Жонглеры

Переговоры о продаже второго пакета акций ОАО «Белтрансгаз» перенесены на осень.

Жонглеры
Вопрос об увязке стоимости белорусского газового монополиста с ценой поставки в республику российского природного газа смыло пляжной волной. Почти легендарный белорусский барон Мюнхгаузен В. Семашко, по традиции, остался с целым ворохом обещаний и уверений, которыми он мастерски жонглировал до последнего «переговорного» дня: «спал на телефоне», ожидая звонка от Миллера. В общем, «проспал»…
 
Но проблема, конечно, не в «семашках», что с них взять, кроме болтовни, а в том, что в спину официального Минска уже дышит первая очередь газопровода NordStream. Транзитный статус республики затрещал по швам.
 
Стоит напомнить, что с момента рождения проекта постройки газопровода по дну Балтики, новая «труба» белорусским руководством была принят в штыки, настаивающим на строительстве второй очереди газопровода «Ямал-Европа». Причем истерика со стороны официального Минска была полноценной. Попутно А.Лукашенко так и не взял на себя ответственность за то, что республика при его правлении стала терять энергетический транзит.
 
В свое время некоторые вполне известные белорусские «аналитики» на первом этапе претворения в жизнь проекта уверяли, что газопровод вообще не будет построен. Затем заявляли, что балтийские страны никогда не дадут своего согласия на прокладку морской газовой «нитки» по их экономической зоне. Следом пугали, что на дне Балтики с лета 1945 года лежат сотни тысяч тонн химических боеприпасов, которые нельзя тревожить, что обрекает морские планы Газпрома на провал и т.д. Заклинания не помогли. Через несколько недель газ из России, минуя Беларусь и Польшу, достигнет Германии.
 
Интересно то, что политическое «оживление» газопровода началось значительно раньше его «физического» рождения. Но уже ясно, что его влияние на переговорный процесс с Беларусью будет крепнуть с каждым месяцем. В принципе, покупка последних 50% акций «Белтрансгаза» на фоне нового газовой магистрали смотрится как весьма сомнительная сделка. К сожалению, такая же картина и в связи с продажей остальных, как пишет белорусская официальная и оппозиционная печать, «лакомых кусков» республиканской промышленности.
 
Премьерская ложь
 
12 июля, выступая на конференции "От Таможенного союза к Единому экономическому пространству: интересы бизнеса" (Москва) премьер – министр республики М. Мясникович публично заявил о готовности белорусского руководства к приватизации основных и самых востребованных промышленных активов Беларуси. В частности, глава белорусского правительства бодро уверял, что идут переговоры о покупке пакетов акций семи крупных белорусских предприятий видными российскими корпорациями, в том числе: «Гродно Азота» СИБУРом и «Роснефтью», «Нафтана» — «Лукойлом», «Белтрансгаза» —«Газпромом», Мозырского НПЗ —«Роснефтью», «МТС» — АФК «Система», МАЗа —«Русскими машинами» и госкорпорацией «Ростехнологии», «Интеграла» —«Ростехнологии». Вскоре, однако, выяснилось, что «Роснефть» не ведет переговоров с Минском. Кроме того, хорошо известно, что переговоры о судьбе МАЗа остановлены по «политическим причинам», как и продажа 50% акций «МТС». Эксперты «Ростехнологии» еще несколько месяцев назад ознакомились с положением дела на «Интеграле» и в приватной беседе назвали завод «музеем». О переносе переговоров по продаже оставшегося пакета акций «Белтрансгаза» мы уже говорили.
 
Состояние дел в сфере приватизации белорусских производственных активов не является тайной. Поражает то, как белорусский премьер на глазах прекрасно осведомленного В. Путина открыто, как говорится «не моргнув глазом», лгал.
 
Иллюзий нет, развернув внутри страны истеричную антиприватизационную кампанию, белорусские власти на внешней арене, на глазах кредиторов, создают приватизационные «потемкинские деревни», призванные усыпить бдительность той же Москвы, чтобы она не препятствовала в получении второго транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс. Белорусские высшие должностные лица продолжают лгать и изворачиваться, наивно надеясь, что им кто-то еще верит.
 
