Радыё Свабода: Приватизирует ли белорусские заводы российский капитал?

Премьер Беларуси Михаил Мясникович заявил, что Беларусь ведет переговоры о продаже российским компаниям акций семи крупных предприятий. В чем суть противоречий по этому вопросу между двумя странами? Почему отложены переговоры по приватизации "Белтрансгаза"? Действительно ли белорусские власти собираются продавать НПЗ?

Радыё Свабода: Приватизирует ли белорусские заводы российский капитал?
Участники программы "Экспертиза Свободы": журналистка газеты "Белорусы и рынок" Татьяна Маненок из Минска и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев из Москвы. Ведущий - Валерий Карбалевич.
 
Карбалевич: Приватизация белорусских предприятий - одно из условий выделения Беларуси кредита ЕврАзЭС. Однако министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что Беларусь не выполняет взятых на себя обязательств. В ответ премьер Беларуси Михаил Мясникович отметил, что идут переговоры с российскими компаниями о приватизации семи крупнейших белорусских предприятий: "Белтрансгаза", двух нефтеперерабатывающих заводов, МАЗа, "Гродно-Азот", компании мобильной связи МТС. Но две названные Мясниковичем российские компании "Роснефть" и "СИБУР" утверждают, что они не ведут переговоры о покупке акций белорусских предприятий. Что стоит за этими противоречивыми заявлениями?
 
Маненок: Кудрин имел претензии к белорусской стороне не только в вопросе приватизации. 15 мероприятий должна выполнить Беларусь, чтобы получить кредит. РФ требует, чтобы ежегодно Беларусь продавала на 2,5 млрд долларов. В этом году достаточно было продать 50% акций "Белтрансгаза", чтобы это требование выполнить. Еще одна реальная сделка - продажа компании МТС.
 
Карбалевич: Так стороны не могут договориться о ценах на предприятия? Или Минск вообще не хочет продавать и придумывает различные причины?
 
Маненок: Понятно, не хочется продавать стратегические предприятия. Но "Белтрансгаз" белорусская сторона предложила продать сама. Ведь после строительства Россией обходного газопровода торговаться с Москвой по вопросу транзита будет сложно. Поэтому сейчас неплохой момент, чтобы получить за "Белтрансгаз" хорошие деньги.
Хочу напомнить, что существует план белорусского правительства - в этом году получить 6,4 млрд прямых инвестиций. Но, несмотря на валютный кризис, власти полагают, что ситуация каким-то образом вот-вот изменится.
 
Иноземцев: Думаю, прежде всего вопрос в цене продаваемых предприятий. Вместе с тем белорусские власти не очень хотят продавать стратегические предприятия. Рассчитывая на какое-то удачное стечение обстоятельств. Думаю, в этом году решится вопрос только по "Белтрансгазу". Ведь вопрос о цене этого предприятия решен - 2,5 млрд долларов. И это откроет путь для последующих траншей кредита. А по остальным предприятиям белорусское правительство сознательно выставляет нереальные цены, чтобы максимально оттянуть эти сделки.
 
Карбалевич: Давайте поговорим о приватизации "Белтрансгаза". Обе стороны говорят, что по самой приватизации уже договорились. "Газпром" покупает еще 50% белорусской газотранспортной компании за 2,5 миллиарда долларов и будет владеть 100% ее акций. Но белорусские власти хотят увязать этот вопрос с вопросом цены на газ на следующие годы. И переговоры отложены до осени. Кто победит в этом споре?
 
Маненок: То, что переговоры отложены до осени, - в пользу Беларуси. Ведь можно будет одновременно вести переговоры и по приватизации "Белтрансгаза", и по контракту на поставки газа в следующем году. "Газпром" хочет развести эти вопросы. Белорусская сторона понимает, что после того как "Газпром" станет полным собственником белорусской газотранспортной системы, вести переговоры по ценам и условиям транзита будет сложнее. Беларусь стремится воспользоваться созданием Таможенного союза, Единого экономического пространства. По условиям создания этих объединений, до конца 2014 года надо выйти на равнодоходные цены на газ. Минск рассчитывает, что цены на газ начнут снижаться. Теперь российские потребители получают газ вдвое дешевле. В таких условиях белорусским субъектам хозяйствования тяжело выдерживать конкуренцию в рамках Таможенного союза.
 
Иноземцев: Думаю, Беларусь имеет хорошие позиции на переговорах. Если Россия действительно собирается создавать Единое экономическое пространство, то цены должны быть равнодоходные. Возможно, Россия пойдет на снижение цены на газ для Беларуси, но выведет этот вопрос за рамки сделки о приватизации "Белтрансгаза".
 
Карбалевич: Мясникович сказал, что идут переговоры о приватизации двух белорусских НПЗ. Действительно ли белорусские власти собираются продавать НПЗ, то есть курицу, несущую золотые яйца для белорусского бюджета? И что стоит за предложением азербайджанским нефтяным компаниям купить эти заводы?
 
Маненок: В последние годы ситуация сильно изменилась для Беларуси в худшую сторону. Новые условия поставок российской нефти привели белорусские НПЗ на грань банкротства. По итогам первого полугодия эти заводы имеют отрицательную рентабельность. А 3-4 года назад они имели рентабельность 27-28%. Вы задали вопрос: действительно ли белорусские власти собираются продавать НПЗ? Но надо задать вопрос: а хотят ли российские компании покупать эти НПЗ? Сегодня разговоры об этом не ведутся.
 
Карбалевич: НПЗ нерентабельны, зато бюджет Беларуси получает неплохие деньги от продажи нефтепродуктов.
 
Иноземцев: Действительно, продажа белорусских НПЗ российским компаниям - это не близкая перспектива. Ведь, первое, Беларусь выставляет слишком высокие цены. А второе - их рентабельность. Кажется, что в этих условиях с предложением купить эти НПЗ белорусским властям нужно обратиться к компаниям восточноевропейских стран. Например, к польским компаниям, занимающимся нефтепереработкой. В такой ситуации у правительств Восточной Европы был бы стимул выступить в защиту Беларуси в случае ее конфликта с Россией. Потому что продажа этих заводов российским компаниям приведет к еще большей зависимости Беларуси от России. И давление на Минск со стороны Москвы в таком случае только усилится.
 
Карбалевич: Боюсь, что если белорусские НПЗ будут приватизированы не российскими компаниями, а какими-то другими, то повторится история с мажейкяйским НПЗ в Литве. Этот завод был куплен польской компанией, в ответ Россия отказалась поставлять туда нефть.
 
Иноземцев: Как вариант: можно продать часть (или половину) акций российским компаниям, а часть - восточноевропейским компаниям. Тогда и российская нефть будет поступать, и односторонней зависимости от России не будет.
14:49 22/07/2011




Loading...


загружаются комментарии