Черное будущее белорусской экономики

Правительство и Нацбанк конкретизировали планы на ближайшие полгода по росту золотовалютных резервов, объему отрицательного сальдо внешней торговли и оценили перспективы притока прямых иностранных инвестиций. Изучив заявления чиновников мы попытались спрогнозировать выполнимость озвученных планов.

Черное будущее белорусской экономики
Внешняя торговля
 
По итогам 5 месяцев уровень дефицита внешней торговли составил 11,8% ВВП, что, по словам вице-премьера Сергея Румаса, более чем в 2 раза превышает пороговое значение параметра экономической безопасности. Тем не менее, ситуация во внешней торговле последние месяцы развивается в позитивном русле, пишет интернет-газета Naviny.by.
 
В мае на рекордно высоком уровне апреля (3,5 млрд. долларов) сохранился стоимостной объем экспорта товаров. Также в мае сальдо товарами и услугами впервые с февраля 2010 года сложилось положительным и составило 116 млн. долларов.
 
В Минэкономики прогнозируют, что на конец года отрицательное сальдо внешней торговли товарами и услугами составит только 5,7-5,9 млрд. долларов. То есть, сократится по сравнению с 2010 годом примерно на 1,5 млрд. долларов.
 
Такой всплеск оптимизма связан с надеждами на дальнейшее превышение темпов роста экспорта над импортом, как это случилось в мае-июне этого года.
 
По информации правительства, за январь-май разрыв в пользу экспорта составил почти 5%, а по итогам 6 месяцев разница увеличилась до 8,7 процентных пункта. По итогам года разрыв между темпами роста экспорта и импорта должен составить 14%.
 
Экономиста Сергея Чалого, между тем, такие прогнозы удивили.
 
"По моим подсчетам, для того, чтобы темпы роста экспорта превышали темпы роста импорта на 14%, а отрицательное сальдо сложилось на конец года около 5,5 млрд. долларов, импорт должен вырасти на 33%, а экспорт — на 47%. Но это не вяжется с цифрами, которые уже есть", — отмечает эксперт.
 
По данным Белстат, стоимостной объем экспорта за 5 месяцев по сравнению с январем-маем 2010 года из расчета в текущих ценах увеличился на 61,2%, или на 5,6 млрд. долларов, импорта — на 56,7%, или на 6,8 млрд. долларов.
 
"Если принимать во внимание показатели экспорта, то, выходит, Минэкономики не прогнозируют во втором полугодии его роста. Поэтому такое ощущение, что прогнозные цифры взяты с потолка", — считает Сергей Чалый.
 
Правительство, надеясь на дальнейшее улучшение ситуации во внешней торговле, все же продолжает опасаться и возврата негативных тенденций. Ведь нынешние успехи, о чем откровенно заявил Сергей Румас, сложились в условиях валютных ограничений.
 
"И это не позволяет сделать вывод об устойчивости тенденции. Доказательством тому является июнь, в котором отрицательное сальдо товарами в сравнении с маем ухудшилось на 412 млн. долларов и составило минус 607 млн. долларов", — подчеркнул вице-премьер.
 
Основными негативными факторами стали ухудшение результатов торговли нефтью и нефтепродуктами и импорт легковых автомобилей.
 
В связи с ремонтными работами на Мозырском НПЗ были сокращены экспортные поставки нефтепродуктов, но сырье продолжало поступать. В итоге сальдо в торговле нефтью и нефтепродуктами в июне оказалось на 408 млн. долларов ниже, чем в мае и составило всего 36 млн. долларов.
 
В июне также был зафиксирован исторический пик ввоза физлицами легковых автомобилей как в количественном, так и в стоимостном выражении. За месяц население ввезло 68 тысяч машин на сумму 644 млн. долларов. Всего за 6 месяцев импорт иномарок вырос по сравнению с прошлым годом в три раза и составил 2 млрд. 161 млн. долларов.
 
"Но с июля импорт иномарок почти прекращен, а Мозырский НПЗ возобновил работу. Поэтому можно ожидать возврата сальдо в июле в зону положительного значения", — заявил Сергей Румас.
 
Но министерствам, концернам и облисполкомам придется попахать, чтобы не допустить дальнейшего скатывания внешней торговли в "минус". Если суммировать их самые худшие результаты по выполнению прогноза по сальдо, то получим недобор в размере более 1 млрд. долларов.
 
Власти должен настораживать и тот факт, что в некоторых случаях вместо выполнения доведенного задания по росту положительного сальдо, министерства и концерны, наоборот, ушли в "минус". К примеру, Минстройархитектуры вместо прогнозируемого по итогам 6 месяцев положительного сальдо в 25 млн. долларов заработало отрицательное сальдо в размере 47 млн. долларов. Концерн "Белгоспищепром" сработал еще хуже. Вместо положительного сальдо в 57,5 млн. долларов по факту получилось отрицательное сальдо в размере 222 млн. долларов.
 