Стоит отметить, что премьер России даже глазом не моргнул, выслушивая ложь главы белорусского правительства. Видимо, все это является составной частью спектакля, разыгранного вокруг конференции, где М. Мясникович стал приглашать российский и казахстанский капитал инвестировать в Беларусь… Вот это уже серьезно.
 
Мечты об инвестициях
 
Июльская поездка в Баку того же белорусского премьера закончилась только обнадеживающими разговорами. И. Алиев уклонился от немедленной финансовой поддержки. В принципе, белорусское руководство уже обшарило весь мир в поисках кредитов и финансовой помощи. Ждать денег неоткуда. Сейчас официальный Минск уподобился цирковому артисту, жонглирующему мифическими миллиардами перед зачарованной публикой.
 
Реальных и долгосрочных инвестиций республика не получит. Беларусь имеет ужасающий общий политико-экономический имидж, который сравним только с образами Северной Кореи и Мьянмы. В стране два курса местной валюты, есть реальный кризис неплатежей и долгов субъектов хозяйствования, финансовый рынок примитивен, Национальный Банк продолжает ничем не обоснованную денежную эмиссию. И самое главное - в республике остаются нерешенными проблемы с доступом к валюте, что просто уничтожает какие-либо варианты с внешним инвестированием.
 
Белорусские экономические передряги продолжаются на фоне сохранившейся в условиях Таможенного Союза российской системы дотирования и субсидирования белорусской экономики. В принципе, получается, что реальную экономическую политику в РБ имеет возможность проводить только Москва, так как у нее, в отличие от официального Минска, есть деньги.
 
Какой инвестор пойдет в страну, которая не имеет реальной экономической независимости и рискует сегодня остаться без валюты, а завтра без дешевых энергоносителей? Рискованный инвестор пойдет. Тот, который заручится «честным словом» белорусского президента. Как правило, эти инвесторы славятся тем, что в нужный момент успевают свернуть дела. А. Лукашенко уже предложил составить «черный список» подобного рода инвесторов, которые «бросили в трудную минуту». На этом фоне весьма комично выглядят уверения белорусского телевидения (БТ) в том, что инвесторы «не заставят себя ждать» (17 июля говорилось об инвестициях в БМЗ). В подобного рода формате БТ говорит об инвестициях последние 15 лет, обещая и пересчитывая виртуальные миллиарды. Телевизионный цирк.
 
«Холдингизация» всей страны
 
На прошлой неделе нас порадовал «новыми» идеями президент А. Лукашенко, который в ходе встречи с руководством БМЗ заявил о необходимости скорейшего создания в белорусской экономике «холдингов». Видимо, словечко ему понравилось.
 
Как известно, начиная с НЭПа советская власть буквально иступлено экспериментировала с экономикой, которая упорно не желала быть более эффективной, чем капиталистическая. Самими яркими примерами являются реформа Косыгина, хозрасчет на предприятиях в эпоху перестройки и т.д. Масса ученых, включая академиков, сидела и выдумывала огромное количество показателей, отчеты по которым должен был подстегнуть экономический рост.
 
Уже в конце 1980-х годов советская экономическая наука на полном серьезе разрабатывала некий универсальный показатель, выполнение которого должно было обеспечить скачек не только в росте производства, но и содействовать технологическому прорыву. При этом все эти маститые профессора упорно не желали замечать, что лучшим индикатором эффективности производства являются деньги. И если производство не может быть прибыльным, его, не смотря на социальную значимость, необходимо немедленно или модернизировать или ликвидировать.
 
Мышление А. Лукашенко осталось на уровне управленческих догм 1960-1980-х годов, эпохи фильма «Председатель», когда надо что-то «вытягивать», «дотировать», «помогать», а также постоянно что-то укрупнять и разукрупнять, соединять и отделять, жонглируя предприятиями, как бутылками в цирке, ничего не меняя в сути экономической модели.
 
