У Беларуси нет альтернативы нефтяному сотрудничеству с Россией

Белоруснефть прекратила освоение иранского нефтяного месторождения Джофеир и полностью сворачивает свою нефтяную деятельность в этой стране. Политические договоренности лидеров часто не учитывают их экономической эффективности, полагают эксперты.

У Беларуси нет альтернативы нефтяному сотрудничеству с Россией
По одной из них, причиной расторжения контракта стали разногласия, касающиеся методов и технологий ведения работ, а также денежной компенсации иранской стороне за использование Беларусью ее месторождения. Об этом сообщило иранское информагентство Mehr со ссылкой на источник в Национальной иранской нефтяной компании.
 
Белорусская сторона якобы не выполняла свои обязательства по контракту. Согласно договору, Белоруснефть обязывалась добывать по меньшей мере 3,5 тысячи баррелей нефти в сутки, но добывала менее 2,8 тысячи баррелей.
 
Контрактное соглашение на общую сумму 500 млн долларов было заключено Белоруснефтью и НИНК в сентябре 2007 года. При этом еще в апреле 2011 года посол Ирана в Беларуси Сейед Абдолла Хосейни заявил БелаПАН, что 100% финансирования проекта обеспечивает иранская компания. "Весь объем инвестиций проекта равен 500 млн. долларов. К настоящему моменту объем инвестиций на первую фазу проекта составил 200 млн. долларов. Остальная часть финансирования — 300 млн. долларов — будет осуществляться уже за счет продажи добываемой там нефти", — сказал тогда дипломат.
 
Согласно договору, белорусская компания получала право на разработку месторождения Джофеир, первая фаза которой началась в феврале текущего года. Однако, как тогда заявил посол Ирана, велись активные переговоры о втором этапе сотрудничества, который позволил бы значительно увеличить темпы нефтедобычи. По сведениям дипломата, добытая Беларусью на территории Ирана нефть продавалась посредством торговой сети НИНК.
 
По официальной версии белорусской стороны, все дело в том, что "в ходе работ были выявлены новые данные о геологическом строении месторождения, обусловившие изменение технических и финансово-экономических условий реализации проекта. С учетом этого, предприятие Белоруснефть приняло решение о выходе из данного контракта после первого этапа".
 
Если ПО "Белоруснефть" действительно не вышло на необходимые объемы добычи нефти, то это, естественно, не могло не сказаться и на дальнейшем финансировании проекта.
 
Белорусские эксперты в сфере энергетики не исключают, что на развитие иранского нефтяного проекта повлияли введенные в марте этого года санкции в отношении Белнефтехима со стороны США. Санкции предусматривали фактическое закрытие доступа белорусской компании на американский рынок и ряд других ограничительных мер. Они были введены как раз из-за контракта белорусского предприятия с иранской NaftIran Intertrade Company для разработки нефтяного месторождения Джофеир. И могли сказаться на отношениях Белоруснефти с американскими компаниями в части поставок определенного технологического оборудования, в том числе и для реализации проекта с Ираном.
 
Ранее США ввели односторонние экономические санкции и против иранской энергетической компании "Нафтиран интертрейд", с которой сотрудничает Белоруснефть, напоминает ИТАР-ТАСС. Под угрозой применения аналогичных карательных мер Вашингтон вынудил прекратить вложение капиталов в энергетический сектор Ирана крупные европейские нефтегазовые компании - французскую "Тоталь", итальянскую ЭНИ, норвежскую "Статойл", британо-голландскую "Ройял Датч-Шелл", а также японский нефтяной холдинг "Инпекс".
 
Эксперты также не видят ничего неожиданного в провале нефтяного проекта Беларуси в Иране.
 
"Это классическая иллюстрация того, чем заканчиваются проекты, которые основываются не на экономических интересах и коммерческой выгоде, а на политических договоренностях руководителей государств. Политики договорились, дали команду своим подчиненным начать реализацию проекта, а деньги при этом никто не считал. А когда стали считать — выяснилось, что это не выгодно", — говорит политолог Валерий Карбалевич в интервью Белорусским новостям.
 
Он убежден, что ПО "Белоруснефть" не могло расторгнуть контракт по разработке иранского месторождения нефти Джофеир без согласия высшего руководства Беларуси.  Тем более что создание нефтяного альянса с Ираном было следствием диверсификации поставок российской нефти, то есть принималось по политическим мотивам. И в части энергетического сотрудничества с Ираном были неплохие теоретические перспективы.
 
Правда, в практическом плане, как позже выяснилось, это сотрудничество не давало ожидаемых результатов. Максимальный объем нефти, в итоге запланированный к добыче белорусско-иранским совместным предприятием на четвертый год разработки месторождения, составлял около 1,3 млн. тонн в год. В ближайшие 10 лет Беларусь планировала добыть в Иране лишь 9,3 млн. тонн.
 
В.Карбалевич не исключает также, что белорусский проект по разработке нефтяных месторождений в Венесуэле тоже может закончиться по сценарию иранского. "Если здоровье Уго Чавеса будет ухудшаться, то, боюсь, венесуэльский проект ждет аналогичная судьба. Он тоже основан на политической договоренности лидеров, а теперь, когда стоит вопрос о его эффективности и Беларусь считает каждую копейку, - не до политических эффектов".
 
"Разрыв белорусско-иранского нефтяного сотрудничества вызван визитом Александра Лукашенко в Катар и прозвучавшими там заявлениями, а отнюдь не невыходом республики на заявленные объемы добычи нефти", - так прокомментировал ситуацию белорусский эксперт Юрий Баранчик ИА REGNUM.
 
По мнению эксперта, Иран очень чутко и быстро реагирует на различного рода политические заявления. "Иран уже давно присматривался к внешнеполитическим кульбитам белорусского руководства на международной арене. Но пришло время, и терпение мулл лопнуло, - сказал Ю.Баранчик. - Последней каплей переполнившей чашу стал визит в Катар, который является одним из наиболее проамерикански настроенных государств Ближнего Востока, идеологической базой Вашингтона в этом регионе".
 
Таким образом, по мнению эксперта, за последние полгода белорусский режим лишился сразу двух своих внешнеполитических опор в мире - Венесуэлы и Ирана, с которыми оказались свернуты именно нефтяные проекты, с помощью которых Беларусь старалась уйти от своей нефтяной зависимости от России.
 
"Внешнеполитические проекты, о которых так много и с таким восторгом кричал идеологический аппарат, закончились громким пшиком. Нефти для бедных, а тем более идеологически непоследовательных союзников нет и не будет. У Ирана и Венесуэлы своих проблем предостаточно, чтобы увязать еще в болоте сотрудничества с нынешним руководством Беларуси. Намечающийся проект с Азербайджаном закончится аналогично.", - резюмирует эксперт.
БДГ.
11:58 18/08/2011




Loading...


загружаются комментарии