Александр Суриков: Введение российского рубля снимает все проблемы для Беларуси

Участвуют ли в разгоне протестных акций в Минске представители российских спецслужб? Каких товаров не хватает в Беларуси послу России? Чем чреваты для власти валютные ограничения внутри страны?

Александр Суриков: Введение российского рубля снимает все проблемы для Беларуси
Интервью Чрезвычайного и Полномочного посла России в Беларуси Александра Сурикова информационному агентству "Интерфакс-Запад".
 
- В Минске в ходе одной из акций протеста, организуемых социальными сетями, была задержана гражданка России. Насколько на Ваш взгляд обоснованны были задержание и решение суда?
 
- К нам за консультацией обратились два гражданина России. Мужчина, которого милиция задержала в Борисове, и женщина - в Минске. Мужчина фотографировал свою семью на площади. Его задержали, дали семь суток административного ареста!!! Естественно, он хочет обжаловать решение. Но есть сложности, так как он живет в России.
 
Женщина тоже попала ни за что. Ее подвергли денежному штрафу, причем с нарушениями процессуального законодательства. Если она сочтет нужным обращаться в суд, мы ее поддержим.
 
Мы достаточно серьезно и жестко защищаем интересы российских граждан. Посольство обратилось в прокуратуру Минска по поводу этих фактов. Мы вообще против такого массового задержания граждан непонятно за что, и тем более российских, и тем более тех, кто не принимал участие в акциях, а в силу сложившихся обстоятельств оказался в месте проведения акции. Надо разбираться, прежде чем огульно задерживать.
 
- Соответствует ли действительности информация о задержании в минувшую среду в Минске еще одной гражданки России?
 
- Нет, не соответствует. Граждан России 20-го июля задержано не было.
 
- В ряде белорусских СМИ появились утверждения, что "люди в штатском", участвующие в задержании демонстрантов, - представители российских спецслужб. Соответствует ли это действительности?
 
- Я могу только посмеяться над этим. Это в принципе невозможно. Это из серии непонятных домыслов.
 
- Существуют ли соглашения, позволяющие спецслужбам России участвовать в разрешении внутренних конфликтов в Беларуси?
 
- В рамках ОДКБ существует договор, согласно которому в случае техногенной ситуации в одной из стран Организации силы оперативного реагирования могут принимать участие в ликвидации техногенных катастроф. Участие этих сил возможно и в случае агрессии в отношении одной из стран ОДКБ. Никаких других мотивов не предусмотрено. Никаких договоров между Россией и Беларусью, в том числе в рамках ОДКБ, предусматривающих участие сил с целью подавления очагов внутренних сопротивлений, нет.
 
- Как Вы относитесь к существованию списка невъездных в Беларусь российских граждан? Предоставит ли белорусская сторона российской данный список, дабы не провоцировать россиян на нарушение уголовного законодательства?
 
- Если говорить вообще о списке невъездных, то ярчайшим примером являются ограничения ЕС и США на въезд ряда белорусских граждан. Мало ли какие они посты занимают!
 
Что касается невъездных россиян - конечно, есть аспект недоинформированности. До граждан надо как-то доводить эти сведения. Может, через структуры, которые продают билеты, или еще как-либо иначе.
 
- Много ли белорусов невъездных в Россию, россиян в Беларусь?
 
- Я думаю, по сто человек с обеих сторон наберется. Но это в рамах соответствующих соглашений.
 
- Беларусь настойчиво связывает продажу "Белтрансгаза" с формированием цены на газ в 2012 году, российская сторона столь же настойчиво заявляет, что это разные вопросы. В результате переговоры перенесены на осень. При такой риторике продажа "Белтрансгаза" вообще возможна?
 
- Белорусской стороне все хочется подписать в одной куче. Видимо, кажется, что есть гарантии, что, подписывая одно соглашение, больше выигрываешь во втором. Хотя, труба, даже если она будет российской, все равно проходит по территории Беларуси. Если надо как-то повлиять ради подписания второго пакета, какая проблема?
 