Безусловно, А. Лукашенко является сугубо советским человеком и он, наверное, еще помнит чудеса торговли эпохи социализма, когда к товару высокого спроса цепляли какой-нибудь неликвид.
 
Он уже неоднократно проводил в белорусском сельском хозяйстве «укрупнение» производств, стягивая под крышу «эффективных хозяйств» - «флагманов» убогие колхозы и совхозы. В принципе, в СССР это уже проходили в 1970-е годы. Не спасло. А. Лукашенко решил, что в системе белорусских агрогородков такого рода объединения могут оказаться эффективными. При условии огромного дотирования белорусского сельского хозяйства данные «преобразования» вполне могли бы быть относительно удачными. Однако белорусский президент продолжил «колхозный опыт» уже в промышленности.
 
Не понятно, кто подсунул А. Лукашенко это словечко – «холдинг». Столь важная организационная форма предпринимательства не имеет ничего общего с белорусской экономической моделью, в которой преобладает госсектор. Используя модное в современной Беларуси словечко, А. Лукашенко выдает его за экономическую панацею. Это не в первый раз. Стоит напомнить, как несколько лет назад с тем же нулевым успехом в республике формировали концерны.
 
В основе такого рода «новаций» лежит всем хорошо знакомое перекрестное субсидирование – традиционный могильщик экономики авторитаризма. Авторитарный строй, объективно опирающийся на популизм и всегда испытывающий проблемы с легитимностью, вынужден постоянно находиться в своеобразном предвыборном периоде, что сужает возможности для эффективного регулирования госсектора.
 
В данном случае не стоить брать в качестве образца авторитарные модернизации 1950 - 1960-х годов, проведенных в азиатских странах, так как стартовые условия для данных реформ резко отличались от белорусских. Это касается, как жизненного уровня населения (критически низкого), так и традиций трудовой этики («народы риса»). Беларусь, несмотря на надежды ряда белорусских и иных экономистов, так и не смогла приступить к авторитарной модернизации, что символично и о многом говорит. Видно эра этих модернизаций закончилась лет тридцать назад.
 
Но есть и нечто общее между странами, разделенными целыми континентами: как только государство стало постепенно сокращать свое вмешательство в сферу экономики (Тайвань, Южная Корея и т.д.), так эпоха диктатур в этих странах завершилась, уступив место трудным и противоречивым процессам демократизации. Стоит напомнить, что в итоге, в Южной Корее отдали под суд своих авторитарных президентов.
 
Госсектор в принципе не может быть эффективен и даже в развитых странах мира государство использует национализацию и приватизацию в качестве инструментов решения тех или иных социально-экономических проблем. Санировав критически важные отрасли, их немедленно приватизируют. В принципе, таким же путем идет российское руководство, продолжая выставлять на торги все более-менее эффективные активы. При этом ни Кремль, ни российский Белый Дом не опасаются «потерять власть». От выборов все равно не уйти.
Белорусское руководство прекрасно понимает, что основа его могущества находится в сфере экономики. Сокращение регулирующих функций государства означает, что политические перемены в стране назрели. Беларусь все-таки не Китай, где эти процессы могут протекать десятилетиями. Задача удержаться в экономике стало для белорусского руководства вопросом жизни и смерти. Отсюда и одна из причин того, что с белорусского телевизионного экрана в адрес российского руководства, того же Д. Медведева и А. Кудрина, буквально льется волна ненависти. Дело в том, что Россия, используя кредиты, фактически выдавливает белорусское авторитарное государство из экономики. В реальности, речь идет о неспешном, объективном и неотвратимом отстранении А. Лукашенко от власти.
 
Замкнутый круг
 
Возникает замкнутый круг. Противостоять, в данном случае российскому «давлению» (если использовать терминологию телепрограммы «В центре внимания» БТ) вполне возможно, если у белорусского руководства есть деньги. Власть – это деньги. Если у А. Лукашенко денег нет, то он автоматически и в краткосрочной перспективе теряет власть.
 
