капитал белорусских банков в мае рухнул с $ 6.06 млрд до $ 3.84 млрд на 1 мая и 1 июня соответственно. Основные потери понесли, конечно, государственные банки, но досталось и банкам, созданным с участием иностранного капитала. Последние ранее перевели внесенные в виде капитала валютные средства в белорусские рубли, которые обесценились после девальвации.
 
Величина вкладов нерезидентов в уставные фонды белорусских банков выросла в мае с Br 2.9 трлн до Br 3.4 трлн, но в долларовом выражении снизилась с $ 0.96 млрд до $ 0.68 млрд. То есть, нерезиденты потеряли $ 0.28 млрд – немногим менее третьей части своих вложений.
 
Но это не все неприятности: многим банкам теперь требуются дополнительные инвестиции, которые не были запланированы, продолжает В.Тарасов. По данным Нацбанка, после девальвации рубля у 12 из 24 банков, имеющих лицензию на привлечение средств населения, величина нормативного капитала оказалась ниже норматива, равного € 25 млн. Нацбанк пока не принимает к ним меры, рассчитывая на то, что в течение согласованного с банками периода времени те увеличат капитал.
 
Даже если это и произойдет, капитал банковской системы страны в целом в валютном выражении будет намного ниже, чем до девальвации, что существенно уменьшит возможности белорусских банков по привлечению инвестиций, как для собственного развития, так и для предприятий.
 
Но это еще полбеды. Серьезная проблема также в том, что вносить дополнительный капитал многим иностранным банкам сейчас, похоже, нет смысла.
 
Во-первых, произошедшие потери могут оказаться не последними. В принципе, при существующей рентабельности капитала, белорусские банки могли бы компенсировать потери капитала за год-два (в среднем по итогам 2010 года рентабельность равнялась 11,77%, но у многих банков она была выше). Однако финансовая стабилизация в Беларуси еще не установлена и в перспективе возможно дальнейшее снижение курса белорусского рубля, что приведет к новым потерям.
 
Во-вторых, снижение доходов населения, уменьшение объемов импорта в Беларусь, а также ожидаемое сокращение государственных расходов приведут к снижению кредитоспособности населения и предприятий, работающих на внутренний рынок. Конечно, расширяются возможности по кредитованию экспортоориентированных предприятий Беларуси, но их не так много, к тому же, у них есть валютная выручка, и после девальвации рубля собственных средств у них стало больше.
 
К снижению спроса на кредиты будет приводить и увеличение ставки рефинансирования Нацбанка.
 
Поэтому в ближайшее время можно ожидать увеличения суммы проблемных кредитов. Но так как белорусские банки, в основном, проводили довольно взвешенную политику, можно ожидать, что неплатежи не приведут к банкротствам. Более существенной будет другая проблема: банкам некуда будет вкладывать свои средства, так как на кредиты будет отсутствовать спрос, констатирует финансовый эксперт.
 
При этом В.Ковалев затрудняется давать прогнозы, до какой степени упадет потребность в банковских услугах, так как неизвестно, какую политику будет проводить Национальный банк, и в какой степени он будет продолжать поддерживать экономику валютными интервенциями. Но все идет к тому, что средств на это у него будет крайне мало.
 
Конечно, многие банки обслуживают интересы своих акционеров, поэтому для них продолжение работы в Беларуси будет оправдано. Но в целом возможности для развития будут существенно ограничены.
 
То есть, существует большой риск того, что белорусская банковская система войдет в то же состояние, что и страховая система: рост есть, но развиваться особенно некуда ввиду узости рынка, резюмирует В.Ковлев.
 
Как сообщала БДГ ранее, отрицательный баланс чистых иностранных активов белорусских коммерческих банков на 1 июня 2011 г составил минус 5,247 млрд долл. При этом доля чистых иностранных активов коммерческих банков, размещенных в свободно конвертируемой валюте, составила на 1 июня 2011 г минус 4,945 млрд долл. Доля ограничено конвертируемой валюты составила эквивалент минус 301,6 млн долл., пишет БДГ.
13:11 23/06/2011




Loading...


загружаются комментарии