Принципиальные договоренности давно достигнуты. Один вопрос в этих переговорах – коммерческая сделка по покупке "Газпромом" "Белтрансгаза", которая включает два соглашения. Вторая группа документов – формирование цены на газ в рамках ЕЭП до 2015 года. Первый вопрос более прост, второй - связан с формулой цены на европейском треке, которая зависит от цены на нефть и т.д.
 
Ситуация может перейти на осень не потому что не готовы стороны, а потому что все в отпусках.
 
- Насколько напряженными могут быть переговоры по газу в этом году?
 
- Не хотелось бы опять встречать Новый год под елочкой в Газпроме (договор о поставке газа в 2007 году был подписан за две минуты до полуночи 31 декабря в офисе Газпрома – ИФ). Хотя я не строю иллюзий. Я шестой год работаю и каждый год переговоры очень напряженные.
 
- Как Вы относитесь к мерам, предпринимаемым правительством, по ограничению импорта, в том числе из России? Нарушает ли это принципы Таможенного союза?
 
- Таких мер юридически нет и быть не может в Таможенном союзе, который с 1 июля заработал уже и на внешних границах. А вот де-факто ограничения импорта в Беларусь, в том числе из России, происходит – в силу отсутствия валюты. Нет валюты по курсу, установленному Национальным банком, да и по серому курсу проблема найти. И потом, серый курс не всегда дает право импорта.
 
Что против этого "де-факто" сделаешь? – ничего. Надо ждать, когда Беларусь выйдет на вполне понимаемый единый курс белорусского рубля и заработает валютный рынок.
 
- А Вы не думаете, что властям выгодно сохранять валютные ограничения по ряду причин: существует необходимость поправить золотовалютные резервы, остановить вымывание валюты. Население, к примеру, летом не едет за рубеж, деньги остаются в стране, меньше покупают импортных продуктов и товаров, поддерживая, таким образом, белорусского производителя?
 
- Я не думаю, что такая позиция может существовать в правительстве. При нынешнем положении на валютном рынке почти невозможен приход инвесторов в Беларусь. И это очень серьезно.
 
Это очень критическое состояние экономики. Завтра этого импорта может не хватить на комплектацию и начнет разрушаться экспорт.
 
Но самое главное – растет количество недовольных. Вы думаете, народ радуется, что не может поехать за границу? Может, конвертируемая копейка и останется в стране, но социальное недовольство вырастет.
 
Да и цены на потребительский импорт скачут о-го-го как! Курсовые соотношения изменились на 56%, а на импорт почти в 2,5 раза цены выросли! Кроме того, границы же открытые и люди, кто может, вывозят валюту в гораздо больших объемах, чтобы за границей купить необходимые товары.
 
- Но это не новация. Советский союз тоже применял практику ограничения на выезд…
 
- Что же сравнивать! СССР это делал при закрытых границах. А у Беларуси открытые границы. Нет в Беларуси импорта – поедет население за импортом в другую страну.
 
- А вы лично сталкиваетесь с недостатком импортных товаров?
 
- Я привык к российским молочным продуктам – сейчас они практически отсутствуют, исчезли российские сыры. Я надеюсь, что ситуация поправится, тем более, что российский импорт не был критичен для Беларуси.
 
Но с точки зрения промышленных товаров ситуация хуже. Купить сейчас приличный костюм или обувь в Минске - очень сложно. Или цена запредельная – выше любой зарубежной. Это тоже следствие валютных ограничений. Эту нишу товаров для людей среднего и выше достатка белорусский производитель пока не готов заполнить качественной продукцией.
 
- Насколько эффективными, на Ваш взгляд, являются антикризисные меры белорусского правительства?
 
- Не мое дело оценивать деятельность белорусского правительства. Меня только один аспект смущает: нет широкого обсуждения антикризисных мер. Мы в России проходили 1998 год (дефолт – ИФ). И кризис был на порядок глубже, и девальвация кончилась аж пятикратным падением нашего рубля и падением на 30% жизненного уровня населения. Производство сократилось до 84%. И даже пенсии частично перестали выплачивать. Проблем было гораздо больше.
 
