Газовая передышка

В сентябре после небольшой передышки возобновятся переговоры по приватизации "Белтрансгаза", которые Минск настойчиво пытается привязать к условиям нового газового контракта, начиная с 2012 года, а Москва столь же настойчиво сопротивляется пакетному подписанию документов. Завершатся ли эти переговоры компромиссным результатом или же, напротив, приведут к эскалации отношений и новой газовой войне?

Газовая передышка
Торговаться с позиции стопроцентного собственника не получилось
 
Газпром был готов "хоть завтра" купить 50% акций "Белтрансгаза" за 2,5 млрд. USD, если бы белорусская сторона отказалась увязывать продажу пакета с подписанием нового газового контракта. Однако быстрой приватизации не получилось, и "время, когда можно было сначала урегулировать корпоративные вопросы по "Белтрансгазу", а потом, уже с позиции 100-процентного владельца компании, подписывать договоры на поставку и транзит, было упущено", – признал глава Газпрома Алексей Миллер. Он выразил сожаление, что переговоры придется продолжать осенью, в преддверии отопительного сезона. Ведь теперь придется в комплексе обсуждать вопросы получения "Газпромом" контроля над "Белтрансгазом" и условия поставки и транзита российского газа, "хотя нам этого очень не хотелось".
 
Белорусская сторона к сделке века подготовилась основательно. Она увязывает не только с вопросом формирования цен, но и с условиями дальнейшего функционирования газотранспортной системы. Поэтому соглашение о продаже 50% акций "Белтрансгаза" Минск предлагает в пакете с еще 4 документами. Это – договор о купле-продаже акций "Белтрансгаза", соглашение о ценах и тарифообразовании, контракт на поставку газа в 2012-2014 годах, контракт на транзит газа в 2012-2014 годах. "Это впервые в истории Европы, когда суверенное государство отказывается от газотранспортной системы в пользу партнера по Таможенному союзу", – такое, несколько неожиданное признание сделал недавно белорусский премьер Михаил Мясникович.
 
В контексте ситуации слово "отказывается" звучит комплиментарно. Тем не менее, приватизация отечественной газотранспортной системы на фоне обратного процесса, который проходит в Литве, выглядит по меньшей мере нелогично.  Недавно Литва во исполнение требований Третьего энергетического пакета Евросоюза по реорганизации газового сектора приняла поправки к закону о природном газе. Поправками предусмотрена реорганизация компании "Летувос дуес" (ее основной пакет акций принадлежит Газпрому и немецкому концерну E.ON Ruhrgas) с целью разделения различных видов ее деятельности – добычи, транспортировки и поставки газа. В отдельное производство будет выделено управление магистральными и распределительными газопроводами, поставки природного газа. Таким образом, в течение ближайших 2 лет от компании "Летувос дуес" будут отделены и переданы в распоряжение государства магистральные трубопроводы. Литва рассчитывает, что именно эти меры позволят создать конкуренцию на рынке и облегчат переговоры с российским монополистом по снижению цен. Кстати, иск против Литвы по поводу отъема газопроводов "Газпром" в международном арбитраже проиграл.
 
Суриков: активы "Белтрансгаза" не  сильно нам и нужны
 
В начале июня на пресс-конференции в Минске российский посол в Беларуси Александр Суриков выразил уверенность, что сделка по покупке 50%-го госпакета акций "Белтрансгаза" завершится уже в июне. Ожидание скорой сделки выглядело логично: Беларуси в условиях валютного кризиса позарез сейчас нужны деньги.
 
Однако, несмотря на это белорусские власти не стали торопиться с продажей актива, который с учетом построенного альтернативного газопровода Nord Stream дальше будет дешеветь. Настолько высока цена газового вопроса и столь критично время самого торга (после сделки торговаться уже не получится), что пока официальный Минск в достижении своей цели готов стоять, что называется, насмерть.
 
И уже в июле в интервью БелаПАН А. Суриков заявил, что активы "Белтрансгаза" России не очень-то и нужны.  "Мы к концу года заполним "Северный поток". Через "Белтрансгаз" же всего транспортируется 14 миллиардов кубометров газа... Есть у Беларуси желание удержать этот транзит – один вопрос; нет – второй вопрос. Что такое 14 миллиардов в общем транзите газа на треке Украина – Беларусь в двести с лишним миллиардов кубометров?", – задал риторический вопрос российский дипломат. (Правда, он не упомянул, что по территории Беларуси проходит принадлежащий "Газпрому" газопровод Ямал-Европа мощностью 33 млрд. куб. м газа в год).
 
Откровенно прозвучало, что Россия рассматривает покупку "Белтрансгаза" в большой степени как помощь Беларуси в связи с ростом цен на газ, который уже состоялся при переходе на рыночные отношения. "Мы тогда купили за 2,5 миллиарда половину трубы с целью компенсации этого роста цен – ни для чего иного. И можем купить вторую половину тоже в большой степени из этих же соображений. Мы понимаем, что косвенно причастны к ситуации, она частично ухудшилась из-за роста цен на энергоносители. И покупая эту трубу, мы хотим в том числе помочь белорусской стороне сохранить по этой трубе транзит. Потому что купив, должны будем уже сами думать, как бы она не простаивала", – отметил А. Суриков. Что же касается ценообразования на газ, то это, подчеркнул он, "вопрос второй".
 
