Тихая китайская экспансия в Беларусь

Все сделанные заявки на участие китайских компаний в приватизации белорусских активов больше напоминают попытку набить им цену за счет создания конкурентной среды, которая пока выглядит мифически.

Тихая китайская экспансия в Беларусь
Неспособность строить свою экономическую политику в соответствии с европейскими стандартами и таким же образом выстраивать геополитические отношения с Европой предопределили приоритеты инвестиционного сотрудничества официального Минска с Китаем.
 
Китайская площадка на границе с Европой
 
Беларусь и Китай – отчасти идеологически близкие государства. Китай, в отличие от европейских стран, не заботят вопросы, связанные с правами человека в Беларуси, развитием демократических основ государства, защитой прав собственности и т. д.
 
К тому же у Китая свой интерес в Беларуси: Пекин стремится создать здесь свой плацдарм для дальнейшего продвижения своих товаров в Европу. Действует китайская сторона по-восточному неторопливо, но цепко и настойчиво.
 
До недавнего времени Минск и Пекин обсуждали проекты в разных отраслях, но преимущественно речь шла о кредитно-инвестиционном сотрудничестве. В конце 2009 г стороны договорились об открытии кредитной китайской линии для Минска на 15 млрд. USD (1 млрд. USD – льготный кредит). Хотя в данном случае речь идет не о прямых инвестициях, а о кредитах, которые Минску через несколько лет придется возвращать. Причем, китайские кредиты – это, как правило, связанные кредиты, под которые можно покупать только китайское оборудование, порой не самое современное, а также оплачивать работу китайских рабочих, которые работают на белорусских объектах.
 
На фоне возникших проблем с получением российских и западных кредитов белорусская власть считает условия китайских кредитов достаточно выгодными. Китай, как правило, предоставляет деньги на 15-20 лет, с отсрочкой первого платежа на 5-6 лет. При этом часть ресурсов из китайских госсредств обещана всего лишь под 2-3% годовых. На фоне европейских кредитов китайские выглядят довольно привлекательно. Последние выдаются под гарантии белорусского правительства. Если бы и для европейских кредитов предоставлялась правительственная гарантия Беларуси, то их стоимость была бы сопоставимой с китайскими. Европейский кредит на "входе" в Беларусь стоит до 4%, он сравним с китайским кредитом. Затем стоимость европейского кредита возрастают на 8-9% в основном за счет страхования рисков, маржи банков-агентов.
 
И все же в связанных китайских кредитах белорусская сторона видит свои минусы, хоть публично об этом и не говорит. Прежде всего, объекты в рамках таких проектов должны строить китайские рабочие, хотя в Беларуси достаточно своих строительных компаний (по этому поводу недовольство высказывали ряд министерств). Второй минус – Беларусь при реализации таких проектов фактически лишает себя возможности выбора альтернативных партнеров (поставщиков оборудования, технологий и т. д.). Наконец, китайские кредиты в любом случае надо возвращать, а это с учетом заметно возросшего в последнее время кредитного "навеса" для Беларуси становится все более обременительно.
 
Беларусь ждет от Китая прямых инвестиций
 
Вот почему недавно белорусская сторона заговорила о необходимости переориентировать кредитно-инвестиционное сотрудничество с Китаем на привлечение прямых инвестиций. Двигаться в этом направлении Беларусь собирается двумя путями: предлагать китайским компаниям строить новые производства, крупные объекты недвижимости, а также приглашать китайские компании к приватизации белорусских предприятий.
 
Как о наиболее масштабном проекте по привлечению прямых инвестиций из КНР в Беларуси называют сейчас создание китайско-белорусского индустриального парка. Соглашение о его создании подписали Министерство экономики и ОАО "Китайская корпорация инжиниринга CAMC" 11 октября 2010 г во время визита А. Лукашенко в КНР. Обсуждается также проект по строительству в Беларуси китайскими компаниями завода по производству кальцинированной соды мощностью 300 тыс. т в год.
 
А вот желания поучаствовать в приватизации белорусских предприятий китайские компании пока не проявляли (исключая "Беларуськалий", но там дело, похоже, ограничилось пока изучением ситуации). Белорусский куратор китайского "вектора" вице-премьер Беларуси Анатолий Тозик 1 сентября встречался по этому поводу с представителями крупных китайских корпораций, в частности, прошли переговоры с представителями китайской корпорации CNEC с участием руководства Минстройархитектуры и концерна "Белнефтехим". Вслед за этим пресс-служба правительства Беларуси сообщила, что китайские компании заинтересованы поучаствовать в крупных проектах в нефтехимической отрасли Беларуси. В частности, как отмечалось, они проявили интерес к строительству нового азотного комплекса, а также к реконструкции завода "Нафтан"-"Полимир". В ближайшее время специалисты корпорации приступят к изучению технической составляющей проектов, одновременно прорабатывается схема их финансирования, сообщила пресс-служба правительства.
 
