Западня в болоте

Как не вспомнить слова А.Лукашенко о том, в какое болото мы попали! И выбираться из него, оказывается, все тяжелее. Оно просто засасывает.

Западня в болоте
19 августа курс доллара на черном рынке подскочил до 8130 рублей, то есть вырос за неделю почти на 11%. Курс евро поднялся до 11.765, курс российского рубля — до 275 белорусских рублей.
 
Я не устаю с тревогой писать об этих проклятых курсах, потому что от степени девальвации реального обменного курса белорусского рубля впрямую зависит уровень инфляции в экономике, а значит, уровень жизни населения страны и здоровье бизнеса. В июле годовая инфляция по ценам на продовольствие достигла 53,5%. Дошло до того, что люди с утра занимают очередь за куриным мясом. К вечеру даже в гипермаркетах не найдешь свинины и говядины, несмотря на то что цены на них стали локомотивом инфляции. И это в столице! Такое впечатление, что власти, мягко говоря, попросту недооценивают остроту складывающейся ситуации. Как будто бездействуют.
 
Нет, они действуют. Но, судя по всему, по накатанной колее, с которой никак не могут сойти. Продолжается эмиссия безресурсных рублей. За июль объем широкой денежной массы вырос на 1,9%, примерно на 1,5 трлн рублей. Объем наличных денег в обращении — на целых 11,4% и достиг 7 трлн 59 млрд рублей. С начала года он увеличился на 57,1%, т.е. печатный станок  работает вовсю. А ведь радикальное сокращение рублевой эмиссии являлось одним из главных пунктов еще весенней антикризисной программы правительства. Но органы госуправления, включая два главных банка страны, настаивают на продолжении усиленного кредитования экономики. К тому же идет уборочная кампания. Нацбанк неустанно продолжает поддерживать рублевую ликвидность двух главных коммерческих банков, кредитуя через них госпрограммы. Свои депозиты наращивает в госбанках и Минфин. В общем, опять надо выполнять ростовые валовые показатели. В результате двузначные темпы роста ВВП сменили двузначные показатели девальвации и инфляции. Чистые кредитные банковские ставки перевалили за третий десяток. Эмиссия необеспеченных денег, значительно опережающая темпы роста экономики и производительности труда, может бесконечно раскручивать инфляцию и девальвацию национальной валюты. Чтобы остановить кредитную экспансию, необходимо поднимать ставку рефинансирования как минимум до уровня инфляции, что Нацбанк и пытается постепенно делать. Резко нельзя. Дороговизна кредитов остановит бизнес, ударит по физическим лицам, которые взяли в банках деньги под процентную ставку, жестко привязанную к ставке рефинансирования.
 
Меж тем внешних заимствований в виде кредитов от Антикризисного фонда ЕвроАзЭС, под залог акций "Беларуськалия" (если этот кредит состоится), валюты от продажи второй половины “Белтрансгаза” следует ожидать только осенью или позже. Но Нацбанк и правительство не находят ничего лучшего, как твердо и упорно стоять на официальном курсе доллара в 5000 рублей (с маленьким довеском). Внебиржевой межбанковский рынок наряду с ныне процветающим черным стал называться серым.  На нем валюту свободно не купишь. Он разбился на сегменты “по понятиям”. У Министерства промышленности "свой  для своих", у других ведомств "свои для своих". Частный бизнес крутится как может. Даже предложения бизнеса разрешить субъектам хозяйствования занимать валюту у физических лиц Нацбанк заблокировал. Мол, это "будет стимулировать развитие теневого валютного рынка". Кто же приложил для этого больше усилий, чем главный регулятор?
 
В который раз правительство Беларуси обнадежил российский премьер Путин. Он все же уступил давлению белорусской стороны и пообещал с окончательной продажей России "Белтрангаза" уступить в цене на газ с 2012 года и применить понижающий, как он выразился, "интеграционный коэффициент". Но это тактический выигрыш ценой продажи всей газотранспортной и газораспределительной системы страны. Экономика Беларуси вновь сидит на газовой и нефтяной игле, все больше погружаясь в зависимость от России.
 
Курс рубля отпускать на свободу надо? Надо. Но нет критических объемов валютных резервов его поддержать, а скорее — удержать. А без этого он взлетит так, что импорт вообще прекратится.
 
Ставку рефинансирования повышать надо? Надо. Но улетят банковские кредитные проценты так, что встанет вся экономика.
 
Если сразу резко нельзя, то надо делать постепенно, шаг за шагом. А пока все идет постепенно, спираль инфляции и девальвации продолжает раскручиваться, того и гляди совсем сорвется.
 
Зарплаты ограничивать надо? Тоже надо. А как, когда население с декабря и так уже обеднело более чем  в два раза? Среднемесячные доходы белорусов за первое полугодие по официальному курсу, сообщает Белстат, составили 230 долларов. Просто западня!
 
Как бы там ни было, никуда не уходят вопросы стратегического характера. В первую очередь структурная реформа экономики. Впрочем, сегодня правительству не до нее.
 
Как только в белорусской экономике дела идут из рук вон плохо, на горизонте обозначается вопрос о переходе на российский рубль. Позиция России здесь давно понятна: хоть завтра. Не глядя ни на какую инфляцию и девальвацию белорусского рубля, что ранее служило камнем преткновения. Действительно, нам автоматически скостится российский долг, который не менее половины всех внешних заимствований Беларуси. Россия — основной торговый и,  по сути, единственный на сегодня финансовый и кредитный партнер. Получаем в два раза более низкие внутрироссийские цены на энергоресурсы, сразу выравнивается торговый баланс. Избавляемся от белорусских фантиков и держим в руках если не банкноты мировых денег, то, во всяком случае, вполне солидные купюры, за которые свободно покупаем заветные доллары и евро. С введением российского рубля российскому капиталу по большому счету и скупать в Беларуси ничего не надо. Уходят почти все сугубо белорусские  экономические беды. Но уйдут они вместе с экономическим суверенитетом.  За ним, будьте уверены, уйдут и политический, и государственный суверенитет в целом.
 
Однако... Даже те, кому государственный суверенитет "до балды", пусть не надеются, что завтра у них будут российские зарплаты и пенсии. Их определяет уровень экономики, который еще долго останется белорусским. А шапку ломать по всем важным и не столь вопросам придется в Первопрестольной. Опыт уже имеется.
 
Так что из болота нужно выбираться, не теряя Беларуси, самого дорогого, что у нас есть.
14:25 23/08/2011




Loading...


загружаются комментарии