Реальный сектор. Крах без злого умысла

Текущий кризис в Беларуси, предвкушаемый правыми и либералами и в России, и на Западе скорый крах ныне действующей у нас социально-экономической модели общества вызвал одновременно и множество сочувственных откликов не только от левых, но и от тех режимов, которые либералы считают просто авторитарными. В "друзьях" нашего президента числятся такие разнородные в политическом смысле лидеры как Зюганов, Чавес, Каддафи, Ахмадинежад, Алиев. Чем их то привлекал белорусский опыт? Только ли в антиамериканской риторике дело?

Беларусь как Неуловимый Джо
 
Как мне представляется, не только. Пресса и интернет полны конспирологических измышлений относительно заговора против Беларуси "мировой закулисы", вызовом которой якобы является белорусская модель.
 
Во-первых, по мировым меркам экономика Беларуси очень мала. На фоне долговых проблем стран Запада, китайской экспансии, арабского кризиса, проблемы Беларуси интересны разве что Кремлю. Поскольку у крупного российского капитала интересы в Беларуси есть.
 
Во-вторых, вменяемые аналитики тупиковость белорусской экономической модели осознали давно. Ее крах оттягивала лишь изобретательность нашего президента в выцыганивании кредитов и подачек Кремля. А поскольку в модернизации делалось абсолютно недостаточно, наступление краха являлось и является лишь вопросом времени. Уже поэтому ни Западу, ни мировому финансовому капиталу вызовом белорусская модель являться и не могла. Нашим вызовом Западу является только риторика, но что стоит лай моськи – еще Крылов объяснил.
 
В-третьих, а что такое сегодня эта знаменитая "мировая закулиса"? В прошлом веке так называли группу представителей крупнейшего финансового капитала. Вообще говоря, их было немного. В тех случаях, когда им удавалось действовать согласованно, они действительно могли оказывать решающее влияние на политику и мировых держав.
 
Но действовать согласованно у них получалось лишь при возникновении угрозы их общим интересам. В остальных случаях превалировала конкуренция. СССР такой угрозой, безусловно, был, Беларусь – безусловно нет.
 
Кроме того, еще в 1970-х Запад допустил накопление значительных финансовых ресурсов на Востоке. До поры особенного беспокойства на Западе это не вызывало: арабы держали свои ресурсы в основном в западных банках или в акциях западных компаний. Японцы тоже были вынуждены вкладывать заработанные доллары в США. Кстати, именно поэтому Запад спокойно отнесся к появлению олигархов в России: никакими конкурентами они никогда не были и не будут, и с течением времени их капиталы перекочуют на Запад. Установленному миропорядку такие ресурсы не угрожали.
 
Однако с тех пор ситуация кардинально изменилась. Во-первых, Китай стал важным фактором мировой экономики. И, во-вторых, сформировался, пока без организационного оформления, новый центр силы: международные финансовые фонды. Да, их капиталы в значительной степени привлеченные или заимствованные, но размеры ресурсов, которыми они управляют, намного превышают капиталы тех, кто входил в состав так называемой мировой закулисы.
 
Именно фонды определяют сегодня то, что принято называть "ситуацией на мировых рынках". Именно они вздувают цены и надувают "пузыри". Чем дальше, тем больше они претендуют и на самостоятельные политические роли. Джордж Сорос, например, считает, что в условиях, когда капитализм победил во всемирном масштабе, главным противоречием эпохи стало противоречие между капитализмом национальным и капитализмом международным. И что стандартные меры по преодолению кризиса в развитых странах за счет раздувания государственных расходов дают лишь временные передышки, но затягивают кризис.
 
Противоречия по линиям Запад-Китай, правительства стран Запада, включая правительство США – мировые финансовые фонды имеют место сегодня и будут только нарастать. На этом фоне проблемы маленькой Беларуси внимания серьезных сил даже не привлекают. За исключением Кремля, у которого здесь свои интересы.
 
Как отойти от пропасти
 
В разборках между основными центрами экономической силы страдающей стороной в первую очередь стали экономики небольших государств. Те экономики, которые были в рамках экономических союзов привязаны к центрам силы, поневоле стали донорами, помогая за свой счет центрам преодолеть кризис. Типичные примеры – Греция, Португалия, Ирландия, Мексика. Не легче и странам, чьи экономики жестко не привязаны к экономикам основных центров силы. Их интересы просто игнорируются, и их потери в кризис оказываются много больше, чем у богатых стран. Самые показательные примеры – Исландия, Тунис.
 