Похоже, теперь Минск ждет от Китая больших денег уже не только для модернизации предприятий в ключевых отраслях экономики, но и больших вложений в приватизацию – то есть, прямых инвестиций, о чем сейчас как раз и печется правительство.
 
Минск набивает цену
 
Между тем, право первой руки при приватизации своих предприятий Беларусь еще совсем недавно собиралась предложить российским компаниям. В июле белорусский премьер Михаил Мясникович рассказал о переговорах по продаже 7 крупных белорусских госкомпаний. Речь шла о покупке "Гродно Азота" СИБУРом и "Роснефтью", "Нафтана" – ЛУКОЙЛом, "Белтрансгаза" – Газпромом, Мозырского НПЗ – "Роснефтью", госдоли белорусского МТС – "господином Евтушенковым" (АФК "Система"), МАЗа – "Русскими машинами" и "Ростехнологиями", "Интеграла" – "Ростехнологиями".
 
Позже большая часть потенциальных инвесторов опровергло информацию о ведении подобного рода переговоров (реально в поле зрения российских компаний сейчас только МАЗ и "Белтрансгаз"). Очевидно, что наиболее вероятной и быстрой сделкой могла бы стать продажа белорусской госдоли в СООО "МТС", где МТС принадлежит 49% акций. Госдоля белорусского оператора МТС по стартовой цене 1 млрд. USD выставлена на аукцион 1 декабря. За кулисами договориться о цене сторонам не удалось: МТС посчитала несправедливой цену в 1 млрд. USD за контрольную долю в СП, предложив за нее 300-500 млн. USD, белорусские власти не согласились и объявили аукцион. Вряд ли белорусская госдоля в мобильном операторе может всерьез кого-то заинтересовать, кроме МТС. Ведь на аукцион выставлена госдоля не в ОАО, а в ООО, где процедура принятия управленческих решений иная и требует согласия двух участников.
 
Интрига, тем не менее, сохраняется: белорусские чиновники заявляют, что интерес к покупке белорусской госдоли в мобильной компании есть у китайских компаний. Так это или нет, станет ясно совсем скоро. Зато власть, как ей кажется, сработала на повышение цены в данном активе.
 
Столь же трудно представить, что китайские компании станут вкладывать прямые инвестиции в строительство нового азотного комплекса в ОАО "Гродно Азот". Отметим, что вся программа технического развития предприятия на 2010-2016 гг требует инвестиций в объеме 1,3-1,5 млрд. USD. Главный претендент – Газпром – в соответствии с Прогнозом социально-экономического развития России на 2007 г и на период до 2009 г должен был участвовать в реализации инвестпроекта по модернизации "Гродно Азот", но до этого дело не дошло.
 
Правительство, пытаясь ускорить техперевооружение "Азота", поручило концерну "Белнефтехим" и ОАО "Гродно Азот" проработать возможность получения китайских кредитов под реализацию программы модернизации, но ответ был отрицательным: китайские кредиты не решают главной проблемы "Азота" – загрузки сырьем. Ежегодно предприятие нуждается в более 1,2 млрд. куб м, поэтому все варианты дальнейшего развития должны это учитывать.
 
По этой же причине сомнительно участие китайских компаний и в реконструкция комплекса ОАО "Нафтан"-"Полимир". В ситуации , когда российские компании не торопятся с участием в проекте, белорусская сторона хочет их поторопить, предлагая участие в приватизации комплекса мнимым пока конкурентам. Однако стремление подстегнуть конкуренцию в деле продажи нефтехимического комплекса выглядят неубедительно. Беларусь по-прежнему завязана на российскую нефть. В связи с этим достаточно вспомнить пример продажи Мажекяйского НПЗ не российской, а польской компании. В результате Россия просто остановила поставки своей нефти по трубе на этот завод.
 
В Минске это понимают. Думается, многому научила и недавняя история с "Беларуськалием". Тема его возможной приватизации китайскими компаниями еще год-два назад активно обсуждалась, а теперь совсем угасла. Вероятно, не только потому, что Китай, являясь одним из крупнейших мировых потребителей хлоркалия, в случае покупки им белорусского калийного актива неизбежно спровоцировал бы конфликт интересов покупателя и продавца: один заинтересован в высокой цене, а второй – в низкой.
 
Таким образом, все сделанные заявки на участие китайских компаний в приватизации белорусских активов больше напоминают попытку набить им цену за счет создания конкурентной среды, которая пока выглядит мифически.
12:22 27/09/2011




Loading...


загружаются комментарии