При заключении базового соглашения по условиям поставки газа в Беларусь в 2006 году, обе стороны исходили из того, что РФ и Беларусь одновременно выйдут на принцип равнодоходных цен к 1 января 2011 году. Это значит, что прибыль, заложенная Газпромом при продаже газа Германии, Польше, Беларуси и внутри самой России, должна быть одинаковой. Беларусь с 2011 года перешла на равнодоходные цены на газ, Россия – нет.
 
При подписании соглашений по Единому экономическому пространству партнеры по таможенной "тройке" договорились вместе к 2015 году выйти на равнодоходые цены на газ. Поскольку Беларусь это сделала первой, теперь она рассчитывает на снижение цены на газ и требует пересмотреть прежнюю формулу цены на газ.
 
Очевидно, стороны еще продолжают торговаться по самой формуле. Детали этого торга чуть приоткрыл российский посол. "Но теперь формула ценообразования будет пересматриваться, чтобы, насколько я соображаю, привести цену на газ для Беларуси в разумное соответствие с ценой на газ, как в Российской Федерации. К какой именно из имеющихся сейчас у нас цен, пока не знаю. То ли это будет среднероссийская цена, то ли цена для европейской части России, то ли какая-то другая. Но мы это понимаем как наше обязательство перед партнером по ЕЭП, а не как возможность заполучить активы "Белтрансгаза", которые нам не сильно и нужны", – сказал А. Суриков.
 
Куй железо, пока можно
 
Почему белорусская сторона так упорно держится за пакетное подписание приватизационной сделки по "Белтрансгазу"? Пока она является собственником 50% акций этого актива, можно торговаться и настаивать на гарантиях оптимальных ценовых условий.
 
По сути, в конце 2006 года стороны также подписали пакетный вариант – соглашение по условиям поставки газа в Беларусь, предусматривающее поэтапный выход на равнодоходные цены, и соглашение по продаже 50% акций "Белтрансгаза". Отметим, что некоторые условия по транзиту газа были оговорены еще тогда. В частности, при создании СП на базе "Белтрансгаза" был подписан протокол, который предусматривает возможность регулирования размера транзитной ставки: вопрос повышения транзитной ставки был увязан с установлением оптовой надбавки на газ, реализуемый "Белтрансгазом" на внутреннем рынке.
 
Оптовая надбавка позволяет Газпрому получать доход от работы на внутреннем рынке в Беларуси. Именно ее размер, не устраивающий российский  концерн, стал предвестником российско-белорусской газовой войны в июне 2010 года. После разрешения конфликта Газпром и правительство Беларуси подписали протокол об отчислениях "Белтрансгаза" в инновационный фонд Минэнерго Беларуси. При этом белорусская сторона обязалась установить на 2011-2012 годы норматив отчислений "Белтрансгаза" в инновационные фонды Беларуси на уровне, не превышающем минимальный размер этого норматива по стране, а также пообещала, что не будет устанавливать индивидуальные налоги, сборы и отчисления для ОАО "Белтрансгаз".
 
Но нерешенный вопрос остался – синхронный с РФ переход на равнодоходные цены.
 
Россия несколько раз откладывала этот переход для своих внутренних потребителей, в результате чего разрыв в ценах на газ для российских и белорусских потребителей давно превысил 100 USD/тыс. куб. м и продолжает стремительно увеличиваться. В третьем квартале этого года Цена на газ для Беларуси может составить 286 USD/тыс. куб. м (вместо 244,7 USD во втором квартале), в четвертом – 300-305 USD/тыс. куб. м. Рост цены – очень болезненный удар по белорусской экономике, тем более в условиях кризиса.
 
Между тем, Минэкономразвития РФ в начале июля внесло в правительство новые предложения по росту тарифов естественных монополий в 2012-2014 гг. Пересчитать уже одобренную индексацию тарифов в апреле потребовал премьер Владимир Путин, предложив ограничить ее уровнем инфляции – не более 6%.
 
Для официального Минска самой желаемой целью в условиях валютного кризиса стало бы снижение цен до уровня, максимально близких к российским ценам.
 
Формула Газпрома становится уязвимой
 
Сомнительно, что удастся выторговать желанный максимум, но сама ситуация благоприятствует Беларуси в торге с российским монополистом.
 
Недавно европейские покупатели газа потребовали пересмотра контрактных формул со своими потребителям. Одна из первых ласточек – итальянская Edison, которая в Международном арбитражном суде добилась изменения ценовых условий долгосрочного контракта на поставку российского газа. Согласие Газпрома пойти на ценовые уступки этой компании создало опасный для монополии прецедент с точки зрения переговоров с другими европейскими потребителями. Вслед за итальянской Edison скидок на российский газ в суде потребовала немецкая E.On.
 
E.On – один из крупнейших потребителей Газпрома с ежегодным объемом закупок на уровне 15-20 млрд. куб. м, уступки ей могут стоить монополии несколько миллиардов долларов. На очереди со своими претензиями стоят французская GDF Suez, немецкая RWE, итальянская Eni, компании балтийских стран.
 
Недовольство нерыночной ценовой политикой Газпрома выражают не только многие крупные европейские импортеры, но и Украина.
 
Таким образом, перед Газпромом в полный рост замаячила перспектива пересмотра исторических принципов ценообразования, чем может воспользоваться и Беларусь.
Наше мнение.
10:09 09/08/2011




Loading...


загружаются комментарии