Уже и верхи выступают за приватизацию, но решает тот, кто еще выше

Белорусские власти всерьез заговорили о структурной перестройке экономики. Крамольные доселе мысли на последнем заседании Совмина 2 августа высказал министр экономики Николай Снопков. Он выступил за сокращение контроля государства над собственностью и активную продажу неплатежеспособных предприятий частному бизнесу.

Уже и верхи выступают за приватизацию, но решает тот, кто еще выше
По всей видимости, и до властей, наконец, дошло, что государство (о чем уже несколько лет не переставая твердят эксперты) и впрямь не справляется с собственностью и не является ее эффективным управленцем, таким, каким может быть частный бизнес, пишет интернет-газета Naviny.by.
 
В ситуации, когда (по оценкам экспертов) более 80% собственности принадлежит государству, рассчитывать на получение хороших финансовых результатов не приходится. Но есть большие сомнения, что рьяный защитник госсобственности Александр Лукашенко согласится на революционные преобразования.
 
А предложения министра экономики действительно можно называть таковыми. По мнению Снопкова, необходимо, чтобы к концу 2012 года доля частного сектора в ВВП достигала не менее 40%.
 
"В государственной собственности должны находиться только те юридические лица, которые имеют стратегическое значение и обеспечивают национальную безопасность страны. В настоящее время правительство внесло на рассмотрение главе государства 37 таких предприятий, которые обеспечивают 20% ВВП", — заявил министр.
 
Налицо стремление амбициозного министра экономики изменить ситуацию. Но сможет ли он реализовать это?
 
"Заявление Снопкова — не более чем заявление. Решения принимаются в Администрации президента, и министр в данном случае — технический исполнитель. Никакими серьезными планами такие намерения пока не подтверждены", — заявил БелаПАН эксперт в области слияния и поглощения одной из частных финансовых структур Беларуси.
 
По его словам, нынешняя правящая команда не готова проводить приватизацию на иных условиях, чем уже озвученные (которые не слишком привлекательны для инвесторов). Более того, недавно глава Госкомитета по имуществу Георгий Кузнецов назвал новую проблему: активное сопротивление приватизации со стороны менеджмента компаний, выставляемых на продажу.
 
"Изменить парадигму мышления за год невозможно", — констатирует эксперт. По его словам, формально ситуацию можно изменить путем реорганизации республиканских унитарных предприятий (РУП) в открытые акционерные общества (ОАО).
 
"Ведь, по большому счету, у нас даже ОАО "Нафтан" — это формально частное предприятие, хотя доля государства составляет 99,9%. То есть с формальной точки зрения параметры Снопкова выполнить можно", — отметил собеседник.
 
Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов, со своей стороны, подчеркивает, что из-за позиции чиновников проблемы возникают не только с продажей средних предприятий, но даже помещений, арендуемых бизнесом на протяжении многих лет. Хотя такой вариант реализации госсобственности официально разрешен властями и прописан в директиве № 4.
 
"Но, например, в Минске, заключить такие сделки невозможно", — констатирует Маргелов.
 
Это связано не только с большими бюрократическими проволочками, но и с фобиями чиновников, который опасаются, что бюджет лишится стабильного дохода. Ведь от аренды денежки капают, а после продажи капать уже будет нечему.
 
Однако бизнес считает эти страхи чиновников безосновательными. По расчетам экспертов, выгода государства от продажи арендуемого объекта в среднесрочной перспективе выше, чем в случае предоставления объекта в аренду.
 
К примеру, аренда на окраине Минска здания общей площадью в 400 кв. м под магазин с 40 работниками за пять лет принесет государству 2,5 млрд. рублей. Приватизация этого объекта в течение аналогичного срока принесет государству 3,5 млрд. рублей, то есть на 1 млрд. рублей больше. В течение десяти лет финансовый выигрыш от приватизации магазина по сравнению с арендой вырастет до 2 млрд. рублей. При этом в случае приватизации бизнес выплатит и больше зарплаты, и больше налогов в бюджет, чем при аренде.
 
Но с продажей арендуемых помещений, как уже отмечалось, пока все глухо. Возможно, более успешной может оказаться приватизация частными собственниками устойчиво неплатежеспособных предприятий. Тем более этот вопрос также инициировал министр экономики. Более того, Министерство экономики вместе с Госкомимуществом должны подготовить предложения об условиях продажи и механизмах передачи предприятий национальному инвестору.
 
По мнению эксперта в области слияния и поглощения, оптимальным условием таких сделок будет передача национальному инвестору устойчиво неплатежеспособных предприятий за символическую плату — 1 базовую величину.
 
"В общем, практически бесплатно, — резюмирует собеседник. — И, безусловно, необходимо освободить инвесторов от идиотских условий по сохранению профиля и так далее".
 
С другой стороны, по словам эксперта, с потенциальным инвестором нужно плотно работать над дальнейшей стратегией развития.
 
"Можно предложить набор финансовых показателей, которые должны быть реализованы. Сейчас, хотя государство и декларирует заботу о проданных активах, никто серьезного мониторинга не ведет. Реагируют постфактум в основном на жалобы трудовых коллективов, что часто не отражает реального положения дел", — отмечает эксперт.
 
В некоторых случаях, по его словам, можно проводить конкурс, однако при этом во главу угла следует ставить концепцию развития, а не цену. Правда, по словам эксперта, "проблемой станет компетентная оценка этих предложений. Кто станет этим заниматься? По идее, такую роль обязано взять на себя Агентство по приватизации".
 
В свою очередь, Виктор Маргелов считает, что можно использовать и другой вариант — передачу предприятий в доверительное управление.
 
"Это приемлемый вариант, позволяющий со временем выкупать активы на определенных условиях. Например, если бизнесмен три года успешно руководил предприятием и вывел его на определенные параметры, то государство продает пакет акций на льготных условиях", — говорит сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства.
 
По словам Виктора Маргелова, бизнес сегодня весьма заинтересован в возможности получить управление над слабоэффективными предприятиями. Что касается профиля деятельности компаний, в которые может прийти частный бизнес, то, например, есть привлекательные активы в легкой промышленности.
 
"Без гибкого реагирования на потребности рынка легкая промышленность не имеет будущего. Еще до начала производства предприятие должно знать, что, кому и почем оно будет продавать. И здесь у госпредприятий гибкость в три раза ниже, чем нужно", — отмечает Маргелов.
 
Есть неэффективные, но интересные предприятия в области переработки сельхозпродукции, строительстве, торговле, общественном питании — сферах, где бизнес способен не только давать результат, но и привлекать под это дело инвестиции, в том числе прямые.
 
"По информации правительства, наибольший вклад в привлечение прямых иностранных инвестиций вносят предприятия частной формы собственности. Их доля в общем объеме привлечения прямых иностранных инвестиций составляет 92%. И это говорит о том, что если мы хотим получать ПИИ, то должны создавать точки приема инвестиций. В госсектор они не пойдут", — подчеркивает Маргелов.
 
В целом, по его словам, власти нужно менять свое отношение к приватизации и ее проведению.
 
"Можно сколько угодно критиковать приватизацию в России, во время которой 25% собственности досталось ворам и бездарным людям. Но 75% все-таки попало в эффективные частные руки, и кто знает, что было бы в России, если бы там не прошла хотя бы такая приватизация. Да, сложно, чтобы в результате приватизации все остались всем довольны. Но нужно шире смотреть на приватизацию: что она даст стране?", — резюмировал наш собеседник.
10:03 10/08/2011




Loading...


загружаются комментарии