Проблема отрицательного сальдо — это еще и структурная проблема, отмечает Сергей Чалый. "Мы имеем материалоемкие и импортозависимые производства. Без структурной перестройки мы опять вернемся к ситуации роста отрицательного сальдо", — констатирует эксперт.
 
Подушка безопасности
 
На последнем заседании Совмина первый заместитель председателя правления Нацбанка Юрий Алымов заявил, что до конца текущего год Беларусь планирует нарастить размер ЗВР на 2,5-4 млрд. долларов за счет средств, не обремененных обязательствами.
 
Пока самым реальным источником поступления таких средств можно считать 50-процентный пакет акций "Белтрансгаза", который планируется продать за 2,5 млрд. долларов. Хотя вряд ли в случае продажи акций Россия расплатиться с Беларусью одним траншем. Большая вероятность, что платежи будут растянуты на пару лет. Поэтому закрыть вопрос по росту ЗВР только продажей газотранспортной компании не получится.
 
Экономист Сергей Чалый не только не уверен, что Нацбанку удастся нарастить ЗВР, но и сомневается в способности главного банка страны сохранить в неприкосновенности имеющиеся резервы (4,15 млрд. долларов).
 
"По поводу того, что ЗВР не будут проедаться, большой вопрос. Если вновь возникнет тенденция роста отрицательного сальдо, очевидно, что деньги обязательно будут тратиться", — отметил эксперт.
 
Инвестиции
 
Провальные результаты по привлечению прямых иностранных инвестиций заставили правительство пересмотреть прогнозы в этой части.
 
"Пока рано судить, что будем иметь по итогам года по прямым иностранным инвестициям (на чистой основе), но на данный момент эта сумма оценивается в 2 млрд. долларов, что не сбалансирует наш платежный баланс", — откровенно заявил министр экономики Николай Снопков.
 
Названная Снопковым цифра по притоку ПИИ на чистой основе в три раза ниже годового задания (6-6,5 млрд. долларов). Если взглянуть на инвестиционную деятельность министерств и концернов, то и 2 млрд. долларов покажутся достижением.
 
Например, концерн "Белнефтехим", по информации правительства, из запланированных по итогам года 663 млн. долларов ПИИ на чистой основе привлек за 5 месяцев только 43,8 млн. долларов (6,6% от задания). Минторг из 570 млн. долларов привлек 102,8 млн. долларов (18%), Минсельхозпрод из 770 млн. долларов — 49,3 млн. долларов (6,4%), Минпром из 1,6 млрд. долларов — 53,4 млн. долларов (3,3%), Минэнерго из 300 млн. долларов — 200 тысяч долларов (0,07%).
 
"Исходя из общей тенденции, к двум миллиардам, если поднапрячься, мы, может быть, и выйдем, — оценил усилия министерств и концернов Сергей Чалый. — Хотя еще до кризиса было понятно, что 6,5 млрд. долларов мы никогда не получим".
 
Но даже те мизерные 0,7 млрд. долларов ПИИ на чистой основе, попавшие в копилку по итогам 5 месяцев, нельзя с полным основанием назвать привлеченными.
 
"Основа — это не привлеченные новые инвестиции, а прибыль иностранных компаний, работающих в Беларуси, не изъятая инвестором. Ее величина превысила 500 млн. долларов, что составляет более 70% всех ПИИ на чистой основе", — еще больше сгустил краски вице-премьер Сергей Румас.
 
По словам Сергей Чалого, "если решение по прибыли было принято собственниками сознательно, то это можно считать инвестиции. Однако в условиях валютных ограничений это могли быть вынужденные инвестиции, что, естественно, еще больше портит общую картину".
 
Если буквально воспринимать информацию Минэкономики, то прямые иностранные инвестиции должны поступать в страну безостановочно, так как с 2009 года Беларусь заключила более 700 инвестиционных договоров на общую сумму 15,3 млрд. долларов. Так где же эти деньги?
 
"Инвестдоговоры на самом деле ни к чему никого не обязывают. Это просто такая удобная форма юридического закрепления льгот, которые иностранный инвестор сразу получает. Но ведь были примеры, когда в качестве инвесторов приходили какие-то жулики, не имеющие источников финансирования, заключали договора, выбивали льготы, а потом искали деньги по разным фондам и уже торговали фактически этими льготами. То есть в чистом виде посреднический бизнес без какой-либо связи с реальным производством. Возможно, такие случаи сохранились", — предположил Сергей Чалый.
10:02 04/08/2011




Loading...


загружаются комментарии