Девальвации оказалось мало

В ожидании антикризисных мер правительства экономика и финансовая система Беларуси все больше переходят на "натуральное хозяйство".

Девальвации оказалось мало
Выражается это в том, что предприятия-экспортеры решают, кому продавать валюту, а кому не продавать, импортеры сами начинают экспортировать, физические лица забирают средства из банков и совершают сделки с валютой на черном рынке, а за покупками стремятся ездить за границу.
 
Рубль ослабел на 75%.
 
Делается это, впрочем, не по собственной воле, а благодаря усилиям государства, которое ввело ограничения на валютном рынке в дополнение к девальвации белорусского рубля. Ее масштабы впечатляют. С начала года по 1 июля по отношению к корзине валют курс белорусского рубля упал на 75%, курс доллара вырос на 64,8%, евро - на 80,4%, а российского рубля - на 80,2%.
 
Несмотря на столь значительное ослабление белорусского рубля, импорт в Беларусь сохранился бы на довольно высоком уровне, если бы на валютном рынке страны не действовали ограничения: многие импортеры просто лишены возможности приобретения валюты по приемлемым курсам. Импортеры пытаются выжить, доставая валюту по запредельным курсам, в результате чего цены на некоторые импортные товары выросли не на 75%, а в 2-3 раза, а кое-что вообще стало дефицитом.
 
Правительство сознательно пытается перевести всех субъектов хозяйствования на своего рода натуральное хозяйство: мол, если предприятию нужна валюта, то оно само и должно ее зарабатывать.
 
В то же время государственные предприятия поддерживают друг друга. Как сообщил 30 июня первый заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко, в частности, на МАЗе пошли на организацию внутриминистерской биржи, и после обязательной продажи 30% валютной выручки на бирже предприятие обеспечивает валютой всех своих поставщиков, которые даже не входят в систему МАЗа.
 
То есть в рамках внебиржевого рынка тоже возникли своего рода оазисы натурального обмена: комплектующих на право покупки валюты.
 
При этом собственники валюты вовсе не спешат ее продавать. На 1 июня 2011 года юридические лица хранили в банках валюты на 2,86 млрд. USD, что на 0,1 млрд. USD превышало результат на 1 мая того же года (см. график 1). На девальвации многие белорусские экспортеры хорошо поднялись: их валютные депозиты в рублевом выражении за май выросли в 1,71 раза, достигнув 14,2 трлн. BYR.
 
Население на самообеспечении.
 
На натуральное хозяйство переводится и население: в банковских обменных пунктах людям продается только та валюта, которая туда сдается, да и то частично. Так, например, в мае банки купили у населения валюты на 69 млн. USD больше, чем продали. На законных основаниях занимается скупкой валюты АСБ "Беларусбанк", которому предоставлено право приобретать валюту в обменных пунктах, расположенных на пограничных переходах, в целях продажи населению на социальные цели. Скупает он, похоже, с солидным запасом в свою пользу: по данным Нацбанка, за май - июнь Беларусбанк продал населению на социальные цели валюты всего на 2,6 млн. USD.
 
На несколько недружественное отношение со стороны государства население отвечает взаимностью, изымая средства с банковских вкладов и перенося сделки с валютой на черный рынок. Так, в мае объемы продажи наличной валюты населением уменьшились до 164,1 млн. USD, что примерно в 4 раза ниже, чем в начале года (см. график 2). Так как некоторые товары исчезли из белорусских магазинов, людям приходится ездить за дефицитом в соседние страны. То есть и тут приходится заниматься самообеспечением.
 
Банковские вклады населения в белорусских рублях в мае снизились до уровня, минимального с апреля 2010 года (см. график 3), вклады в валюте - до минимального уровня с августа 2010 года (см. график 1 на 8-й странице). Население можно понять: в результате девальвации люди, поверившие Нацбанку и хранившие сбережения в белорусских рублях, только за май потеряли около 1,5 млрд. USD.
 
Вывод средств населения из банков отчасти компенсируется увеличением вкладов субъектов хозяйствования. Однако это вряд ли можно считать положительным процессом, так как рост рублевых вкладов объясняется в значительной степени тем, что некоторые импортеры не могут купить валюту, а увеличение валютных вкладов - нежеланием экспортеров ее продавать.
 
Период нестабильности.
 
Сложившаяся в настоящее время на валютном рынке страны ситуация может сохраниться надолго, не исключено, что на несколько лет.
 
Правда, премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович 6 июля сказал, что, возможно, в самое ближайшее время правительство обеспечит стабилизацию на валютном рынке. Основанием для этого, по его мнению, является выравнивание платежного баланса, на что указывает положительное сальдо внешней торговли Беларуси, полученное в мае (в размере около 120 млн. USD).
 
Вице-премьер Беларуси Сергей Румас был несколько осторожнее и 7 июля сообщил, что "сегодня нет готовой даты, когда произойдет эта стабилизация на валютном рынке", но поставлена задача в III квартале завершить все мероприятия по выходу на единый равновесный курс, "чтобы мы забыли про проблемы на валютном рынке навсегда".
 
Еще более дальний срок ранее называл первый заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко, сообщивший 30 июня, что правительство Беларуси и Национальный банк должны обеспечить единый обменный курс на уровне 5 тыс. BYR/USD или чуть больше к концу года.
 
Но, к сожалению, мнения руководителей правительства кажутся чрезмерно оптимистичными. Положительное сальдо внешней торговли в мае обеспечено сокращением импорта вследствие отсутствия у многих импортеров возможности приобретать валюту. Поэтому, как только валюта окажется доступной, можно ожидать, что сальдо снова станет отрицательным и вся чехарда на валютном рынке начнется заново.
 
Более того, проблема со стабилизацией валютного рынка заключается не столько в том, может или не может правительство это сделать, а в том, хочет ли оно этого. Ведь именно благодаря дестабилизации удалось получить положительное сальдо внешней торговли.
 
Кроме того, В. Семашко заявил, что валютные средства, которые поступают от экспорта, "должны направляться на развитие предприятий, пополнение оборотных средств, но никак не на проедание". А стабилизация валютного рынка как раз и означает доступность валюты импортерам и населению в целях ее проедания.
 
Поэтому если у правительства Беларуси и появится возможность стабилизировать рынок, оно вовсе не обязательно сделает это. Руководство страны тогда только и будет решать, что делать дальше.
 
Возможно, страна начнет увеличивать резервы или строить новый завод. И только когда резервы и заводы станут большими, тогда-то "излишки" валюты, возможно, и будут направлены на потребление. А это процесс длительный, и надо отметить, что в соответствии с антикризисной программой, под которую  выделил кредит фонд ЕврАзЭС, "излишков" валюты в Беларуси в течение ближайших трех лет не предвидится.
 
То есть стабилизация валютного рынка РБ может быть отложена на несколько лет. Если, конечно, не продать "Беларуськалий". Кроме того, и МВФ может потребовать стабилизации в качестве условия предоставления кредита.
 
Можно, безусловно, надеяться на то, что импортеры действительно начнут активно экспортировать. Этот процесс идет. Начальник отдела развития экспорта управления внешнеэкономической деятельности комитета экономики Мингорисполкома Александра Величко 6 июля сообщила, что в Минске в январе - апреле текущего года 67 чистых импортеров начали экспортные поставки, хотя и небольшие. Переход импортеров к натуральному хозяйству может затянуться на годы, в течение которых о стабильности на валютном рынке можно будет только мечтать.
11:10 12/07/2011




Loading...


загружаются комментарии