Но правительство, парламент все это живо обсуждали. Программа была более сбалансирована, учитывала мнение всех слоев населения и общественности. Все это широко тиражировалось СМИ. А когда документ куется почти кулуарно и принимается также, он не всегда в состоянии вобрать в себя все, что нужно.
 
Правительству, пожалуй, нужно более тесно работать с парламентом, может с ведущими экономистами страны, даже оппозиционными, ведь у всех могут быть толковые предложения. И более широко обсуждать эти темы через СМИ.
 
- Много ли российских компаний купили белорусские активы за время Вашего пребывания на посту главы российской дипмиссии?
 
- Российский бизнес за последние годы приобрел контрольные пакеты, часто близкие к 100%, в 7 или 8 банках, 50% "Белтрансгаза". Но ничего не приобретено "на халяву". Все имело оценку, устраивающую белорусскую сторону, произведенную международными оценщиками.
 
Меня смущает, что Беларусь не задействует ресурсы приватизации. Мы рассматриваем приватизацию, как один из аспектов пополнения ЗВР, снятия валютного дефицита, привлечения инвестиций, более эффективной работы предприятий. Невозможно все время жить в кредит. Вы имели первый звонок в 2009 году (разовая девальвация на 20% – ИФ), сейчас второй - еще не смертельный. Что, нужен третий звонок?
 
Хотят ли белорусские предприятия участвовать в приватизации? Может, и хотят, но нет реальных оценок, нет реального решения государства. Мы знаем, кто в Беларуси принимает решения о приватизации крупных предприятий. Пока есть слова.
 
- А чем Вы объясняете такую позицию белорусских властей, они бояться потерять контроль над экономикой?
 
- Конечно, контроль – это, в том числе, и вопрос существования власти. Приватизированное негосударственное предприятие более свободно в своем выборе, тут могут быть опасения. Но важнее, насколько эффективно работает предприятие, чем то, в чьих оно руках.
 
- Белорусские власти много сделали по стимулированию предпринимательства, раскрепощению инициативы, по крайней мере,  на бумаге…
 
- Но вы же не маленькие дети! Как можно говорить о раскрепощении инициативы и доводить план по выпуску огурцов на грядке? Какая же тут инициатива? Экспорт – такой-то положь, зарплату – такую-то, и т.д.
 
Самым главным критерием ведь является прибыль от реализации.
 
- Возможен ли пересмотр решения о выделении кредита ЕврАзЭС из-за слабости приватизационных процессов?
 
- Перед рассмотрением вопроса о следующем транше приедет группа работников Евразийского банка и будет смотреть, как выполняются условия выделения кредита. Осенью этого года планировался второй транш в 440 млн долларов.
 
- Вопрос введения российского рубля в Беларуси сохраняет свою актуальность?
 
- Сохраняет. И чем быстрее это будет сделано, тем лучше на всю перспективу. Снимается понятие "дефицит валюты". И можно без оглядки работать, используя механизмы Таможенного союза и ЕЭП.
 
А все разговоры о суверенитете в моей голове не монтируются. Я смотрю, что происходит в еврозоне с Грецией. Она же ничего не говорит о суверенитете. Она обратилась к ЕС, и они ее спасают.
 
Не думаю, что этим единым платежным средством должен стать российский рубль. Для ускорения на определенный период – может быть и рубль. А дальше что это будет, как будет называться – надо подумать.
 
- Таможенный союз дал россиянам возможность беспошлинного ввоза автомобилей из Беларуси до 1 июля. Есть ли данные, сколько машин ввезено в Россию?
 
- Мы считаем, что к нам въехало 150-200 тысяч автомобилей из 250 тысяч машин, приобретенных в этом году белорусами. Белорусы на этом деле прилично наварили, разница в пошлинах достаточно серьезная – до нескольких тысяч долларов на автомобиль.
 
А всего эта цифра гораздо больше – все автомобили, ввезенные в Беларусь и до 1 января 2010 года, до 1 июля беспошлинно ввозились в Россию. Белорусские власти одной из причин валютного кризиса называли деньги, потраченные белорусами на автомобили, но большая часть этих денег ведь вернулась в страну.
12:16 25/07/2011




Loading...


загружаются комментарии