Российскому бизнесу не нужно белорусское "железо"?

Как показал анализ, присутствие российского капитала в производственном секторе Беларуси минимально и с каждым годом интерес к нему будет падать.

Российскому бизнесу не нужно белорусское "железо"?
Приобретение Группой ГМС контрольного пакета Бобруйского машиностроительного завода – редкий пример реализованного интереса российских инвесторов к белорусским производственным активам. На практике, как показал анализ "Ежедневника", присутствие российского капитала в производственном секторе минимально и с каждым годом интерес к нему падает.
 
Аукционы и конкурсы, которые проводит Госкомимущество, не привлекли российские компании. Заявления премьер-министра Михаила Мясниковича об якобы имеющемся интересе к приобретению крупных белорусских производственных комплексов в большинстве своем дезавуированы пресс-службами "интересующихся сторон".
 
Если проанализировать структуру собственности около 100 российских крупных и средних бизнесов в Беларуси, то подавляющее большинство – это непроизводственные активы. Особенно охотно россияне последние 15 лет инвестировали в финансовый сектор, торговлю (оптовую и розничную), транспорт. После 2005 года еще одним приоритетным направлением стала недвижимость и строительство, также серьезно присутствие российских компаний в IТ-секторе и телекоммуникациях.
 
Заводы и фабрики, то есть "железо", не стали главными устремлениями российского бизнеса в Беларуси. "Ежедневник" составил перечень наиболее значимых проектов российских компаний в производственном секторе. В итоге за 20 лет белорусской независимости в руках россиян (большей частью, в виде доли в СП) оказалось не более 20 заводов.
 
Замораживание приватизации в 1995-1996 годах, многочисленные социальные условия, выдвигаемые белорусскими властями при продаже госсобственности, чрезмерные бонусы чиновникам –посредникам ранее, сейчас -- сопротивление приватизации тех же чиновников и директората, завышенные цены за морально и физически устаревшие мощности и неконкурентоспособные в нормальных рыночных условиях предприятия были и являются главными причинами незначительного проникновения российского капитала в производственный сектор Беларуси.
 
С установлением общих правил в Едином экономическом прастранстве большинство белорусских заводов теряют главное преимущество – государственную поддержку в виде налоговых кредитов, субсидий и т. п. Как следствие, это только уменьшает интерес потенциальных покупателей на активы. На памятном совещании, на котором Лукашенко “разгромил” “Юнимилк”, была названа настоящая причина, которая привлекает прежде всего российских инвесторов в производственный сектор – “халява”. На “халявных” деньгах из госбюджета сидят не только белорусские молочники и АПК, но и подавляющее большинство белорусских госпредприятий. И если этот источник закрыть, и молоко, и АПК, и заводы никому не будут нужны. Во всяком случае, по тем ценам, которые сейчас просят за них белорусские власти.
 
Поэтому ожидать большого интереса на тех же аукционах и конкурсах Госкоимимущества со стороны россиян не следует и в дальнейшем. Многие белорусские частные бизнесы, не рассчитывавшие на господдержку, давно пошли по тому пути, по которому с целью сокращения себестоимости идет весь мир – размещения на аутсорсинге заказов в странах с более дешевой рабочей силой и меньшей налоговой нагрузкой. Белорусская обувь, детская одежда, автокомпоненты производятся в Китае, есть заказы в Пакистане и даже некоторых странах Восточной и Центральной Европы. Отметим, что в рамках ЕЭП падает и инвестиционная привлекательноть белорусских СЭЗ. Хотя крупных х проектов там с участием известных российских компаний не было и раньше.
 
Только в отдельных секторах белорусское производство может быть в чистом виде конкурентоспособно на мировых рынках. Но такие отрасли и подотрасли можно пересчитать по пальцам двух рук. Ранее, может быть, но сейчас в меньшей степени определяющими для размещения производственной площадки в Беларуси являются какие-то конкурентные преимущества. Они были в 1991 году и позволяли тогда называть Беларусь третьей по потенциалу экономикой бывшего СССР. Но к настоящему времени эти преимущества – рабочая сила, достаточно современные и организованные производства или состарились, или амортизированы.
 
На самом деле в большинстве случаев за тем или иным российским проектом стоят или родственные, или еще какие-то личные связи. Зачастую производственные активы являются социальной нагрузкой как это можно наблюдать на примерах бизнесов Макарова и Брынцалова. Макаров небольшую часть денег, вырученных от продажи газа, пустил на проекты в нефтехимии. Но когда нужно было инвестировать немного больше, предпочел уйти с рынка (“Белпак”). По такой схеме действует Брынцалов, инвестировавший когда-то "лишние" нефтяные доллары, полученные от перепродажи белорусских нефтепродуктов, в местную фармацевтику.
 
И поэтому нет покупателей из России на аукционах и конкурсах. Зато они есть там, где есть современные активы по рыночным ценам – в Польше, Венгрии, Италии, Великобритании, США и других странах мира.
 

 

10:40 12/08/2011




Loading...


загружаются комментарии