Стоит ли Беларуси выпускать компьютеры?

Беларусь упорно пытается наладить собственное производство компьютерной электроники. Стоит ли состязаться с Китаем – признанным лидером в этой сфере, если наши попытки стать высокотехнологичными все время проваливаются? И что думают о белорусских микроэлектронных гигантах потенциальные инвесторы?

Белорусское правительство твердит о "высокотехнологической промышленности" страны. Но отечественные микроэлектронные гиганты были совершенными только в условиях СССР. Когда Союз распался, выяснилось, что конкурировать на мировом рынке они не в состоянии, пишет Завтра твоей страны.

Единичные экземпляры высокотехнологичных продуктов у белорусов получаются неплохо – суперкомпьютеры "Скиф" , например. Но когда дело доходит до промышленного производства, все оканчивается провалом.

Почему не удались такие белорусские проекты, как выпуск мобильников "Евротеф", ноутбуков "Коллега" или мониторов "Интеграл", объяснили "Завтра твоей страны" главный редактор журнала " IT бел" Владимир Лебедев и главный редактор газеты "Компьютерные Вести" Вадим Станкевич.

— У каждого из этих проектов своя история, но детали не существенны. Что действительно важно: чтобы последующие белорусские проекты были "счастливыми", — считает Владимир Лебедев. — Для этого нужны две составляющие: материальная и интеллектуальная. Оборудование и технологии можно получить из-за рубежа от инвестора или купить за собственные деньги. Но вот чего еще не хватает белорусским промышленникам, так это умения жестко ориентироваться на потребительский рынок и успешно сбывать произведенную продукцию. За пятнадцать лет общения с отечественными директорами производственных предприятий я лишь от одного из них услышал, что основной его бизнес-процесс – продажи, и что начальники цехов его завода делают то, что им предписывает отдел маркетинга.

Вадим Станкевич:

— Причин множество, но основная, думается, состоит в ориентации на местный рынок в сочетании с недостаточным вниманием к "китам" любого успешного продукта – качеству его исполнения и его продвижению на рынке. Появление тех же "мониторов Интеграл" не было продиктовано рыночными механизмами – просто предприятию нужно было отчитываться об импортозамещении, что оно малой кровью и пыталось сделать.

Белорусский рынок не настолько велик, чтобы могли окупиться затраты на разработку собственного монитора или телефона, но даже к сборке и продвижению продукции под своим брендом белорусские предприятия могли бы отнестись более ответственно.

— Какие преобразования должны произойти в белорусской микроэлектронной промышленности, чтобы она могла производить современные персональные компьютеры (ПК) или сотовые телефоны?

Вадим Станкевич:

— Всё зависит от расшифровки слова "производить". Если вести речь о полном производственном цикле, то изменения нужны глубокие и даже, пожалуй, фундаментальные – начиная с производственной базы и заканчивая специалистами. Если же говорить об "отверточной" сборке, то с ней наша промышленность достаточно неплохо справляется, особенно если говорить о ПК. Впрочем, чисто сборочное производство по очевидным причинам не очень интересно сегодня ни инвесторам, ни самим белорусам.

Владимир Лебедев:

— Мы настолько привыкли к сотовым телефонам и ноутбукам, что считаем их заурядными бытовыми вещами. На самом деле современные ПК и телефоны – сложнейшие устройства, "напичканные" высокими технологиями. Так что вопрос нужно переформулировать так: при каких условиях белорусская промышленность сможет производить сложную продукцию, являющуюся пиком технологического прогресса? Причем производить массово и с минимальными затратами, чтобы суметь выиграть в конкуренции на мировых рынках.

Увы, я пессимист. В ближайшем будущем я не вижу для белорусской микроэлектронной промышленности возможности сделать глобальный прорыв.

Нет ни достаточного багажа разработок, ни средств для инвестирования в оборудование.

— Означает ли это, что на данном направлении развития Беларуси вообще нужно поставить крест?

