Выход на единый курс: и хочется, и колется

По мнению заместителя начальника ГУ макроэкономического анализа и прогнозирования Минэкономики А. Долговечного, в ближайшее время необходимо выйти на единый курс белорусского рубля, который может составить около Br 7 тыс. за USD1 и потом снизиться. Кто еще, кроме Минэкономики, сегодня заинтересован в устранении множественности курсов, а кто менее всего заинтересован в этом? Какие варианты развития ситуации с курсообразованием?

Вопрос выхода на единый курс имеет как экономические, так и политические аспекты. С одной стороны, выход на единый курс – это требование нынешних и потенциальных кредиторов Беларуси (ст. 4 МВФ – режим валютных курсов). Без выхода на единый курс не будет кредита МВФ, без которого будет трудно. Соответственно, к числу потенциальных лоббистов выхода на единый курс в ближайшее время можно отнести Национальный банк, Минфин, Минэкономики и прочие министерства, концерны, местные органы власти, у которых есть планы и цифры, и которые невозможно выполнять, не имея возможности покупать валюту.

С другой стороны, все понимают, что равновесный курс сложится на уровне выше нынешнего (эксперты называют разные цифры – от Br 6000 до Br 7000 руб. за USD 1). И здесь экономика упирается в политику – может ли страна выдержать еще одну девальвацию в ближайшие месяцы? Даже если потом (в случае резкого сокращения денежной массы, роста тарифов и прочих очень болезненных ограничений), курс снизится, то издержки приспособления к плавающему курсу для кризисной белорусской экономики могут быть слишком высокими.

В условиях полукомандной экономики курс сначала в Br 7000 или Br 7500, а через два месяца – Br 6500 за USD 1 будет являться слишком большой нагрузкой для предприятий и населения. Всем нужна определенность. Чисто психологически мало кто поверит (и среди населения, и предприятий), что через два месяца курс упадет. Это означает новый виток цен, девальвационных ожиданий, краткосрочных убытков и пр. Опять же, для любой игры на валютном рынке нужны ресурсы – а их у Нацбанка нет. В результате, Нацбанк отказывается от проведения параллельной сессии на бирже, полагая, что складывающийся там курс будет давать неверные информационные сигналы и играть против стабилизации ситуации.

Поэтому представляется, что нынешнюю ситуацию власти будут пытаться удерживать до конца. Текущая ситуация является меньшим злом. Удержат или не удержат или как долго смогут удерживать – это другой вопрос. Текущая ситуация позволяет "отрезать" некритический импорт и стимулировать потребление белорусской продукции. Для критического импорта хватает обязательной продажи валюты, а также административного распределения валюты через крупнейших экспортеров по их логистическим цепочкам.

Население в большинстве своем приспособилось и находит валюту у друзей, родственников или рыночных менял, которые в изобилии представлены на любом рынке, а также смирилось со снижением реальных доходов. Сказать им, что этого мало, что курс должен быть на 30% выше – для этого нужна изрядная смелость и запас политической легитимности (популярности). Поэтому среди органов власти хватает лоббистов действующей ситуации. По их логике, кредит МВФ имеет слишком много транзакционных издержек (то есть потенциальные USD 5 млрд. обойдутся слишком дорого), а значит, экономическая и политическая целесообразность складывается в пользу сохранения статус-кво. В рамках этой модели возможны попытки косметического ремонта – снижение льгот для отдельных экспортеров, увеличение нормы обязательной продажи валютной выручки, более активное задействование контрольного и репрессивного аппарата для проверки банков и экспортеров на соблюдение действующей нормы: курс НБ+2% и пр.

Если же в подковерной борьбе победят сторонники выхода на единый курс до конца года, то, на мой взгляд, у властей два варианта действий. Если еще один шок и последующее приспособление к нему уже в этом году представляются невозможными или чрезмерно дорогостоящими с политической и экономической точек зрения, то можно постепенно (как ставку рефинансирования) поднимать действующий курс до Br 5500-6000 или даже Br 6200 к концу года. На мой взгляд, не самая худшая тактика.

Второй вариант: с 1 января проводить еще одну разовую (или неразовую, но быструю) девальвацию. Ее масштаб будет зависеть от параметров работы экономики, энергетических цен, состояния экспорта, работы печатного станка во второй половине года и пр. Если все будет хорошо – т. е. экспорт будет расти, импорт падать, властям удастся и дальше сокращать совокупный спрос и совсем остановить эмиссию и пр. – то можно будет отделаться 10-20% девальвацией и сразу переходить на рыночный курс (поскольку в этом случае рыночный курс сам начнет падать или, по крайней мере, не будет расти, остановившись на Br 6200-6500 за USD 1). К этому времени властям нужно будет постараться продать что-нибудь существенное (Белтрансгаз не в счет – деньги от его продажи помогут адаптироваться к новым ценам на газ). Соответственно, появятся ресурсы на рыночные интервенции у НБ. Экономика и населения психологически привыкнут к новым ценам (в которые в большинстве своем заложен рыночный курс) и новым тарифам на ЖКУ по курсу в Br 5000.

Таким образом, ситуация очень сложная; в ней нет простых и безболезненных решений. Слишком много ошибок было сделано в прошлом. В любом случае, выход на единый курс в ближайшее время (месяц) представляется нереальным сценарием. Не столько по экономическим причинам, сколько просто потому, что в августе все в отпуске. Скорее всего, решение будет приниматься в сентябре, т.е. до октября изменений не будет. А там решения будут приниматься исходя из складывающегося расклада сил между тандемом "Администрация – Совмин" (НБ после ухода из него ключевых фигур выпал из процесса decision making, предпочитая роль аналитика) и экономической ситуации в стране. Какой она будет – пока не знает никто.
По материалам сайта Наше мнение.
11:26 19/07/2011




Loading...


загружаются комментарии