Формально, для удержания власти белорусскому президенту необходимо брать кредиты. Но кредиты не приходят без условий. Чем больше беспокойств вызывает заемщик, тем более жесткие условия кредитования ему выставляются. Беларусь является «черной дырой» для кредитов.
 
Кредит Антикризисного фонда ЕврАзЭс обусловлен проведением в Беларуси приватизации, но, как справедливо отметил на прошлой неделе А. Кудрин, условия получения кредита у МВФ будут еще более жесткие. Выполнение данных условий означает запуск процесса ухода А.Лукашенко с поста президента в среднесрочной или долгосрочной перспективе. У белорусских властей остается только один выход – попытаться еще раз выжать все соки из госсектора и параллельно лгать кредиторам. Белорусские «холдинги» - попытка в очередной раз подстегнуть и так загнанную в угол белорусскую экономику.
 
На первый взгляд идея создания в республике «холдингов» имеет ряд преимуществ. Сокращаются организационные расходы, можно укрупнить и консолидировать каналы сбыта продукции на внешних рынках, снизить производственные и иные издержки и т.д. Но о том же самом говорили и при создании белорусских «концернов», за исключением роста их «капитализации».
 
Холдинги являются продуктом развитой рыночной экономики. Они формируются в результате долгих экономических процессов, скупки пакетов акций корпораций, котирующихся на мировых фондовых рынках... Представить себе холдинги, в которые затаскивают убыточные предприятия весьма трудно. Как правило, от таких «гнилых» активов стремятся немедленно избавиться, иначе они потянут вниз цену акций всех корпораций, входящих в холдинг. Данные процессы трудно представить в Беларуси, где вообще нет реального фондового рынка.
Обычно холдинги не имеют развитых административных структур, представляя из себя аналитические центры, изучающие ситуацию на рынках и позиции своих активов на этих рынках, их эффективность и капитализацию. Не более того.
 
Смысл, который вкладывает в холдинги белорусский президент, на самом деле носит ведомственный и далеко не рыночный характер. По сути дела, административным путем под крышу «флагмана» стаскиваются убыточные производства. Результат их «эффективной работы» известен заранее… Власти буквально мечутся, пытаясь оттянуть неизбежное, проводя, находясь под угрозой шаха на экономической шахматной доске, в нарушении всех правил, все новые и новые рокировки.
 
Белорусское руководство годами с поразительным упорством тасует все утончающуюся «колоду» из более-менее эффективных белорусских предприятий, пытаясь «выжать» из госсектора новое качество производства. В принципе, вершиной развития госсектора можно считать экономику ГДР. Восточные немцы в свое время добились максимальной эффективности социалистической экономики, обогнав СССР, но безнадежно отстав от ФРГ. В итоге, после крушения Берлинской стены, в республике стали открыто использоваться две валюты, что окончательно подорвало госсектор и обеспечило массовую, уже легальную, трудовую миграцию в Западную Германию. Закончилось все банкротством 15-миллионной страны и ее исчезновением с политической карты мира. Не хочется говорить об исчезновении белорусского суверенитета, но иногда кажется, что борьба А.Лукашенко за власть в республике полностью увязана с уничтожением независимости самой республики.
 
Дело в том, что политические формулы могут менять полярность. Еще совсем недавно даже в оппозиции были увлечены идеей, что А. Лукашенко, защищая свою власть, обеспечивает попутно суверенитет республики. В условиях кризиса сохранение белорусского президента у власти означает для Беларуси экономический крах.
 
Жонглирование рыночной терминологией на самом деле является все той же показухой на пыльной внешнеэкономической «витрине» «процветающей» Беларуси, призванной привлечь в страну хоть какого-либо инвестора и добыть очередной транш внешнего кредита. Но любой цирк рано или поздно гасит свои огни.
11:22 19/07/2011




Loading...


загружаются комментарии