— Нет. Все-таки есть некоторые разработки, которые при грамотном продвижении способны принести успех в ряде узких ниш рынка. К примеру, еще во времена СССР в Беларуси создавались электронные компоненты для космической программы, способные выдерживать огромные перегрузки, давление, перепады температуры. А белорусский опыт изготовления тепловых труб для американской NASA вполне можно "приземлить" в тех же ноутбуках для отвода тепла от процессоров. Мы все еще способны изготавливать некоторые конкурентоспособные комплектующие.

Белорусы могут заработать неплохие деньги и на массовом производстве конечных изделий – не самых передовых, но востребованных в мире. Речь идет об изделиях, более простых, чем ПК или сотовые телефоны, а потому требующих меньших инвестиций в производство.

Конечно, преобразования в отрасли нужны. Если их не провести, то белорусская электронная промышленность попросту окончательно развалится.

На мой взгляд, со стороны государства необходим шаг, аналогичный созданию Парка высоких технологий. То есть государство должно создать выгодные экономические условия, найти и назначить "модераторами" процесса несколько толковых инициативных людей, а дальше "отойти в сторонку" и не вмешиваться. Все "живые" субъекты отрасли в таком Парке обретут "второе" дыхание, и, кроме того, в нем появятся новые компании с новыми проектами.

— Могут ли помочь производителям китайские инвесторы, уже работающие в Беларуси – скажем, ZTE или Huawei?

Владимир Лебедев:

- Безусловно. Huawei – это очень большая компания, в которой работают более 110 тысяч сотрудников. При этом около 50 тысяч из них занимаются разработкой новых технологий и инновационной продукции – у Huawei по всему миру 14 собственных научно-исследовательских центров.

Как бы Беларусь ни хотела, она не сможет в обозримом будущем задействовать на исследованиях и разработках такие же человеческие и финансовые ресурсы, как одна эта китайская компания. Наша участь сегодня – идти в фарватере.

Меня лично радует, что и ZTE, и Huawei проявили интерес к покупке доли в уставном фонде белорусского ОАО "Промсвязь". Надеюсь, иностранные инвестиции позволят наладить на этом предприятии производство самого современного телекоммуникационного оборудования.

Вадим Станкевич:

- Все зависит от того, что мы сможем предложить инвесторам. Здесь, наверное, главное – кадровый капитал. Пусть белорусские инженеры и нуждаются в переподготовке, но их профессиональный уровень достаточно высок. Так что если не все отечественные специалисты уедут в связи с кризисом в Москву и Санкт-Петербург, где заработки заметно выше белорусских, думаю, мы вполне сможем заинтересовать китайцев.

- Имеет ли вообще смысл пытаться организовывать производства на "Интеграле", или следует создавать небольшие производственные IT-предприятия "с нуля"?

Владимир Лебедев:

— Насколько я в курсе, потенциальные инвесторы, мягко говоря, не впечатлены тем, что они видят на крупных белорусских предприятиях электроники. По большому счету, они видят груз проблем, которые надо решать, коробки производственных корпусов, которые, хотя и не нужно строить с нуля, но нужно ремонтировать и оснащать оборудованием, а также трудовые коллективы, изрядно потрепанные тяжелыми временами. В итоге получается 50 на 50 – то ли вкладываться в существующую инфраструктуру, то ли создавать что-то с нуля. Если бы лично я вкладывал свои деньги, то создавал бы малые частные инновационные предприятия при крупных старых заводах – на их территории, используя их инфраструктуру, и частично привлекая их персонал.

Вадим Станкевич:

- Лучше спросить: "Имеет ли смысл вообще создавать производственные предприятия подобного рода в Беларуси?". Сможем ли мы конкурировать с Китаем, Малайзией и другими странами, где сегодня делают львиную долю электроники в мире? И не лучше ли сосредоточиться на тех сферах, где действительно можно статье если не лидерами, то хотя бы вторыми или третьими на пьедестале?