А между тем мировой экономический кризис и не думает заканчиваться, как бы его ни "уговаривали" политики и придворные экономисты. И перед большинством небольших стран стал вопрос о путях выхода из него.
 
Понятно, что "греческий вариант" с массированными вливаниями десятков миллиардов евро через кредиты государству доступен очень немногим. Даже и небольшие кредиты такого рода сегодня обусловлены требованиями сокращений бюджетных расходов, свертывания социальных программ, ростом безработицы. Да и эффективность таких вливаний весьма проблематична: пока ни одна страна, получившая антикризисную помощь, впечатляющих успехов в борьбе с кризисом не добилась. Показательный пример – Греция, сократившая расходы, в том числе и социальные, получившая значительные кредиты, но вновь подошедшая к грани дефолта.
 
Как оказалось, деньги – еще не все. Нужно еще знать, куда их вложить, иметь инструменты для инвестирования. Греции, например, первые кредиты просто предоставили время. Но использовать с толком это время страна не смогла. Как, впрочем, и мы.
 
Прямые иностранные инвестиции в условиях экономического кризиса идут в небольшие экономики очень неохотно. Развертывание добычи природных ископаемых требует значительных стартовых инвестиций, что самостоятельно сделать для небольших стран затруднительно. А что тогда остается?
 
В этом и вопрос. Белорусский опыт государственного управления промышленностью при преимущественно частном капитале в торговле и сфере услуг и дозированном привлечении частного, своего и иностранного, капитала в другие сферы экономики мог бы быть востребован в мире. Прежде всего для стран, которым "не светит" "греческий вариант". Если бы был успешен.
 
При избытке глупости можно обойтись без злого умысла
 
Не случайно белорусским опытом активно интересовались такие страны, как Иран, Сирия, Венесуэла, Ливия. Те страны, которые отвергли по разным причинам рецепты Запада и пытаются выстроить свои государства самостоятельно. С очень разным успехом. Но белорусский опыт управления экономикой остался не востребован. Даже этими странами. И несмотря на политические симпатии, на наличие предпосылок для тесного сотрудничества в структуре экономик, экономические связи так и не получили должного развития.
 
Да, крах белорусской модели и на Западе, и в России ожидается с удовлетворением: у них добавляется еще один пропагандистский аргумент в пользу безальтернативности модели открытой рыночной экономики. Да, нынешний белорусский кризис из Кремля слегка подтолкнули, спровоцировав его жесткую форму. Но не надо путать причины и следствия: нынешний кризис созрел в экономике республики изнутри. Удалось бы избежать его сегодня – он бы грянул через полгода-год. Его причины – истощение советских запасов и прекращение внешней подпитки крайне неэффективной экономики. Как говорится, "не ищи злого умысла там, для объяснения чего достаточно наличия глупости". "Закулиса" может отдыхать: свой кризис себе Беларусь устроила сама. Многолетним проеданием своей страны, безграмотной экономической политикой, хаосом в управлении госсобственностью. Как ни талантливо наше руководство выкручивалось в решении конкретных проблем, общая тупиковость модели рождала проблемы все новые и новые.
А теперь нам предстоит ответить на главный вопрос. Возможна ли для такой страны, как Беларусь, управляемая экономика? Или сдадим страну под управление внешних сил под лозунгами "рыночных реформ"?
 
Лично для меня тут альтернативы нет. Сегодня мы слишком слабы. В открытой рыночной среде нас просто раздавят. Мы обязаны провести "работу над ошибками", реформировать и предприятия, и систему управления госсобственностью, найти союзников. И только потом аккуратно, постепенно выходить на мировые рынки. Никто за нас наши проблемы решать не будет.
 
А наше правительство на такую работу способно?
 
Вряд ли. Сегодня. Но ход нашего кризиса оставляет для них все меньше возможностей от такой работы открутиться. Не считать же адекватными ситуации реформами создание холдингов, ограничения в продаже валюты. И показателем их успехов выполнение каких-то там "показателей" при ступоре в экономике, пишет TUT.by.
14:55 26/07/2011




Loading...


загружаются комментарии