Чем закончились попытки белорусов стать выскоготехнологичными

Сотовые телефоны "Евротеф"Предприятие "Промсвязь" дважды пыталось наладить выпуск сотовых телефонов под маркой "Евротеф" – в 2008 и 2011 годах. В 2008 году это была модель "Евротеф-М", в конце 2010-го – сразу три модели: "Евротеф Е-1", "Евротеф Е-2" и "Евротеф Е-3". Цена на них, конечно, была "социальной" – между 300 и 400 тыс. рублей. Но и это не позволило белорусскому мобильнику составить сколько-нибудь заметную конкуренцию даже самым бюджетным импортным моделям.



Главная причина провала – откровенное техническое убожество. Экран диагональю полтора-два дюйма в 65 тыс. цветов и камера разрешением 0,3 мегапикселя в 2011 году вызывают только нервный смех. Собственно, и в 2008-м это была уже безнадежно устаревшая техника.

Собирались телефоны "Евротеф-М" полностью из китайских комплектующих, модели семейства "Евротеф-Е" – уже с использованием белорусских деталей. Впрочем, их долю в "Промсвязи" уточнить категорически отказались.

В "Евротеф-М" специалисты узнали выпускавшуюся в 2006-м модель Pirelli DP-L10, с русифицированной прошивкой; белорусский Е-3 выглядит братом-близнецом Nokia X2 (только экран поменьше). По цене все белорусские мобильники заметно превосходили зарубежные аналоги предыдущих поколений – то есть уже снятые с производства.

Белорусские салоны связи, попробовав продавать "Евротефы", быстро отказались от этой затеи, распродав остатки товара по сниженной на треть цене.

В "Промсвязи" с самого начала не скрывали свой расчет на то, что спрос обеспечат госструктуры, которые будут покупать мобильники как служебные для сотрудников под эгидой импортозамещения. Но к 2008 году у сотрудников госструктур уже были собственные мобильники.

Ноутбуки "Коллега"

В феврале 2009 года БТ сообщило, что Беларусь наладила выпуск собственных ноутбуков. Речь шла о ноутбуке "Коллега", сборкой которого занялось Минское ПО вычислительной техники (МПОВТ). Впрочем, в продажу в фирменный магазин МПОВТ поступила лишь ограниченная партия из нескольких ноутбуков.

На самом деле речь шла о ноутбуке Hewlett Packard HP 530, который сама американская корпорация уже сняла с производства. Белорусский производитель просто приобрел у китайского оставшиеся невостребованными комплекты деталей. Вот только опыта сборки ноутбуков у белорусских заводчан не оказалось. А собрать портативный компьютер несоизмеримо сложнее, чем скрутить из набора деталей настольный ПК.

В результате получился ноутбук, который компьютерщики тут же прозвали "Калека". К тому же он стоил примерно 920 долларов. Для сравнения: российские цены на НР530 тогда составляли до 700 долларов, в Украине его можно было приобрести за 500 долларов.

Произведенные "Коллеги" в директивном порядке разошлись по госструктурам – преимущественно по районным отделам образования.

ЖК-мониторы "Интеграл"

Про эту анекдотическую историю писали много. Правительство поручило "Интегралу" наладить производство собственных белорусских ЖК-мониторов – в рамках импортозамещения, разумеется. На "Интеграле" не стали заморачиваться организацией производства, а просто закупили 19-дюймовые мониторы компании Acer модели V193HQ и налепили поверх выштампованного " Acer " наклейки " Integral ". Даже оригинальный CD с драйверами Acer не потрудились заменить на что-то свое.

Эти "белорусские мониторы" было предписано покупать всем бюджетным организациям. А частным фирмам – просто "рекомендовано". При этом на белорусском рынке оригинальный монитор Acer V193HQ стоил 120 долларов, а точно такой же, только с наклейками " Integral " – почти 200 долларов.
10:25 02/08/2011




Loading...


загружаются комментарии